Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok

Восточная политика ЕС в свете выборов в Европейский парламент

Выборы в Европейский парламент принесли больше вопросов, чем ответов. Это касается как будущности Европейского Союза, так и его отношений с восточными соседями. Казалось бы, президентские выборы в Украине неслучайно совпали по времени с выборами в Европейский парламент, однако результаты свидетельствуют о том, что интересы и ожидания на Востоке и на Западе Европы расходятся всё больше и больше.

Wyniki wyborów do Parlamentu Europejskiego, zrzut z ekranu strony PE, źródło: results-elections2014.eu

Результаты выборов в Европейский парламент, скриншот с сайта ЕП, источник: results-elections2014.eu

Одновременные выборы в ЕС и в Украине – это не единственное стечение обстоятельств, заслуживающее того, чтобы придать ему символическое значение. 29 мая нынешнего года Владимир Путин основал Евразийский союз, странами-участницами которого, наряду с Россией, стали Казахстан и Беларусь, а в конечном итоге к нему должны присоединиться также Киргизстан и Таджикистан. В то же время 27 мая исполнилась шестая годовщина с момента представления Польшей и Швецией на форуме Европейского Совета инициативы «Восточное партнёрство». Более или менее случайное совпадение этих событий порождает ряд вопросов, касающихся не только настроений, царящих в Евросоюзе, но и того, в какой форме будут развиваться будущие отношения со странами Восточного партнёрства.

Успех евроскептиков

В контексте не только украинского кризиса, но и усиленной деятельности Кремля, нацеленной на расширение влияния России на бывшие советские республики, результаты выборов в Евросоюзе свидетельствуют о том, что складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, евроэнтузиасты в Украине, уже в первом туре выбравшие проевропейского президента Петра Порошенко, с другой – небывалый за всю историю выборов в Евросоюзе триумф праворадикальных сил. Евроскептики, наряду с основным своим намерением уничтожить Евросоюз изнутри, считают, что причины безработицы и экономической стагнации следует искать в последнем расширении ЕС на восток и в притоке эмигрантов.

Страны, в которых евроскептики одержали победу над правящими партиями, примут более решительную позицию по вопросам миграционной политики и дальнейшего расширения ЕС.

Как следует из подсчётов, евроскептические партии могут получить даже 130 мест в Европейском парламенте, насчитывающем 751 депутата, что представляет собой значительную силу. Это голос, с которым придётся считаться. Среди победителей в воскресных выборах – Марин Ле Пен, лидер французского Национального фронта (26% — 24 места в ЕП) и Найджел Фарадж, глава британской Партии независимости Соединённого Королевства (29% – 24 места) – они хоть и не принадлежат к одной политической группировке, но могут заключить соглашение меньшинств и блокировать европейскую легислатуру. Радикалы победили также в Дании (Датская народная партия – 23%) и в Греции (Сириза – 26%). Германия же, хотя и проголосовала в соответствии с прогнозами преимущественно за христианских демократов (36%), направляет в Европарламент также несколько евроскептиков (Альтернатива для Германии (AfD) – 7%) и даже одного неонациста.

Несмотря на несомненный успех евроскептиков, центристские политические фракции пока что составляют в Европарламенте большинство. Более того, праворадикальные партии, которые попали в парламент, разрозненны. Национального фронта Марин Ле Пен из-за его расистской риторики сторонится не только Найджел Фарадж, но и Датская народная партия, и Партия свободы в Нидерландах. Тем не менее, хотя Европейская народная партия и фракция социалистов пока что остаются лидерами, получившими соответственно 213 и 190 мест, трудно представить себе, что эти фракции, как ни в чём не бывало, перейдут к повестке дня, не учитывающей сокрушительную критику, которой подвергся Евросоюз во время выборов. Правящие правоцентристские партии будут вынуждены каким-то образом откликнуться на эту критику, что неминуемо повлияет на направления некоторых секторных политик. В то же время можно не сомневаться в том, что государства, в которых евроскептики одержали победу над правящими партиями, примут более решительную позицию по вопросам миграционной политики и дальнейшего расширения ЕС.

Евроскептические силы будут давить на центристские партии, чтобы они пожертвовали интересами Украины в пользу соглашения с Россией

В этом контексте евроэнтузиазм Майдана кажется преждевременным, а, точнее, опоздавшим на несколько лет. Европейский Союз, в который сегодня стремятся украинцы, — это уже не та организация, куда 10 лет тому назад вступала Польша. Считать, что Брюссель — это спасительный лидер, который поможет модернизировать страну и решить все проблемы, сегодня, наверное, неправильно. Несмотря на то, что украинцы проявили готовность к проведению необходимых реформ (проевропейские кандидаты получили около 80% голосов), возобновление процесса вхождения в ассоциацию в сложившейся евроскептической политической обстановке будет чрезвычайно трудным.

Правда, программа Восточного партнёрства – это тот проект, существованию которого евроскептики не угрожают. Однако судьба ассоциации Украины с Евросоюзом зависит от политической воли стран–членов ЕС. Евроскептические силы будут давить на центристские партии на общеевропейском уровне и, что гораздо существеннее, на национальном уровне, добиваясь, чтобы они пожертвовали интересами Украины в пользу соглашения с Россией. Евроскептики всех политических ориентаций открыто восхищаются Путиным – правые из-за национализма, левые из-за его антиамериканской политики. Нельзя также проигнорировать наиболее очевидный аспект этих выборов, которые всё же отображают реальные настроения, царящие в европейских сообществах. Таким образом, несмотря на существование конкретных положений (ст. 8 Договора о Европейском Союзе), обязующих Евросоюз «развивать особые отношения с соседними государствами», лидеры ЕС утрачивают реальное право вести активную политику соседства на Востоке.

Постепенно убеждаешься в том, что Европейский Союз будет очень осторожно относиться к вопросу очередного расширения. Тем самым он предоставит простор России, которая ведёт интенсивную деятельность с целью удержания и усиления своего влияния на этих территориях. Чтобы Восточное партнёрство могло продолжать реализовывать свои цели, должен появиться лидер, который сумеет объединить вокруг этой инициативы все провосточные силы в самом Евросоюзе. Важно, чтобы Украина в то же время получила сигнал, что путь, который она избрала, не является тупиковым. Таким образом, успех Восточного партнёрства будет и в дальнейшем зависеть, в первую очередь, от заинтересованности и решительности его польских инициаторов.

Перевод с польского: Людмила Слесарева

Читай все статьи
Комментарии 0
Dodaj komentarz