Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Feliks Tuszko

«Последний шанс увидеть остатки коммунизма», — Фотограф Крис Ниденталь едет в Беларусь

«Я буду убеждать молодых белорусов, чтобы они ездили по своей стране и делали документальные кадры. Подобную работу трудно переоценить» - Феликс Тушко беседует с Крисом Ниденталем, всемирно известным фоторепортёром.

Феликс Тушко: Вы принимаете участие в проекте «Polis(h) Photo Lab», который воплощается в жизнь Обществом творческих инициатив «ę». Что Вы намерены делать в Беларуси?

Крис Ниденталь: Я и сам до конца этого не знаю. Я только готовлюсь. Конечно же, покажу свои фотографии и расскажу о том, как работалось во времена Польской Народной Республики. После этого будут организованы мастер-классы для участников.

Чем Вас так заинтересовал этот проект, что Вы решили к нему присоединиться?

С «ę» мы и раньше уже работали. Когда мне предложили в рамках проекта посетить Беларусь, я подумал, что это шанс побывать там, где я ещё не был. Возможно, это последний шанс увидеть пережитки коммунизма. Я хотел бы вспомнить былые времена. Хотя бы на несколько дней.

Чего, в таком случае, Вы ожидаете от этого визита?

Вероятно, это будет похоже на то, с чем я был знаком много лет назад. Но, возможно, оно выглядит несколько лучше. Я хотел бы увидеть, в каком направлении пошли изменения. Я, например, слышал, что в Беларуси очень чисто. Мне это импонирует, потому что при социализме вовсе не было чисто. Хотя тогдашняя грязь, наверное, могла быть кажущейся из-за того, что всё было серым.

Вы планируете показать свои фотографии, сделанные в Польше, по меньшей мере, двадцать пять лет назад. Что бы Вы хотели сказать этими фотографиями людям, которые тогда только родились и для которых эти образы, возможно, мало что значат?

Для меня важно показать, что было тогда, каким был наш путь к свободе, какие у нас в то время были проблемы. Это будет нетипичная презентация Польши. Ведь сегодня нам хотелось бы забыть о прошлом, показывать лишь современные города, скоростные поезда и красивые пейзажи.

А стоит ли показывать Польшу, которой уже нет? Имеет ли это вообще какой-либо смысл?

Этот опыт может быть интересен молодым белорусам. Увидеть, в какой мере та наша былая действительность похожа на их сегодняшнюю повседневность. Возможно, они увидят себя на этих снимках. Я и сам до конца не знаю, понравится ли им это, или же они скажут: «На кой чёрт ты нам это показываешь?!».

А что Вы можете им сказать как опытный фоторепортер?

Я думаю, что самым интересным для них может быть то, что свои польские фотографии я делал, не будучи уроженцем Польши. Я работал для крупнейших мировых изданий. От польских коллег я отличался тем, что смотрел на вещи с совершенно иной перспективы. Она сформировалась в Англии, благодаря чему я отличался от польских фоторепортёров.

В то же время мне трудно учить фотографировать других, поскольку я, как правило, делаю свои снимки интуитивно. Я чувствую, что именно в этот момент нужно фотографировать. Поэтому если кто-то стремится стать фоторепортёром, основное для него – интерес к миру. Это необходимо, поскольку со стороны действительность может казаться банальной и заурядной. Во всём этом важно увидеть документальный аспект фоторепортажа. Иногда, чтобы обнаружить истинную ценность, казалось бы, заурядной ситуации, зафиксированной фотоаппаратом, должно пройти двадцать или тридцать лет.

Я буду призывать молодых белорусов к тому, чтобы они ездили по своей стране и делали документальные кадры. Подобную работу трудно переоценить. Речь идёт не о том, чтобы все снимки были образными, а о том, чтобы запечатлеть образы, которые могут исчезнуть. Для меня этот привкус истории очень важен.

Можно ли такие фотографии, как у вас, свести исключительно к понятию «привкус истории»? А как же фоторепортёрская увлечённость?

Увлечённость в моей работе также очень важна. Я и мои коллеги ставим своей целью показать за границей то, что на самом деле происходит в Польше. Чтобы поддержать своими фотографиями то, что тогда рождалось, то есть «Солидарность». Мы всегда были на её стороне, а не на стороне тогдашней власти. Мы старались показывать то, чего не хотела показывать власть.

Мы никогда не получали никаких инструкций по поводу того, каким образом снимать. Всё это зависело от позиции фоторепортёра – я сам решал, что и как я буду фотографировать.

Чем ещё Вы хотите поделиться с участниками проекта?

Я буду стараться внушить им, чтобы они не боялись, что на рынке фотографии для них не найдётся места. По-моему, лучше быть вольным стрелком, чем работать в штате. При социализме чаще всего это была единственная форма трудоустройства. Теперь же всё диаметрально изменилось. Таков рынок. Я всегда был вольным стрелком. В результате я мог себя чувствовать свободным человеком.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Wolny duch Sergieja Paradżanowa

Быть фоторепортёром – значит быть невероятно свободным, от этого жизнь становится намного приятнее. Ты не должен сидеть в офисе или слушать своих руководителей. Свобода и следующая из неё самостоятельность делает профессию фоторепортёра необыкновенно привлекательной.

Вы говорите о свободе, присущей Вашей профессии. Как во времена ПНР, так и в сегодняшней Беларуси, фотографы работают в условиях ограниченной свободы. Как разрешить эти противоречия?

Во времена ПНР многие штатные фотографы, работавшие в польских газетах, кроме фотографий, предназначенных для печати, делали также снимки «в стол», чтобы со временем опубликовать их, или же пытались каким-то хитрым образом обойти цензуру.

Мне как представителю зарубежной прессы было несколько легче, чем моим польским коллегам. Поляков могли арестовать, продержать в милиции 48 часов или конфисковать оборудование. Нам, зарубежным репортёрам, только угрожали, задерживали максимум на пару часов. Я подозреваю, что и в Беларуси подобная ситуация.

Каким образом пришедшая в 89-м году свобода отразилась на Вашей фоторепортёрской деятельности – с точки зрения стиля работы, подбора тем? Что Вас интересует сегодня?

С того времени я почувствовал частичное выгорание. 89-й год был невероятно интенсивным. Потом, после такой дозы эмоций и эйфории, трудно было вернуться к нормальной работе, интересных тем становилось всё меньше.

С того времени я ношусь с намерением сделать материал о современной Польше. Я не могу за это взяться, поскольку у меня нет ни мотивации, ни идеи, как это сделать. Тогда было настолько очевидно, какие снимки нужно делать. Сегодня всё иначе. А кроме того, я старею и как фотограф уже менее активен. Сегодня я стараюсь работать скорее над своим архивом, чтобы сделать из него что-то путное.

Что Вы фотографируете сейчас?

В последние годы я фотографировал мало. Но то, что происходит в Польше в политическом плане, вынудило меня вернуться к фотографии. Сейчас я хожу на демонстрации Комитета защиты демократии, так как меня охватывает злость, когда я вижу, что с нами делает правительство. Поскольку я много лет снимал историю Польши, я чувствую ответственность за фотографирование того, что происходит сейчас. Однако мне уже не для кого фотографировать. То, что я делаю, я прячу в стол, чтобы иметь в своём архиве образы, которые иллюстрируют очередные трудные страницы нашей истории, наступившие уже после ПНР.

Значит ли это, что история раскрывается для Вас заново?

Да. На одной из демонстраций Матеуш Киёвский даже вытянул меня на публику. Он произнёс со сцены: «Знаете ли вы такую фотографию – «Время апокалипсиса, или Стоящий под кинотеатром «Москва»?». Толпа, состоявшая, в основном, из людей моего возраста, прокричала: «Да! Да! Да!». Киёвский в ответ на это: «Так вот – здесь вместе с нами находится Крис Ниденталь». Я растерялся, а он пригласил меня на сцену. Я сказал: «Я всего лишь фотограф. Я сейчас стираю пыль с фотоаппаратов и возвращаюсь к работе. Хоть я давненько уже этого не делал». Похоже, это было самое умное, что я мог тогда сказать. Наша работа заключается не в том, чтобы выступать перед публикой. Я сделал это, поскольку то, что сейчас происходит, не должно было никогда произойти, но тем не менее произошло.

То есть Вы делаете фотографии, когда происходит что-нибудь плохое?

Мне кажется, многие из тех, кто меня узнаёт на демонстрациях, думают: «О! Здесь Ниденталь, значит что-то произойдёт». Это приятно, но не стоит преувеличивать.

В фотопроектах какого рода Вы участвуете сегодня?

У меня такая привилегированная позиция, что я, собственно, делаю то, что захочу. Хотя когда ко мне обратился Национальный институт Фридерика Шопена с предложением в течение трёх дней снимать Шопеновский конкурс, я немного перепугался. Я отвык от такой интенсивной работы. Это большие переживания – находиться столько времени в филармонии, наблюдать за сильными эмоциями, молодыми пианистами на таком большом международном конкурсе. Я несколько побаивался – смогу ли ухватить атмосферу этого события. Удалось ли мне это, можно будет оценить в августе.

Чем отличается фотографирование Шопеновского конкурса от фотографирования крупных политических событий?

На конкурсе сидишь себе спокойно и не дёргаешься, а во время политических событий нужно прыгать, бегать и искать. Я не знаю, перенёс ли бы я сегодня такой темп работы, как в период ПНР. Коллеги моего возраста ещё активно работают. Но, как я уже говорил, я почувствовал некоторое «выгорание».

Разговор записан при участии Дороты Пабель.

koniec_linia

Chris Niedenthal, źródło: Wikimedia Commons, licencja CC BY-SA 3.0

Крис Ниденталь, источник: Wikimedia Commons, лицензия CC BY-SA 3.0.

Крис Ниденталь родился 21 октября 1950 г в Лондоне. Польский фотограф, один из самых признанных в Европе фоторепортёров. Его снимки украшали обложки известнейших мировых изданий – журналов «Newsweek», «Time» и «Der Spiegel». Лауреат премии World Press Photo за 1986 год.

***

Polis(h) Foto Lab – это программа Общества творческих инициатив «ę», в рамках которой семь польско-белорусских пар фотографов будут создавать фотопроекты, затрагивающие проблематику городской действительности. Экспертную поддержку и вдохновение обеспечивают признанные фотографы и мастера визуального искусства – Крис Ниденталь, Анна Наленцкая, Ян Брикчинский, Агнешка Райс.

Главное фото: Gregory Tran, источник: Flickr, лицензия CC BY-NC-ND 2.0. | Перевод с польского: Людмила Слесарева
Feliks Tuszko

Председатель общества "Свободная Беларусь". Управляющий мастерской "Большая комната". Воспитатель молодежи в Клубе католической интеллигенции. Студент Института социологии Варшавского университета. Регулярно пишет статьи на тему культуры и искусства для журналов "Magazyn Kulturalny" и "Kontakt".

Читай все статьи
Комментарии 0
Dodaj komentarz