Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Maciej Zaniewicz

Юлия Галямина: «Когда рухнет экономика, не будет времени заниматься демократией, надо будет просто выживать»

«Общество в России меняется в лучшую сторону. Помешать этому может, прежде всего, нищета. Когда рухнет экономика, не будет времени заниматься демократией, надо будет просто выживать», — отмечает Юлия Галямина — гражданский активист, политик, сооснователь и эксперт Школы местного самоуправления.

Мачей Заневич: После выборов, которые прошли в России, большинство западных и либеральных российских экспертов объявило победу оппозиции. Вы согласны с этим?

Юлия Галямина: Да. Это качественный скачок, какого раньше не было. Хотя есть свои недостатки в этой истории, но результат оппозиции — это успех.

Почему это произошло именно сейчас?

На выборах пять лет назад наших депутатов из оппозиции было не так много. Муниципальные выборы казались несерьезными — все боролись с Путиным и так далее. Сейчас на волне интереса к своим районом и борьбы с реновацией, которая проходила в Москве, возникло много местных активистов, которые обратили свое внимание в сторону муниципальных выборов. Кроме того, политики, которые до сих пор пытались баллотироваться на других уровнях власти, поняли, что там сложно, и пришли на муниципальные выборы, где бороться за власть проще.

Правда, что на успех оппозиции очень сильно повлияли протесты против реновации?

Да, это были последние капли, которые изменили ход событий. Хотя таких факторов было очень много. Одним из них были такие проекты, как наша Школа местного самоуправления, которые привлекали интерес к местной политике и помогали кандидатом становится более профессиональными.

В чем заключается суть этого проекта?

Начиная с 2014 года, мы каждый месяц, кроме лета, проводили сессии для локальных активистов, где они могли узнать, как выглядит работа местного депутата. Это первая часть. Вторая часть касалась того, как вести гражданские кампании, третья — была посвящена предвыборным технологиям. Мы показывали, как обустроены выборы с точки зрения полит технологии.

Вы имеете в виду «Убер-политику»?

Нет, это другая история. Из нашей школы пошло баллотироваться 200 активистов — 50 из них победило.  Мы были первые, кто начал к этому вопросу относится сознательно. Потом возникли другие проекты, например, «Открытые выборы».

В самом конце еще пришел Гудков с Кацом со своей «Убер-политикой», которая тоже дала хороший результат, поскольку повысила интерес к местным выбором.

В чем суть политического Убера?

Они сделали стандартизированную избирательную кампанию, в которой человек может просто подписаться и делать все по шагам. Любой человек мог воспользоваться разработанной схемой, но взамен он должен отдать свое имя Гудкову. Он покупал лояльность за счет помощи.

Плюсом было то, что это повысило интерес к местным выборам, минусом — что за этим проектом стояла совершенно неправильная политическая философия, которая мне кажется неверной и в стратегическом плане даст негативные результаты.

В каком смысле?

Туда мог записаться любой человек. Критерии отбора людей были непрозрачные. Отбором в основном занимался Максим Кац. Эти люди могли не вкладывать почти никаких ресурсов и усилий. Они могли ничего не делать для своих избирателей и быть неузнаваемыми, но, несмотря на это, некоторые из них становились депутатами. Это система, позволяющая из любого говна сделать конфетку.

Главное, чтобы они поддерживали Гудкова? Это связано с выборами мэра Москвы?

Да. Главное, чтобы Гудков прошел муниципальный фильтр, а то, что они будут делать для своих избирателей, уже не имеет значения. Это абсолютно разрушает ту концепцию политической культуры, которую мы пытаемся продвинуть, что политик должен быть привязан к своему району и быть активистом, прежде чем он становится политиком.

Случалось тоже, что в районах, в которых местные активисты не записались к Гудкову, им ставили конкурента. Мы могли бы выиграть гораздо больше мест, если бы не это.

Это звучит очень грустно. Получается, что главным качеством большого количества тех людей, которые стали депутатами, является верность Гудкову.

Нет, это не большое количество. Конечно, есть такие люди среди тех, кто попал в советы, но большинство из них, это все-таки активисты.

В связи с этой неправильной философией Гудкова вы его не пригласили на Муниципальный съезд депутатов?

Во-первых, мы не звали никого. К нам мог записаться каждый. Если бы Гудков записался, он мог бы принять участие в конгрессе.

Источник: Страница Конгресса независимых муниципальных депутатов Москвы в Facebook

Источник: Страница Конгресса независимых муниципальных депутатов Москвы в Facebook

Значит он не хотел?

Да, не хотел. Хотел, наверное, чтобы его пригласили, но мы никого не приглашали. Все записывались сами, платили равные деньги — это признак равноправия.

Второй вопрос — мы не хотели, чтобы там были политики регионального уровня. Нам очень важно было манифестировать существование местного самоуправления не как части вертикали власти, а как самостоятельное, у которого могут возникнуть свои идеи, которые не пришли сверху.

А что вас объединяет?

У нас есть общая повестка. Мы выступили с законодательной инициативой по расширению полномочий местных депутатов в Москве.

Сейчас же самоуправление имеет право участвовать в процессах власти, но без контроля за деньгами, без возможности что-то инициировать. Например, мы не можем сами взять бюджет, посмотреть на него и организовать тендер. Можем только подписать акт открытия и закрытия работы. Это не наш бюджет, даже не субвенции, хотя бы целевые.

Насколько эта победа оппозиции на местном уровне может повлиять на результаты думских или президентских выборов?

Если один из депутатов будет хорошо работать для своих избирателей, он может выиграть на городских выборах, но на федеральном уровне не стоит ожидать скорых побед.

Как вам кажется, на ближайших выборах мэра у Гудкова есть шансы выиграть?

Не знаю, но вряд ли он выиграет. Лично я не вижу для этого оснований.

Почему?

Он может не пройти муниципальный фильтр, может даже не собрать нужное количество подписей. Он не пользуется такой популярностью.

Можно ли сказать, что он является практически единственным возможным кандидатом от оппозиции?

Нет. Есть и другие кандидаты. Еще не известно, кого выдвинет «Яблоко». Не факт, что партия выберет Гудкова.

А у вас лично есть свои кандидаты?

Сейчас я не вижу такого кандидата, который был бы электорабельный. Если «Яблоко» выдвинет Гудкова, я его поддержу, хотя считаю, что ему надо поработать над своей повесткой и имиджем. Он умеет использовать современные политтехнологии, но в плане содержания у него не все хорошо.

Уже совсем скоро в России пройдут президентские выборы. По вашему мнению, у Навального есть шансы выиграть?

Я не думаю, что он наберет достаточно голосов, чтобы пройти во второй тур. Во-первых, даже независимая социология показывает, что он недостаточно известен. Во-вторых, в некоторых регионах очень сильная фальсификация выборов и с этим невозможно ничего сделать. Так что я думаю, у него нет шансов выиграть. Возможно, он даже не сможет принять участие в этих выборах.

Я вспомнил о Навальном, потому что его подход схож с вашим, ведь он тоже начинал с местного урованя…

Нет, это совсем не так.

Он же помогал людям решать их проблемы с ЖКХ…

Они очень быстро закрылись. Сам Навальный про свой район не знает ничего и не участвует в местной общественной жизни. В Марино не победил ни один оппозиционный кандидат! Мне лично такой подход не нравится. Политик должен начинать от своего дома и постепенно расширять свои горизонты.

Вы над этим работаете? У вас получается выходить за рамки Москвы и охватывать регионы? Можно ли сказать, что в регионах нет гражданской активности?

В регионах ее меньше, это правда. Там активисты все друг друга знают. Так было и в Москве лет 10 назад, но теперь их столько, что всех знать в лицо невозможно. За этим процессом можно наблюдать и в регионах, но его скорость значительно меньше, чем в Москве.

Стоит ли ожидать, что оппозиции через несколько лет удастся добиться в регионах такого же результата как в Москве?

Да, в крупных городах это вполне возможно. Но не стоит забывать, что мы столкнемся с фальсификацией. В Москве все-таки стараются не фальсифицировать, хотя я не отрицаю, что такие случаи имеют место.

Например?

У нас в районе, например, вписали 28 галочек за «Единую Россию», в результате чего победил их кандидат. Они просто вписали галочки. Потом пересчитали бюллетени и сказали: «ой, мы ошиблись». В данный момент есть уголовные дела по факту фальсификации, но каким будет решения суда мы не знаем.

В регионах это выглядит еще хуже, но в принципе они готовы к тому, чтобы оппозиция проходила в муниципальные советы. В Псковской области, например, из 240 депутатов победили 40 представителей оппозиции из партии «Яблоко». Это результат их длительной и стратегической работы.

Можно ли утверждать, что в России произошел переломный момент, после которого оппозиция начнет укреплять свои позиции в регионах?

Нельзя сказать, что теперь будет лучше. Чтобы так случилось, надо работать. Конечно, власти будут нам вставлять палки в колеса и делать все, чтобы люди в нас разочаровались.

Общество меняется в лучшую сторону. Что этому может помешать? Помешать этому может, прежде всего, нищета. Когда рухнет экономика, не будет времени заниматься демократией, надо будет просто выживать.

Это значит, что люди будут поддерживать нынешнюю власть, даже если рухнет экономика?

Именно сейчас люди будут поддерживать власти! Если экономика не рухнет, люди начнут эмансипироваться, принимать участие в каких-либо проектах.

Нищета играет на руку Кремлю?

Конечно. Это не секрет, что чем меньше у людей ресурсов, тем меньше демократии. Если тебе не надо круглосуточно думать о том, как выжить, ты можешь делать что-то еще.

Закручивание гаек — второй важный для нас момент. Если власти начнут очень сильно давить на людей, они будут меньше заниматься политикой.

Эти два процесса — нищета и закручивание гаек — могут прервать тот общественный тренд, который мы сейчас наблюдаем и который дает шансы оппозиции на победу.

***

Статья опубликована в рамках проекта «Журналистика в эпоху дезинформации. Как писать о Польше в России и о России в Польше?» при финансовой поддержке Центра Польско-российского диалога и согласия в рамках IV Открытого конкурса.

Главное фото: Источник: galiamina.ru
Читай все статьи
Комментарии 0
Dodaj komentarz