Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Jacek Radzymiński

Наследие русского мэра Варшавы Сократа Старынкевича

Для своего поколения он был абсолютным феноменом, человеком из другого мира, о жизни которого складывали легенды. В памяти поляков он навсегда останется мэром Варшавы — города на западных рубежах империи. Что же осталось в современной Варшаве со времен «нашего мэра»?

Рассказывают, что у него были польские корни. Поговаривают, что он покинул ряды армии, чтобы не участвовать в подавлении Январского восстания. Когда же в 30-х годах ХХ века появилась угроза, что из-за работ на православном кладбище его могила может пострадать, то защитить ее вышли толпы благодарных столичных жителей. Но чем же именно он заслужил такую любовь и поддержку горожан?

Прогулка по несуществующему городу

Нам трудно представить Варшаву тех времен, ведь после Второй мировой войны город восстал практически из пепла. О Варшаве начала ХХ века читают только старшеклассники в произведении Болеслава Прус «Кукла», готовясь к выпускным экзаменам. Если же и появляются какие-либо напоминания о тех временах, то все они связаны с межвоенным периодом и Большой Варшавой Стефана Стажинского.

В отличие от Стажинского, планы и проекты Старынкевича были не столь масштабные. Его деятельность была направлена на улучшение жизни обычных граждан. Возможно, именно из-за своей неприметности многие плоды его деятельности можно увидеть и ныне.

Чистота не только в намерениях

Когда правительство спросило, почему именно в Варшаве — городе бунтовников — должна быть построена канализация, если даже в столице империи Романовых такой системы нет, Старынкевич отвечал, что тяжело будет требовать от Вильяма Линдлея успехов в строительстве канализационных систем Петербурга, если он не проявит себя в менее масштабном проекте. Варшавская водоочистительная система (так называемые Варшавские фильтры) были прорывом той эпохи. Вода была настолько чистой, что в резервуарах жили маленькие рыбки и планкторны, которые просто гибнут при минимальной загрязненности воды. В наше время такая система выглядит очень оригинально и привлекает многих посетителей на дни открытых дверей. Восстановленные не так давно здания из красного кирпича демонстрируют насколько значительным цивилизационным скачком было их постройка.

Hala filtrów powolnych; Źródło: commons.wikimedia.org

Зал водоочистительных сооружений, Варшава; Источник: commons.wikimedia.org

Еще одно важное место, о котором стоит вспомнить, это кладбище Повонзки. Его территория больше, чем площадь Ватикана, а само кладбище по праву можно считать одной из достопримечательностей польской столицы. Здесь похоронены многие деятели польской культуры. Для многих из них не нашлось бы места, если бы в 1884 году не был основан второй некрополь в районе Брудно. Его открытие также является заслугой Старынкевича. В искусственно сжатом стенами городе не хватало места, где можно бы было хоронить умерших. Многие исторические захоронения, столь важные для национальной идентичности, систематически уничтожались для освобождения места для новых захоронений. Так что открытие нового кладбища спасло город не только от уничтожения могил, но и от очередных вспышек эпидемии.

Цивилизованная торговля и транспорт

Восстановленный рынок на улице Кошиковой — культовое место для варшавских хипстеров. Этот рынок, так же как и рынок на Мировской площади, — результаты работы «нашего мэра». На замену торговли на улицах города должна была прийти эпоха организованных торговых точек, где существовал бы контроль над качеством продуктов.

Были также сделаны важные шаги в создании новых транспортных соединений. Трудно себе представить, но длительное время два берега Вислы соединял лишь один железнодорожный мост, да и власти выступали против идеи его строительства.

Hala Mirowska; Źródło: commons.wikimedia.org

Халя Мировская; Источник: commons.wikimedia.org

Достаточно лишь взглянут на сегодняшнюю Варшаву, чтобы понять, насколько большой проблемой является отсутствие кольцевой автомобильной дороги и насколько проще стала жизнь после открытия ее части. Во времена Сократа Старынкевича город был сдавлен и просто задыхался. Дороги были словно паутина, опутавшая город, а транспортировка товаров была трудоемким и дорогим процессом. Товары разгружали на одном берегу, а потом на телегах и барках перевозился на другой берег. Строительство нового моста значительно упростила коммуникацию между двумя берегами Варшавы.

Кредит доверия

Людей той эпохи не удивляло высокомерие чиновников. Времена правления Александра III были периодом наплыва некомпетентных и примитивных чиновников, по сравнению с которыми чиновники, о которых писал Чехов, кажутся просто профессионалами своего дела.
Русификация достигла апогея. Шутка о жене генерал-губернатора Марии Андреевне Гурко, которая якобы приказала застрелить всех воробьев в парке Лазенки и привезти новых воробьев из Томской губернии, чтобы они чирикали по-русски, лишь частично иллюстрирует все происходящее.

В городе проверяли вывески, чтобы надписи на двух языках были одинакового размера, учеников выгоняли из школ за разговоры на польском, а священнослужителям, проводящим похороны на польском отказывали в выдаче паспорта — это были те меры, которых жители Варшавы ожидали от царской администрации. На их фоне мэр города казался человеком с другой планеты — был вежлив, любезно принимал представителей интеллигенции и аристократии. Более того, обсуждал с ними идеи и планы на будущие. Не удивительно, что варшавские русские говорили о «ополячивание» Старынкевича.

Ко всему прочему еще и строительство костела Всех Святых возле площади Гжибовского. В империи к католикам везде относились без особой симпатии. Во времена разделов Польши костелов было построено даже меньше, чем во времена Польской народной республики. Строительство святыни началось еще перед Январским восстанием, но правительство строило козни, чтобы оно никогда не было закончено. Зеленый свет и перспектива завершить проект появилась именно благодаря Старынкевичу. Православный мэр во главе учредительного комитета католического храма — это было по истине уникальное явление имперского масштаба.

Kościół Wszystkich Świętych w Warszawie; Źródło: commons.wikimedia.org

Собор Всех Святых; Источник: commons.wikimedia.org

Горизонты идей

Кончено, воплотить в жизнь удалось не все идеи. Построить дорогу через Саксонский парк и сделать улицу Маршалковскую городской артерией, которая бы соединила север и юг, удалось лишь во времена гитлеровской оккупации. Не удалось изменить и район Повишле, который так и остался немного пугающим. Не хватило денег, энергии и людей, которые бы могли все это осуществить. Главное, что осталось понимание, что на Варшаву можно посмотреть иначе.

Варшавская Прага не была кардинально изменена во времена войны. Пройдясь по улице Торговой, можно увидеть тот город, который был частью Варшавы Старынкевича, которую он так хотел модернизировать. Варшавские дома были построены из недорогих материалов, переполнены, а в городских лабиринтах гнездились тысячи людей, у которых не было даже надежды на улучшение своего положения. Город нуждался во всем: в широких улицах, доступе к инфраструктуре и развитии промышленности, которая могла бы обеспечить работой пролетариат. В первую очередь, город нуждался в хозяине, который бы хотел улучшить жизнь простых горожан.

Grób Sokratesa Starynkiewicza; Źródło: commons.wikimedia.org

Могила Сократа Старынкевича; Источник: commons.wikimedia.org

Кроме бюста и площади своего имени (которую большинство горожан знают благодаря налоговой, находящийся рядом) имя Сократа Старынкевича не очень заметно в городском пейзаже. То, что создавалось в его эпоху, стало неотъемлемой частью Варшавы. Лишь небольшая группа энтузиастов интересуется и знает, что то или иное сооружение создано «нашим мэром». Не было особых инициатив увековечить его память, а его роль в истории никогда особенно не выделялось. Хотя это не меняет того факта, что если вы выдете современную и удобную Варшаву сегодняшних дней то вы видите тот город, который стремился создать Сократ Старынкевич.

***

Статья опубликована в рамках проекта «Журналистика в эпоху дезинформации. Как писать о Польше в России и о России в Польше?» при финансовой поддержке Центра Польско-российского диалога и согласия в рамках IV Открытого конкурса.

Jacek Radzymiński
Читай все статьи
Комментарии 0
Dodaj komentarz