Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Filip Rudnik

Демократия VS дезинформация. Польский опыт противодействия

Допрошенные по делу предполагаемого вмешательства России в американские президентские выборы юристы Facebook подтвердили, что почти 146 млн пользователей сервиса могли стать жертвами российской дезинформации. И это лишь вершина айсберга. А как ситуация выглядит в Польше?

Платформа YouTube подсчитала, что более 1000 размещенных видео были связаны с российскими спецслужбами. Сотрудники сети Twitter говорил про 37 тысяч созданных аккаунтов, которые служили рупорами кремлевской пропаганды. Социальные сети вместо того, чтобы становиться платформами для обсуждений разных взглядов и позиций, сеют глобальную панику, убивая ценность информации и стирая любые грани объективности. Это мировая тенденция, поэтому и Польша не стала исключением, ведь у Кремля есть здесь свои интересы.

Варшава под прицелом

Сама по себе дезинформация не является новым явлением, хотя сейчас, благодаря доступности социальных сетей, угроза для общества перешла но новый уровень. В Польше активно начали говорить о дезинформации после аннексии Крыма и украинском Майдане. Эти события продемонстрировали, насколько это опасное явление. На передовой, конечно, очутились украинцы, которые начали защищаться от Кремля и в медиапространстве. Яркий этому пример — проект stopfake, созданный Киево-могилянской школой журналистики в марте 2014 году. Что важно, сайт проекта имеет 11 языковых версий, в том числе и польскоязычную.

«Осознание угрозы со стороны российской дезинформации в Центральной и Восточной Европе появилось уже давно. Во время работы над отчетом авторства stopfake в 2017 году оказалось, что определенные механизмы и способы нарратива, например, в Польше и Словакии функционируют одинаково. Начался поиск источника. Именно так были найдены сообщества и русскоязычные порталы, которые работали во благо интересов России» — говорит Войцех Покора, сотрудник польскоязычной версии сайта stopfake.org.
«Польскую версию создали в июне нынешнего года и на данный момент мы разоблачили почти 300 фейков. Часть из них — это переводы, но есть также и такие, которые были созданы исключительно для польского рынка. Масштабы угрозы поистине значительные», —отмечает Покора.

Журналистский fact-checking — способ очень нужный и полезный, но он не является единственным оружием в борьбе с пропагандой и манипуляциями, особенно в случае борьбы с Кремлем.
«Проверка фактов — это хороший инструмент для борьбы против фейковых новостей тогда, когда данную информацию можно проверить, опираясь на достоверные факты. Однако таких случаев не так много, поэтому это лишь часть целого механизма. Дезинформация не должна базироваться на фактах. Часто случается так, что это интерпретация, мнение или нарратив», — подчеркивает Марта Ковальская из Centrum Analiz Propagandy i Dezinformacji.

Но есть одно но: право на высказывание своего мнения — это же и есть свобода слова. Факты можно проверить, но как вывести на чистую воду и объяснить все спорные моменты в том или ином высказывании? Ключевыми в этом процессе являются знания.
«Человек, который не знает, как функционирует Россия, не знает ее политических целей часто не может противостоять пропаганде. Нужен широкий кругозор: бывает так, что появляются сообщения, которые имеют в себе незначительный дезинформационный потенциал. Видя общую картину медиасферы, можно проследить конкретные тенденции», — объясняет эксперт.

Что важно, нарратив, созданный для Польши, может использоваться и вне нашего медиапространства. Марта Ковальская приводит пример ситуации вокруг польского закона о декоммунизации: «Это событие комментируют представители российских властей, в том числе дипломатические представители в своих профилях в социальных сетях. Например, представительства России в США и Канаде опубликовали информацию о том, что Польша не принимает интерпретацию освобождения Польши Советской армией и неблагодарно отрицает историческую правду. В случае этой кампании использовался даже специальный хэштег», — говорит Ковальская.

Хватит ли нам «щита русофобии»?

Многие комментаторы отрицают опасность со стороны России. Поляки — учитывая их исторический опыт отношений с Россией и свои проамериканские взгляды — могут противостоять пропаганде Кремля. Петр Погожельский, журналист и автор отчета «Угроза российской дезинформации в Польше и формы противостояния», отмечает, что это не совсем так. Дезинформационный нарратив может быть намного более изысканным.
«Сомневаюсь, что россияне ожидали, что мы в один момент полюбим Путина и Красную армию», — объясняет Погожельский. «Но остается возможность подкинуть какую-нибудь тему людям патриотических взглядов. Конечно, это касается Украины и может привести к тому, что антиукраинскую интерпретацию поддержат те люди, которые даже не осознают, что это на руку России», — говорит Погожельский. Все современные польские болячки — споры с Украиной и антипатия к Европейскою союзу — могут быть очень выгодно использованы в будущем.

Сложности в борьбе с пропагандой связаны не только с тематикой, но и с многогранностью и разнообразием форм представления информации. Растущая популярность блогеров на YouTube – часто говорящих о политике — приводит к тому, что популярные видеоролики могут стать способом для передачи конкретных идей и повествования. Появляется новая сложность — манипуляции в тексте найти проще, чем в видеоматериале. «Потенциально таким «носителем» для дезинформации может стать сервис для стриминга компьютерных игр twitch.tv» — отмечает Марта Ковальская.

Медиаграмотность как обязательный предмет

В нынешнее время в немецком Бундестаге продолжается дискуссия о решении на законодательном уровне проблемы манипуляции в СМИ. Этому должны были послужить специальные приговоры суда, которые обязывали бы интернет-порталы блокировать профили, которые распространяют ложную информацию. В Польше, к сожалению, активного обсуждения этой проблемы нет, но давайте посмотрим правде в глаза: может ли законодательство что-либо изменить в этой ситуации? Возможно ли вообще совместить демократию с какими-либо ограничениями свободы в цифровом пространстве? В случае успешного противодействия российской дезинформации — также, как и любой другой — важную роль играет гражданская сознательность.
«Борьбу с дезинформацией стоит поддерживать качественным информированием о том, что происходит внутри России, хотя бы помощью в установлении контактов между польскими и независимыми российскими журналистами. Такое сотрудничество может помочь предотвратить появление некоторых манипуляций или объяснить контекст, откуда они появляются», — говорит Катажина Химяк из ассоциации «За свободную Россию»
«Без прямых контактов такие манипуляции часто просто незаметны», — подчеркивает Химяк, добавляя, что акцентирование внимания исключительно на скандальных высказываниях российских политиков или на политике Кремля только укрепляет позиции России. Правительство РФ хочет, чтобы их страну воспринимали как грозный, враждебный Западу монолит.

Иное решение — медиаграмотность в широком понимании, о которой так часто говорят журналисты.
«Информацией сегодня является все: текст, картинка, звук. Стоит объяснить обществу, особенно молодежи, что источник или содержание информационного сообщения может быть частью конкретной цели», — говорит Марта Ковальская. Такую точку зрения поддерживает и Войцех Покора: «В школьных программах редко появляется предмет, связанный с медиаграмотностью. Мы должны научить молодых людей использовать СМИ, потому что сегодня каждый является их создателем, а это несет в себе большую угрозу. В наше время нужно проверять каждую информацию и источник, узнавать, кто является издателем и автором того или иного текста. Это базовые вещи, который часто неизвестны аудитории».

Это может показаться парадоксальным, но свобода слова и сильные институты власти идут в паре с противостоянием дезинформации. Широкий и прозрачный медиаобраз без разделения на два вражеских табора позволяет проверять информацию само собой.
«Испорченное государство и общество без доверия к государственным органам является легкой добычей для дезинформации. Режиму легче действовать и обосновывать свою позицию, если противником является слабое государство», — подытоживает Химяк.

Дезинформация очень быстро приспосабливается к политическому хаосу. Используя свободу социальных сетей, она становится неотъемлемой частью медиапространства, в котором все тяжелее отличить правду от лжи. После всех перипетий вокруг американских выборов и вмешательству со стороны российского правительства можно наблюдать, как поляризованное американское общество активно участвует в интернет-сражениях, где разрешены все аргументы.

Хотя это далеко не единственный результат, к которому может привести успех дезинформации, что подтверждает трагический пример Мьянмы (Бирмы). Поддельные новостные сюжеты, основанные на устаревших фотографиях, разжигают этническую ненависть и поощряют убийства мусульман Рохинджа. Просто напомним, что очень похожий механизм применяется и в случае неправдивых новостей касательно Волынской резни — «информационные материалы» иллюстрируются фотографиями абсолютно других исторических событий. Пример Бирмы показывает, что обычные манипуляции с фотографиями могут быть началом чего-то более масштабного. Именно поэтому стоит говорить о дезинформации и ее опасности.

***

Общественный проект при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Польши в рамках конкурса «Публичная дипломатия 2017» — компонент II «Восточное направление польской внешней политики 2017». Опубликованные материалы отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с официальной позицией Министерства иностранных дел Польши.

Главное фото: VOA News; Domena Publiczna
Читай все статьи
Комментарии 0
Dodaj komentarz