Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Łukasz Grajewski

«Мы все виноваты» – интервью с Александром Милинкевичем, ч.2

Представляем вторую часть интервью с Александром Милинкевичем, кандидатом на пост президента Беларуси в 2006 г., общественным деятелем и политиком. Первая часть интервью была опубликована 8 июля.

Александр Милинкевич, автор: Саша Грожевский

Александр Милинкевич, автор: Саша Грожевский

Лукаш Граевский: Оставим на время оппозицию. Может быть белорусы, которым президент обеспечивает основные жизненные потребности, просто не хотят перемен …

Александр Милинкевич: Люди в Беларуси часто живут лучше, чем в Советском Союзе. В регионах, главным образом, живётся лучше, чем в Украине и даже России. Нет олигархов, бандитов как в Чечне. Лукашенко дал нам определенный средний уровень жизни. У нас нет таких диспропорций, такой бедности. Но ведь не хлебом единым жив человек. Люди не хотят и дальше жить в страхе и лжи, которая звучит по телевизору. Они поняли, что глава государства уже не Дед Мороз, который привозит из Москвы миллиарды долларов. Около 2/3 общества хочет перемен.

Только этого желания не видно. Или в Беларуси по-прежнему  царит призрак homosovieticus? А может прав был Оскар Кольберг, польский этнограф XIX века, когда писал: «Белорусский народ странно хороший и спокойный. Это материал, из которого любое мудрое правительство могло бы сделать всё, что захочет».

Вы знаете, что машина репрессий затрагивает в основном тех, кто борется за свободу. Но для остального большинства, в принципе, так происходит во всем мире, это вообще не является важным. По телевизору вместо лица Лукашенко лучше посмотреть хорошее кино. На работе лучше не говорить о политике, не ходить на митинги, не агитировать. И жизнь будет идти спокойно. Те, кто всю жизнь прожил в СССР, говорят  следующее: «О какой свободе вы говорите? Ведь мы выезжаем из страны, ходим по улицам, ночью спокойнее, чем в любом российском городе, или даже Польше». И они говорят об этом со всей честностью. Для большинства людей материальная обеспеченность стоит на первом месте. Опросы уже 10 лет говорят о поддержке оппозиции 30% населения. Это молодые люди, более образованные, предприимчивые. Среди тех, кто посещает страны ЕС, нас поддерживает 80%. Только после введения границ шенгенской зоны вдоль Буга шанс таких визитов значительно снизился.

Давайте поговорим об этих материальных соображениях. Оказалось достаточно, чтобы экономический кризис постучался в двери белорусских домов, а скорее автомобилей, и в Минске начались протесты, которых никто себе даже не мог представить – 7 июня водители заблокировали главную улицу столицы, требуя снижения цен на топливо. Можем ли мы уже говорить о новом явлении?  

В демократических структурах я работаю с конца 80-х годов. Мы всегда старались делать упор на самоорганизацию. Только нас интересовали возникающие проблемы местного значения, которые мы и старались решить. На этот раз мы имеем дело с явлением, которое охватывает целое государство. Люди выступают против цен на топливо, которые, при одновременном снижении заработной платы, становятся невыносимыми. Интересно, что в той акции не участвовали политики. Похоже на то, что, при сегодняшних коммуникационных возможностях, они не нужны людям. И это хорошо, что такие выступления происходят спонтанно. Это своего рода преобразование серых советских жителей в граждан.

Александр Милинкевич, автор: Саша Грожевский

Александр Милинкевич, автор: Саша Грожевский

Это немного похоже на «спокойную», назовем её «белорусской», версию событий в Северной Африке. Имеем фактор Интернета, налицо протесты, только люди ведут себя очень вежливо.

Организовываются. Это новый уровень. Масштаб этих протестов велик, а сообщение, направленное властям, ясно – мы хотим перемен, так как нам живется все хуже и неувереннее.

Протесты нарастают, доходит до теоретической ситуации, когда возможна смена правящих элит. Что вы тогда будете делать? При всем уважением, и Вы, и Ваши коллеги по оппозиции 17 лет были полностью исключены из аппарата управления.

Я 15 лет назад, в1996 г., ушел в знак протеста против изменений в конституции. Это для точности. А если серьезно, нас ждет процесс формирования новой элиты, которой будет не хватать опыта. Мы должны создать потенциальную шкалу ошибок, которые затронут нашу страну после перемен. Для того чтобы избежать трагической ситуации, в которой этих ошибок будет слишком много, следует уже сейчас думать о кадрах. И поэтому наша задача, в дополнение к заботе о правах человека, демократии и применении принципов свободного рынка, состоит в работе в регионах, работе с людьми. Мы планируем начать работу Национального народного университета (по примеру ваших «летающих» времен «Солидарности») с выпускниками в Польше, Словакии, Эстонии и других странах. Мы хотим учиться на опыте соседей.

Иначе выглядит работа с людьми в регионах, а совсем по-другому управление государством, экономикой, несколькими министерствами и внешней политикой. Этому с нуля нельзя научить людей.

Конечно. Однако, пожалуйста, не забывайте, что с точки зрения образования Беларусь не отстаёт от Европы. Это не отвергает факта, что не хватает менеджеров для осуществления трансформации, людей, обладающих соответствующим опытом. Все больше молодых и умных людей уезжает за границу. Думая о формировании новых элит, мы рассчитываем на их возвращение.

Не будет ли наилучшим решением своего рода круглый стол и захват власти какой-либо из нынешних структур с частичным допуском оппозиции?

Во властных структурах есть разные люди. Конечно, мы не в состоянии заменить всех – это абсурд. В вертикали власти Лукашенко много трудоспособных, образованных, молодых специалистов, которые могут быть очень полезны. Я против отрубания головы всем тем, кто каким-либо образом был причастен к власти. Наказывать следует тех, кто совершил преступление. В этих случаях справедливость должна восторжествовать, а новая власть должна обеспечить её соблюдение. Только без крайностей.

Беларусь, однако, не избежит  проблемы так хорошо знакомой полякам. Некоторые будут требовать белорусского Института национальной памяти, проведения люстрации. А может эти вопросы будут «заметены под ковер»?

Это очень сложный вопрос. Мы исследуем опыт стран ЕС, чтобы выработать свой подход. Основной принцип – честность и прозрачность.

Милиционеры, которые били демонстрантов в ночь после выборов, заслуживают ли они наказания?

Я верю в честное, человеческое раскаяние. Если бы это зависело от меня, я рассчитывал бы на своего рода публичное признание своей вины. Новая власть не должна начинать с сажания в тюрьмы. Конечно, есть несколько вариантов, над которыми работают правозащитники. Важно, что решение не будет больше зависеть от одного человека, а от нового парламента, избранного в ходе свободных выборов.

С нынешним президентом тоже надо будет как-то поступить.

Я не судья и не прокурор. Главный вопрос звучит так: Виновен ли этот человек в смерти оппозиционных политиков, которые погибли 10 лет назад? Если его вина будет доказана, он должен понести наказание. Если это не он, то следует найти тех, кто совершил преступление. На данный момент наиболее актуальной является необходимость независимого расследования, а не указывание на виновных. Мы не можем повторять методов Лукашенко.

Интервью проведено 11 июня 2011 г.

 

Facebook Comments
Łukasz Grajewski
Łukasz Grajewski
Редактор польскоязычной версии Eastbook.eu

Socjolog, absolwent Studium Europy Wschodniej UW. Pracował w administracji publicznej, aktywny w trzecim sektorze (Fundacja Wspólna Europa, Polska Fundacja im. Roberta Schumana, Inicjatywa Wolna Białoruś). Autor licznych publikacji o Europie Wschodniej w polskich mediach.

контакт: [email protected]

Читай все статьи