Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Tomasz Horbowski

«Восточное Партнёрство» — не только разговоры дипломатов — II ч. интервью с Нику Попеску

Мы публикуем вторую часть интервью с Нику Попеску, аналитиком Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations – ECFR) и соавтором доклада «Превратить присутствие в силу. Опыт восточного соседства». Нику Попеску гостил в Польше в июле этого года по приглашению Фонда им. Стефана Батория и варшавского офиса Европейского совета по международным отношениям.

Nicu Popescu, Warszawa, lipiec 2011; autor: M. Popielewicz

Нику Попеску, Варшава, июль 2011; автор: M. Popielewicz

Доклад  доступен на английском языке на сайте ECFR а также на польском языке на сайте Фонда Батория. Первую часть интервью можно прочитать здесь.

Ваш доклад был опубликован в начале мая, несколько дней позже Европейская Комиссия опубликовала «Новый ответ на изменение европейской политики соседства». Как вы считаете, соответствует ли документ Комиссии в какой-то степени вашим  постулатам? 

Что же… К сожалению, я боюсь, что наиболее важные проблемы, о которых мы пишем, и с которыми приходится сталкиваться странам Восточного соседства — я имею в виду прежде всего захват власти так называемой политической элитой и очень высокий уровень коррупции — не могут быть решены документами и введёнными ими процедурами. Для решения этих проблем потребуется гораздо больше времени, чем рекомендует документ Комиссии.

В свою очередь, наша главная задача заключается в создании прочного фундамента, на который мы сможем опереть наши будущие отношения со странами Восточной Европы. Конечно, принцип «больше за большее» является наиболее правильным и эффективным, но это только начало. И мы должны понимать, что он никогда  не будет реализован абсолютно объективно. Польша всегда будет более заинтересована  тем, что происходит в Беларуси, чем в Армении, а Франция — ситуацией в Марокко, чем в Иордании. Таким образом, даже если  мы уделим первостепенное внимание реформам, нам всё равно не удастся уйти от географии и интересов отдельных государств.  Из чего следует, что принцип «больше за большее» также имеет свои ограничения. Более чем вероятно, что будет присутствовать своеобразная географическая необъективность. Мы будем поддерживать Украину больше, чем Грузию, даже если в Грузии будут проведены объективно более значимые реформы.

Похоже, что проблема также заключается в том, что правительства стран «ВП» не очень хотят проводить реформы, боясь потерять власть.

В большинстве случаев это действительно так. Однако пример Грузии показывает, что ситуация может быть совершенно противоположной. Грузинские власти провели реформы с целью консолидации власти. В то время как другие страны региона: Азербайджан, Армения и Беларусь избегают реформ, потому что боятся потерять власть. Также следует помнить, что существуют различия в политике отдельных государств. Тем не менее, наблюдается следующая тенденция — элиты хотят сохранить контроль над страной, потому что они получают ощутимую выгоду  от этого. И используют в этой  цели  такие механизмы, как коррупция или государственная монополия во многих областях жизни, которые дают деньги  и соответственно власть.

Когда вы сидите в удобном кресле, не просто уступить его другому. Особенно, если у вас всё ещё есть все инструменты, чтобы сидеть на нём. Недавно я беседовал об этом с моим русским другом. Он сказал мне, что это правда, и Медведев и его люди хорошо знают, что необходимо сделать для модернизации страны, но ничего в этом направлении не делают. И почему это происходит? Ответ прост —  такова жизнь. Мы все знаем, что не полезно пить и курить, а полезно заниматься спортом и рано ложиться спать. Но только немногие из нас действительно делают правильно и ведут здоровый образ жизни. Мы относимся к себе с пониманием. Похожая ситуация и с элитами постсоветских стран. Большинство из них знает, что нужно сделать для того, чтобы изменить ситуацию в стране, но, к сожалению, ничего не делает , или  делает очень мало. В этом контексте наиболее впечатляющая неудача —  провал «оранжевой революции». Не удалось провести реформы, потому что власть была получена слишком рано?  Потому что невозможно было избежать всеобъемлющей коррупции и всепроникающего контроля  посредством неформальных отношений?

Образ, который рисуется, выглядит не очень оптимистично. Однако, на этом фоне есть два ярких пятна. Одним из них является Грузия, которая проводит ряд реформ. Хотя постепенно мы вступаем в очень неопределенную фазу —  что будет в конце каденции Михаила Саакашвили в январе 2013 года? Проблема в том, что Грузия, как страна, которая добилась впечатляющего прогресса (восстановление страны, борьба с коррупцией, привлечение иностранных инвестиций, создание хорошо функционирующих государственных учреждений),  до сих пор ещё не сумела создать стабильную политическую систему, как и подобает нормальной демократической стране. Поэтому грузинская система производит впечатление крайне нестабильной. Политики разделились. И хотя качество функционирования государства несомненно улучшилось, эта политическая система всё ещё нефункциональная и незрелая. Отсутствует чувство политической стабильности, которое позволило бы двигаться вперёд независимо от того, в чьих руках находится власть.

Другим ярким пятном является Молдова с  плюралистической системой и реформами, но которая не в состоянии — более двух лет! — выбрать президента. Всё, конечно, идёт к лучшему, но из-за отсутствия политической стабильности, до сих пор не удалось провести срочные и самые необходимые реформы.

N. Popescu, Warszawa lipiec 2011, autor: M. Popielewicz

Н. Попеску, Варшава июль 2011, автор: M. Popielewicz

В контексте того, что вы сказали о «Восточном партнёрстве», скажите, мы можем ожидать чего-то конкретного после предстоящего саммита «ВП» в Варшаве. Какие-нибудь сюрпризы?

По моему мнению, не стоит ожидать каких-то поразительных изменений. Не только после варшавского, но и после любого другого саммита, конечно же если он не касается утверждения ЕС введения антикризисного пакета. А если серьезно, 90 процентов таких встреч не приносят моментальных результатов. Они являются только последовательными, маленькими шагами на пути к великой цели. Конечно, саммит — это хорошо. Он помогает странам этого региона побыть в центре внимания всей Европы. Но идея «Восточного партнёрства» должна быть реализована на гораздо более низком уровне, как  я уже говорил: зона свободной торговли, визовый диалог, внутренние реформы, обмен между различными секторами, в том числе и обмен студентами.Саммит должен стать ещё одним инструментом — один из многих —благодаря которому  весь процесс двигается вперёд.

Стоит отметить, что наша проблема заключается не в отсутствии контакта между ЕС и его восточными соседями на политическом уровне или на уровне министров. Проводятся регулярные двусторонние встречи, совместные конференции министров иностранных дел, встречи в Брюсселе. Гораздо более серьезной проблемой является развитие контактов и связей также и на других уровнях. «Восточное партнёрство» не должно ограничиваться только до переговоров между дипломатами. Мы нуждаемся в более широком диалоге между министрами, политическими деятелями и экспертами, которые имеют дело с самыми разными вопросами, как в ЕС, так и в странах «ВП»: вопросы энергетики, торговли и т.д. Нам нужно создать больше каналов связи на уровне министров для того, чтобы « Восточное партнёрство» приобрело определённость и динамизм.

И последний вопрос на другую тему. Скажите, как бы вы оценили деятельность  аналитических и исследовательских центров Центральной Европы, думаете ли вы, что они имеют определенное влияние на официальную политику ЕС? И вообще слышны ли голоса новых государств-членов на форуме ЕС?

Я должен признать, диалог между экспертами из стран Центральной Европы и старых  государств-членов ЕС в последние годы является все более и более интенсивным. Важно, что они, похоже, согласны на то, что происходит на Востоке. По- другому выглядит ситуация правительств, которым далеко до согласия. Отношения отдельных стран различны, также различает их и восприятие России. Я не могу сказать, что новые государства-члены имеют общее видение. Все говорят, что хотят каким-то образом фигурировать на Востоке, но если перейти к более конкретным проблемам, появляется много вопросов и несоответствий. До какой степени мы должны конкурировать за этот регион с Россией? На каких проблемах мы должны сосредоточиться в первую очередь? Какой стране следует уделить первоочередное внимание: Украине, Молдове, а может Грузии? Здесь нет единого мнения. Не существует чего-то такого, как общая позиция. Само «Восточное партнёрство» является инициативой чуть ли только не двух стран: Польши и Швеции. Например, Румыния —  второе по величине новое государство-член, очень заинтересовано в Молдове, но её совсем не интересует Беларусь. Или, Польша — страна настолько большая, что всё «ВП» находится в сфере её интересов, но Беларусь, которая близко находиться, всегда будет приоритетной задачей. Нет такого понятия, как коалиция новых государств-членов. Я убежден, что эти страны не консультируются друг с другом по вопросам приоритетов внешней политики. И я сомневаюсь, что Польша консультируется с остальными новыми государствами-членами ЕС о планах действий на Востоке, также как и Румыния. С остальными, вероятно, всё ещё хуже …


Спасибо за беседу.


Вам спасибо.

———————————————————————————–
Нику Попеску (Nicu Popescu) (род. 1981), эксперт Европейского совета по международным отношениям (ECFR).Специалист по странам Восточной Европы и России, получил  докторскую степень в области международных отношений в Центрально-Европейском Университете в Будапеште, в 2010 году консультировал по вопросам внешней политики премьер-министра Молдовы.

Беседа была проведена благодаря Фонду Батория.

Интервью брали: Артур Кацпжак (Artur Kacprczak) и Томаш Хорбовский (Tomasz Horbowski).

Facebook Comments

Tomasz Horbowski, rocznik 1985. Absolwent Studium Europy Wschodniej na specjalizacji Europa Wschodnia/Azja Centralna i Papieskiego Wydziału Teologicznego "Bobolanum". Spędził rok w Kazachstanie na stypendium naukowym w Ałmaty. Pracuje w Centrum Informacyjnym dla Władz Lokalnych w Mołdawii. Idealista z urodzenia, przekonania i wyboru.

Читай все статьи