Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Hanna Balakhovich

Политолог: Макея могут позвать на Саммит в Вильнюс несмотря на “чёрный список”

Руководитель неправительственной организации Freedom House Дэвид Кремер предложил провести Саммит ЕС и стран Восточного Партнёрства (ВП) без белорусских властей. Само мероприятие должно пройти в ноябре в Вильнюсе, и по словам Кремера, которые цитирует агенство Интерфакс, он гораздо более охотно встретился бы с активистами гражданского общества, чем с представителями официального Минска.

Будет ли Беларусь участвовать в Саммите Восточного Партнерства, источник: European Council

Это заявление некоторые эксперты признали довольно спорным. Директор Центра Европейской трансформации Андрей Егоров в комментарии Еврорадио  сказал, что вопрос участия белорусских властей в Саммите ВП вызовет разногласия между ЕС и США, и американские политики будут вынуждены уступить, чтобы не вмешиваться в зону непосредственных интересов ЕС.

Кто представит Беларусь на Саммите в Вильнюсе и изменятся ли отношения на линии Минск-Брюссель в ближайшие 2 года? Ответы на эти и другие вопросы в интервью с политологом Александром Папко.

Белорусские власти не принимали участия в предыдущем Саммите Восточного Партнёрства в сентябре 2011 года в Варшаве. Александра Лукашенку не пригласили на Саммит, в первый день Беларусь представлял посол РБ в Польше Виктор Гайсёнок, а на второй день Саммита официальный Минск сам отказался от участия, обвиняя ЕС в дискриминации. Если Беларусь не пригласят на Саммит в Вильнюсе, это не будет ничем новым ни для ЕС, ни для официального Минска, почему тогда заявление Кремера вызывает споры и дискуссии?

Дело в том, что в данный момент Саммит Восточного Партнёрства является практически единственной возможностью пригласить белорусские власти за стол переговоров с представителями ЕС. Других форм для встреч официального Минска и представителей ЕС фактически нет. Глупо было бы утверждать, что на этих встречах действительно принимаются какие-то решения. На самом деле Саммиты Восточного Партнёрства проводятся для того, чтобы оценить, что было сделано за предыдущие 2 года и утвердить план на следующие 2 года, который в принципе уже давно разработан специальными комиссиями. Это скорее символический жест. И в данной ситуации, на мой взгляд, изолировать официальный Минск рано.

Возникает вопрос, кто тогда представит Беларусь на этом Саммите? Александра Лукашенку вряд ли пригласят, а новый министр иностранных дел Владимир Макей по-прежнему находится под визовыми санкциями ЕС. В то же время нет никаких предпосылок, указывающих на то, что европейские чиновники собираются вычеркнуть Макея из «чёрного списка».

Не стоит забывать о том, что в «чёрном списке» есть одна очень важная оговорка. Белорусские чиновники могут въезжать на территорию ЕС, если это необходимо для поддержания двусторонних отношений, важных политических контактов. То есть на международные конференции белорусские чиновники ездить могут. Поэтому Макею вполне могут выдать визу с целью улучшения контактов между ЕС и Беларусью. Таким образом, Евросоюз не будет идти против своих принципов, приглашая Макея.

Авторы создания Восточного Партнёрства признаются, что проект был придуман с расчетом прежде всего на Беларусь. Кто в данный момент проигрывает – Беларусь, которая не может пользоваться программами Восточного Партнёрства или ЕС, инициатива которого не привела к ожидаемым результатам, и поэтому ВП не может заработать на полную мощность?

Конечно в данный момент хуже самой Беларуси, которая не получает возможности провести реформы, не получает экспертной поддержки, не получает финансирования (хоть и небольшого), например, на модернизацию инфраструктуры, на модернизацию государственных институтов.

Нужно чётко представлять себе, что такое Восточное Партнёрство. Прежде всего это программа межгосударственного сотрудничества, которая состоит из 2 частей. Первая часть — это двусторонние контакты между правительствами 6 стран-участниц ВП и Евросоюзом. Вторая часть – это многостороннее сотрудничество, в рамках которого некоторые или все из этих 6 государств-участников ВП могут объединиться, предложить какие-то проекты и получить от ЕС поддержку на их реализацию.
Беларусь не может участвовать в двусторонней части ВП по политическим причинам. Это было предусмотрено ещё в 2002 году, когда Европейская Политика Соседства разрабатывалась. В Беларуси нет легитимного парламента, нет также институций, через которые можно было бы развивать сотрудничество – советов, в рамках которых проходят встречи между чиновниками из ЕС и Беларуси. Такие советы есть во всех странах, от Азербайджана по Украину. В Беларуси их нет.
Беларусь могла участвовать в многосторонней части Восточного Партнёрства, она могла объединиться с Литвой, Польшей, Украиной либо с какими-то другими странами и попросить поддержки Евросоюза.

Официальный Минск воспользовался этой возможностью. В 2009 году Беларусь, Украина и Литва совместно предложили довольно много проектов. Почему они так и не были реализованы?

Действительно, было более десятка проектов, сначала говорилось о 30, потом о 13. Это были в основном проекты в области инфраструктуры, то есть например строительство железнодорожной магистрали, соединяющей балтийские порты с Украиной через Беларусь, расширение дорожной инфраструктуры, строительство электропроводящих сетей. Всё это было почти готово к реализации, но последнее решение было за Советом ЕС, и касалось оно возможностей финансирования. Деньги на эти проекты должен был выделить Европейский Инвестиционный Банк. Но его мандат не позволяет финансировать проекты в Беларуси. Чтобы Банк выделил деньги, мандат нужно было расширить. Однако в связи с событиями 19 декабря 2010 года, мандат не был расширен, деньги не поступили, проекты заморозились. Таким образом, получилось, что Беларусь не может участвовать и в многостороннем формате Восточного Партнёрства.

Получается, что эти проекты не были настолько значимы, и само Восточное Партнёрство не настолько привлекательно для официального Минска, раз белорусские власти до сих пор не пошли на политические уступки Евросоюзу.

С точки зрения Александра Лукашенко эти предложения действительно не настолько привлекательны. Речь идёт о возможностях провести реформы госаппарата и какие-то инфраструктурные реформы — это инвестиция в то, что может в будущем развить экономику. Но это не многомиллиардные кредиты, не дешёвая нефть, не дешёвый газ. Поэтому Александр Лукашенко и пожертвовал отношениями с Европой, чтобы получить в 2010 году кредит от России.

Украина не портит отношения с Россией и в то же время идёт на сближение с Евросоюзом. Может ли украинский пример подтолкнуть белорусские власти к каким то шагам навстречу Евросоюзу?

Во-первых, Украина не настолько зависит от российских энергоресурсов и рынка, а во-вторых, Украина имеет намного более легитимную власть, парламент, чем Беларусь. То есть Украина не настолько зависима от России, чтобы бояться повернуться в сторону Запада.
В свою очередь Александр Лукашенко боится потерять политическую власть, а если он немного повернётся в сторону Запада, это ухудшит его взаимоотношения с Россией и приведёт Беларусь к экономическому коллапсу. Поэтому на данный момент нет возможностей существенно улучшить отношения Беларуси с ЕС.

То есть независимо от того, будет ли официальный Минск представлен на Саммите ВП в Вильнюсе, в ближайшие 2 года в геополитическом развороте Беларуси ничего не изменится?

Да, но белорусские власти всё же могут пойти на небольшие уступки, которые непосредственно им мало чем угрожают, но могут существенно упростить жизнь белорусскому народу. Например, сейчас на столе переговоров лежит договор об упрощении визового режима, лежат договоры о малом приграничном движении. В планах, которые ЕС подготовил к вильнюсскому Саммиту ВП, как раз упоминается визовая либерализация с Беларусью.
В то же время официальный Минск ведёт себя по принципу «назло маме отморожу уши». Белорусские власти считают, что сделают Европе плохо тем, что не подпишут договор о визовой либерализации для своих же граждан, что в общем-то глупо. Даже от небольшого сотрудничества, от контактов между чиновниками на уровне местных властей, на уровне разных министерств, я думаю, что хуже белорусской власти точно не будет. Хотя бы чуть-чуть разморозить ситуацию можно, и это принесло бы положительные результаты. Но вот геополитический поворот в сторону Евросоюза на высшем государственном уровне сейчас невозможен. Украина подписывает договор о зоне свободной торговли. Что-либо подобное в случае с Беларусью представить просто невозможно.

Facebook Comments

Журналистка Европейского радио для Беларуси www.euroradio.fm

Читай все статьи