Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Adrienne Warren

Использование социальных медиа на Кавказе: обзор по байту

Американская исследовательница Кэти Пирс специализируется на проблемах использования технологий и средств массовой информации в бывшем Советском Союзе. В своем блоге Кэти пишет, что она исследует «социальное и политическое использование технологий и цифрового контента в странах с переходной демократией и полу-авторитарных государствах Южного Кавказа и Центральной Азии, но прежде всего в Армении и Азербайджане». Недавно она опубликовала диаграммы использования социальных медиа на Кавказе — сравнение уровня активности между Арменией, Азербайджаном и, в определенной степени, Грузии. И что же мы там видим?

«Йети ТВ», в горах Кавказа найден телевизор, автор: Glebkach, Источник: Flickr

Согласно статистическим данным за 2011 год, грузины и армяне являются более активными пользователями Интернета, нежели азербайджанцы — в недельный промежуток, процент взрослых онлайн составляет примерно 30% армян, 28% грузин и 13% азербайджанцев.

В выборку вошло исключительно взрослое населения каждой страны — те, которые представляют большинство населения, и которые будут наиболее активны онлайн. Пирс объясняет:

«Население Армении составляет 3 100 236 человек, Азербайджана — 9 168 000 человек, и Грузии — 4 486 000 человек, но это общая численность населения, мы же должны принимать в расчет только взрослых (так как у нас есть только такие данные об использовании Интернета — я полностью признаю, что подростки также находятся онлайн и могут быть пользователями социальных медиа). По данным Всемирного банка, 20% армян, 21% азербайджанцев и 17% грузин находятся в возрасте 0-14 лет. Итак, не станем их включать в выборку…»

В целом, Пирс определила, что «в в процентном соотношении большая доля постоянных пользователей Интернета в Армении, но количество постоянных пользователей Интернета самое высокое в Грузии». Тем не менее, Пирс приводит также статистику по региону за 2011 год, где указано, что 6% армян, 7 % азербайджанцев, и 9% грузинских были активны на Facebook, в Twitter же в 2011 и 2012 годах активность была гораздо ниже.

Пирс считает, что общее число пользователей Facebook в Азербайджане составляет около 506 990 пользователей, что почти в 5 раз больше, чем в Армении, где приблизительно это число равняется 148 811. Используя эти ​​статистические данные в своем исследовании, Пирс проанализировала некоторые из основных причин диспаритета использования Facebook и Twitter в трех странах, а именно, причины более частого их использования в Азербайджане. Было найдено несколько возможных причин:

«Из-за отсутствия свободы выражения мнений и собраний в Азербайджане, большинство политических дискуссий происходит на Facebook. Армяне могут делать это довольно свободно в кафе или дома. Кроме того, у армян есть возможности проявлять политическую активность, а у азербайджанцев таких возможностей нет. Также язык играет большую роль… носители азербайджанского языка обладают серьезным преимуществом перед пользователями армянского или грузинского, потому что в азербайджанском используется латиница».

Пирс также предполагает, основываясь на собственных наблюдениях, что в Азербайджане, как правило, представлено больше социальных медиа, чем в той же Армении, поясняя:

«Это совершенно спекулятивно, но мне кажется, что бакинцы просто более высоко технологичны, чем ереванцы. В Баку социальные медиа, если не учитывать политику, всегда зашкаливают! Азербайджанцы являются завзятыми инстаграммерами, пинтерэстами и пользователями других социальных медиа-платформ. Я просто не наблюдаю того же в Ереване».

А каково ваше мнение об использовании социальных медиа на Кавказе?

Что вы думаете о результатах исследований Пирс? Поделитесь своими мыслями!

Перевод Ма

Facebook Comments

Graduated in International Relations and Russian. Resident of Estonia, but a citizen of the world. Most interested in contributing to the progress and education of mankind--as the primary tool of achieving global unity.

Читай все статьи