Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok

Эстония. Eesti. Estonia. Страна людей с голубыми глазами и светлыми волосами. Засыпана снегом, скована льдами. Одна из трех так называемых прибалтийских республик. Одно из многих постсоветских государств, что все еще видно и слышно. Близость России (например, расстояние от Таллина до Санкт-Петербурга составляет чуть более 350 км) и упомянутая история влияет на довольно многочисленное русское меньшинство в этой стране. По оценкам, русские составляют от 25 до 30% населения.

Тарту, панорама, автор: Магдалена Свобода, источник: Eastbook.eu

Русский обрушился с самого начала. Экипаж автобуса, который вез меня больше шестнадцати часов из Варшавы в Тарту, был русскоязычным. Одна из пассажирок робко заметила: – А разве они не должны говорить по-английски? С английским проблем не было, русский был так, на первый взгляд. Для разнообразия поездки на маленьком телевизоре крутили фильмы – на русском языке. Что ж, в конце концов, мы ехали на восток. Северо-восток, если быть точным.

История восточных славян на землях современной Эстонии восходит к весьма отдаленным временам. Русский князь Ярослав Мудрый в 1030 году основал город Юрьев, ныне известный как Тарту. Повышенный наплыв русских отмечается в XVIII веке, времена Российской империи на этих землях. В XIX веке языком обучения в Дерптском университете (Тарту) стал русский, что увеличило иммиграцию русских. В послевоенные годы, т.е. в 1945-1953 гг. в Эстонию, или в Эстонскую Советскую Социалистическую Республику прибыло 213 тысяч русских, что составляло около 19% населения республики. Проблема возникла, когда советский молох начал трещать. Что делать с меньшинством, которое составляет столь большой процент.

Университет в Тарту, автор: Магдалена Свобода, источник: Eastbook.eu

Так же, как на Украине, в Латвии и других постсоветских государствах в Эстонии существуют школы, где языком обучения является русский. На русском можно учиться в вузах, в кино две языковые версии, можно найти русскоязычные программы на телевидении и радио. Это примеры причин того, почему русское меньшинство не знает официального языка. Проблема в том, что эстонское законодательство предусматривает, что для получения гражданства необходимо знание эстонского языка. Это вызывает растущее число апатридов, лиц без гражданства. В такой ситуации гораздо сложнее найти работу, а если нет работы, нет социального обеспечения или страхования. Это вытесняет русскоязычных на социальный маргинез. Эстонию неоднократно обвиняли в нарушениях прав человека. Визиты Верховного комиссара ООН по правам человека не нашли этому подтверждения. В результате Эстония адаптировала законодательство к требованиям ЕС. Русскоговорящие сами сталкивают себя на край, избегая изучения государственного языка. Известны случаи, когда люди уже несколько поколений проживают в Эстонии и до сих пор единственным известным языком для них является русский.

Эстония, автор: Магдалена Свобода, источник: Eastbook.eu

Следует подчеркнуть, что Конституция Эстонии предусматривает защиту апатридов. Неграждане пользуются так называемыми серыми паспортами, временно подтверждающими их личность. Кроме того, с 2001 года, чтобы быть избранным в парламент или местные органы власти, нет необходимости владения государственным языком.

На тему русскоговорящих в Эстонии стоит привести историю 2007 года, когда власти решили переместить из центра Таллина памятник советскому солдату в бронзе, установленный в 1947 г. – одни его считали символом оккупации, другие – освобождения. В результате беспорядков погиб один человек, сто тридцать пять были ранены, восемьсот арестованы. Владимир Путин выразил обеспокоенность по поводу сложившейся ситуации.

Памятник не был уничтожен или брошен на забытый склад, его перенесли на одно из военных кладбищ в столице. Вся история показывает разделение общества, которое, несмотря на годы, прошедшие после обретения Эстонией независимости, все еще борется с постсоветским наследием. Это не только социалистические здания в Таллинне, это, в первую очередь, люди. Кстати, Генри Киссинджер на встрече Совета управляющих Фонда Шимона Переса в Тель-Авиве в 1998 году сказал, что многие из проблем Восточной Европы вызваны развалом Советского Союза, который был своего рода морозильником, хранящим все трудные и болезненные вещи. В момент распада СССР все начало гнить и тухнуть [1]. Нужно было приступать к решению забытых или вновь созданных проблем. В Грузии такой проблемой является Абхазия и Южная Осетия, в польско-украинских отношениях – Волынская резня, в Эстонии – вопрос о русском меньшинстве. И эти примеры можно множить.

Во времена Советского Союза одна из моих близких приятельниц предприняла путешествие в Казахстан. Там она познакомилась с русской, которая неохотно описывала казахов и, заканчивая свою речь, сказала: «Мы [русские, живущие здесь] их не любим». Конечно, не стоит обобщать, вероятно, не у всех русских было такое отношение, но все-таки что-то в этом есть. Почему у русскоговорящих в Эстонии нет желания изучать эстонский язык? Двуязычие было бы для них преимуществом как на работе, так и в повседневной жизни. Правительство Эстонии либерализовало закон о национальных меньшинствах, но, вероятно, не хочет привести к ситуации, как на Украине, где государственным языком является украинский, но большинство украинцев, проживающих в восточной части страны, говорят только на русском языке.

А что думают об этом сами эстонцы? – Русские? Они живут в Нарве [восток Эстонии, около границы с Россией], здесь, в Тарту, я с ними не сталкиваюсь, – сказал мне Арто. – Чем они должны нам мешать? Люди как люди, – добавила Тееле. У многих эстонцев есть друзья с русскими корнями или у них самих бабушка или дедушка русские.

Когда я ехала в Эстонию, у меня сложилось ложное убеждение, что все говорят здесь на русском. Стереотип был разрушен, хотя сами эстонцы считают русский язык привлекательным, так как это упрощает поездки на восток, помогает найти более высокооплачиваемую работу. Вероятно, для полной интеграции необходима воля двух сторон, компромисс, поиск того, что объединяет, дальнейшая либерализация законов. Размораживание Советского Союза – это медленный, часто болезненный, но необходимый этап.


[1] Интервью для «Tygodnik Powszechny», 11 апреля 2001 года [в] Президент Республики Польши Александр Квасьневский. Выступления, письма, интервью 2001 года, избранное, под редакцией С. Цьвик, К. Домска, Канцелярия президента РП, Варшава, 2002, стр. 124-125.

Перевод: ASB

Facebook Comments

Magdalena Swoboda: absolwentka politologii i ukrainoznawstwa na Uniwersytecie Jegiellońskim, dla Krakowa zostawiła nie mniej piękny Wrocław. Fascynacja Ukrainą przyszła jeszcze przed studiami ukrainoznawczymi, inspirację stanowił Kijów. W trakcie studiów odbyła m.in. praktyki w Ambasadzie RP w Kijowie, z ramienia Koła Konstytucjonalistów koordynowała wyjazd naukowy do Doniecka, a także była jednym z organizatorów konferencji naukowej: „Julia Tymoszenko: podwójna przegrana?”

Читай все статьи