Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Evgenija Markaryan

«Спасение утопающих — дело рук самих утопающих» или гендерная политика на селе

Традиционно весь март для Украины, как и для всех постсоветских стран, проходит под знаком Международного дня 8 марта. В этот день из уст чиновников различного ранга звучат поздравления, уверения в искренней преданности, воспевания материнских глаз, женских рук и других частей тела. Мужчины готовы носить слабую половину на руках и всячески возвеличивать любимую жену-мать. Однако, для нас этот праздник является лишним поводом поговорить о проблемах женщин, особенно сельских, на плечах которых лежит тяжелый груз ответственности за свою семью, село, и, если хотите, страну.

Восход солнца, источник: flickr.com, Moyan_Brenn

Украина ратифицировала Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации, касающихся женщин (СEDAW) еще в 1980 году, но, к сожалению, если говорить о реалиях нашей жизни, то можно констатировать — ничего за прошедшее время особенно не изменилось: дискриминация женщин так глубоко укоренилась во все сферы жизни, включая государственную и частную, что многие ее проявления просто не замечают. Что же касается положения сельских женщин — то это вообще тема для отдельного разговора. Об этой категории населения в нашей стране вспоминают настолько редко, что создается впечатление, что нет ни сельских женщин, ни связанных с ними проблем.
До 2010 года в Украине действовала Государственная программа по утверждению гендерного равенства в украинском обществе, но новая до сих пор еще не принята. Хотя, что действовала она, что ни действовала … Так, к примеру, в некоторых областных администрациях на просьбу рассказать о принятых мерах по реализации обеспечения равных прав и возможностей сельских женщин, пришли просто замечательные ответы, почти по Жванецкому с Задорновым: проблем у наших сельских женщин нет, потому нет и программ, касающихся их поддержки.
«Страусиная» политика умалчивания никоим образом не способствует решению вопроса. Ведь в сельской местности проживает более 8 миллионов женщин. Согласитесь, не считаться с этим, как минимум, недальновидно, как максимум — преступно.

«Бедная родственница»

Жизнь сельских женщин коренным образом отличается от жизни не только городских мужчин, но и их городских подруг. Более того, она не идет ни в какое сравнение с жизнью мужчин на селе. Главное отличие — в доступе к подавляющему большинству ресурсов, а именно: информационных, финансовых, коммуникативных, образовательных и т.п. Даже если такие ресурсы имеются, селянка часто не имеет времени, знаний и денег для того, чтобы ими воспользоваться. Ведь именно на ней лежит основной груз ответственности за воспитание детей (в селах проживает подавляющее большинство украинских многодетных семей), по присмотру за приусадебным хозяйством, бытовые проблемы. Сельские женщины страдают из-за низкого уровня медицинского и бытового обслуживания. Им трудно решить вопрос с трудоустройством. Все, на что в большинстве своем они могут рассчитывать — это работа еще дедовским способом на полях, фермах и т.п., причем главным орудием производства для нее являются руки. Что же касается заработков, то они, даже при выполнении одинаковой работы, ниже, чем у их коллег — мужчин.

Цифры, цифры — ничего, кроме цифр

В последнее время на селе происходят серьезные изменения: развивается частное предпринимательство, мелкое фермерство, изменяются технологии и т.п. Много говорится о значительных перспективах развития аграрного сектора в Украине: собираются рекордные урожаи, строятся новые элеваторы и овощехранилища, значительно увеличилась государственная поддержка мелким производителям сельхоз продукции. Но социально-экономическая ситуация на селе остается по прежнему сложной: население продолжает неуклонно сокращаться, приходит в упадок социальная инфраструктура, как следствие — молодежь уезжает жить и работать в город, а некоторые села просто исчезают с карты Украины. А за счет миграции украинских сельских женщин ныне решает свои социальные проблемы почти что половина Европы.

Факт № 1. По официальным данным, 36% семей в сельской местности живут за чертой бедности. Достаточно часто нищета касается именно женщин, особенно пожилых.
Факт № 2. 59% сельских домов построено свыше 50 лет назад. Это преимущественно деревянные, глиняные или самановые дома, внешне очень напоминающие хатку Шевченко или экспонаты этнографического музея в Пирогово, что под Киевом. Понятно, что о каком-либо уровне комфорта в таких условиях говорить как-то язык не поворачивается. Ведь по техническим нормам в такой дом даже газ провести нельзя.
Факт № 3. Только 24,3% сельских хозяйств имеют водопровод на участке возле дома. В 12,3% хозяйств люди должны носить воду на расстояние более 200 метров. А кто, преимущественно, носит воду? Понятно, что женщина. Она должна приготовить еду, что-то помыть, постирать, напоить домашний скот и т.п. Когда такая женщина набегает за водой целый день, можно ли представить, что вечером она сядет, допустим, за компьютер, войдет в Интернет и будет думать о судьбах страны? К слову, вопрос компьютеризации, компьютерной грамотности сельского населения, а тем более наличие в селах Интернета — это вообще тема для отдельного разговора.

Украина — страна контрастов

Существуют данные, свидетельствующие о том, что 40% сельских женщин Украины имеют высшее образование. Если эти цифры действительно имеют место быть, складывается уникальная ситуация, потому что треть сельских женщин мира вообще остаются неграмотными.
Но что действительно является неоспоримым фактом — уровень образованности сельских женщин более высок по сравнению с сельскими мужчинами. Проблема заключается в том, что именно женщинам тяжелее реализовать свой образовательный потенциал, найти работу, соответствующую своей квалификации.
Справедливости ради следует сказать, что достаточно высокими являются показатели представительства сельских женщин в местных органах власти. Однако преимущественно они работают в нижнем и частично в среднем звене, а к высшим руководящим должностям просто не могут пробиться.
На сегодняшний день мировым трендом является постоянное, непрерывное образование и самообразование. Это добавляет специалистам мобильности, возможности овладеть новыми специальностями и найти нужную работу. К сожалению, для большинства украинских крестьянок все это остается пока недоступным.

«Не нужен нам берег турецкий …»

Согласно официальной статистике, 18% фермерских хозяйств возглавляют женщины. В ведении таких хозяйств находится 15% земли, которую они обрабатывают. Однако, численность женщин, которые работают в фермерских хозяйствах, сократилась с 2005 до 2010 года почти вдвое — из 44,7 тыс. до 26,9 тыс. человек.
Зачастую женщин побуждает к предпринимательству, кроме естественного желания заработать на кусок хлеба себе и своей семьи, как ни странно, патриотизм — они не хотят оставлять свое село. Такая их позиция — это своеобразный протест против отчаянных поездок односельчанок в дальние страны на заработки. Мол, вы ищете свою судьбу в Италии, Португалии, Испании, присматривая за чужими детьми и пожилыми людьми, а мы докажем, что реализоваться можно и здесь, дома.
И начинают наши берегини заниматься органическим земледелием, зеленым туризмом, создают сельскохозяйственные обслуживающие кооперативы, развивают единоличные хозяйства. А уж чего-чего, а трудолюбие у украинских женщин, как говорится, в крови.
Да, бизнес на селе переживает свои трудности: постоянно возникают проблемы с реализацией продукции, с доступом к кредитным ресурсам, к новым технологиям и т.п. Выдержать конкуренцию удается не всем. Но женщины, которые сумели проявить и отстоять собственную инициативу, и в дальнейшем не будут «сидеть, сложа руки», а будут стараться сделать все возможное для улучшения, как собственного благосостояния, так и изменения в лучшую сторону общей ситуации в стране.

«Если хочешь быть счастливым — будь им»

Как бы то ни было, определенному числу женщин надоело ждать манны небесной от представителей всевозможных партий, от меняющихся правительств, политической ситуации. Как следствие, на сегодняшний день в Украине образовалась определенная прослойка сельских женщин-лидеров. Это сельские председатели, сельская интеллигенция — педагоги, медики, женщины-фермеры. Часть из них начала организовываться в общественные организации, с которыми стали сотрудничать международные институции, негосударственные организации, донорские структуры и пр. Цель последних — повышение образовательного ценза, формирование лидерских качеств сельских женщин. Для этого разрабатываются разнообразные учебные программы и тренинги. Кроме того, подобные мероприятия не только объединяют женщин, но и дают им возможность поделиться своим опытом с коллегами. Ведь многим из них так же есть что сказать.
В свою очередь, представительницы таких объединений со временем уже сами начинают оказывать разнообразную консультативную помощь на уровне своих сел и поселков. Они занимаются проведением семинаров, лекций, направленных на повышение правовой культуры односельчан, проводят информационно-просветительские мероприятия и пр. Они учат, как составлять бизнес-план, вести бухгалтерский учет, получать кредит для открытия собственного дела, проводить деловые переговоры и лоббировать свои интересы. Это открывает новые возможности и перспективы для женщин в плане реализации их в социальной и общественной жизни. А как это может сказаться на личной жизни? Вот здесь не все так однозначно. Может и негативно, если мужья не смогут вовремя перестроиться и принять новый статус своих жен. Не каждый мужчина готов к переменам, тем более к таким, которые «бьют» по его самолюбию. Но, согласитесь, это уже его проблемы …

Facebook Comments

Евгения Маркарян - журналист, редактор, PR-щик. В профессии - более восемнадцати лет. Занималась разработкой концепции, созданием, позиционированием и выводом на рынок нескольких всеукраинских изданий, затрагивающих разные сегменты рынка: Работала редактором отделов в деловых изданиях, посвященных маркетингу, рекламе, PR, HR-консалтингу, бизнес-коммуникациям, здравоохранению и фармакологии. Работала пресс-секретарем и начальником отдела PR в крупных страховых компаниях. В настоящее время - независимый журналист

Читай все статьи