Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Valiaryna Kustava

Бомба живой Беларуси

«Жыве Беларусь!» — фильм спорный и давно ожидаемый, фильм, о котором надо говорить … Авторы планируют провезти фильм по европейским фестивалям, а летом запустить в сеть, чтобы и сами белорусы смогли увидеть первый художественный белорусскоязычный — пусть и с польским акцентом — фильм о современной Беларуси.

Кадр из фильма "Жыве Беларусь", источник: facebook.com

Кадр из фильма «Жыве Беларусь», источник: facebook.com

«Жыве Беларусь!» — известный лозунг несогласных белорусов. Поэтому само название обязывает. Оно принадлежит многим. Но это первый фильм в своем роде — и потому режиссер имел право на такое ​​название (первоначальное название — «Мирон»). Название, у которого есть шанс заинтересовать массового белорусского зрителя и европейское сообщество.
Фильм вызовет шквал критики — справедливой и несправедливой. Ситуация, изображенная в нем, не оставляет равнодушными людей с разных сторон белорусских баррикад. Фильм будут ругать и хвалить. Хвалить, ведь эта живая Беларусь — болит. Ругать — по той же причине.
Тема живой изуродованной Беларуси — совершеннолетняя, как и ее режим. От того — прыевшаяся, как манка в яслях. Но впервые озвученная в данном формате. Этот фильм должен был появиться раньше. Должен — и не мог. И поэтому на него возложено столько ожиданий …

Поступок в искусстве

Фильм № 1 — многократно. И это надо учитывать. И порадоваться: теперь у нас есть, с чего начать. Первый фильм о новейшей истории Беларуси, снятый иностранным режиссером. Первый политический игровой фильм о нынешних нас. Уже само его появление — хороший симптом для белорусской действительности. По сути сегодня «Жыве Беларусь!» — Более чем фильм, это поступок в искусстве, в культуре.

Белорусский миссия

Фильм насквозь политизирован. И похоже на то, что все белорусы, работавшие над фильмом — сам Франак Вечерко (второй режиссер, сценарист), Антон Тележников (ассистент режиссера), Лявон Вольский (композитор), наши актеры — свою белорусскую миссию выполнили.
И озвученной создателями картины задачи — поставить Беларусь на повестку дня в мире, дать дорогу белорусским историям в Европу — авторы киноленты смогли. Другое дело — ситуация достаточно сомнительна, когда искусство изначально вынуждено ставить целью прежде всего социальные или политические результаты.

Беларусь как зона

В фильме ментально заболевшая Беларусь предстает в виде Зоны (трех ее колес), метафорического тоталитарного Чистилища. Первое, самое большое колесо — сама страна, где «национальный Чернобыль» чувствуется локально — местами, оспины по телу страны. И как раз из таких оспин и сконцентрировано первое колесо.
Второе — более узкий круг — Чернобыльская зона (физический Чернобыль), и третий круг — последний, центральный, где мы наблюдаем «духовный Чернобыль», концентрируется на территории одной взятой воинской части.
Страх разбросан по стране локальными болями, частными страшными историями с унижением, увечьями, физическим и моральным насилием. В фильме он сосредоточен в одной зоне с лысыми детьми, разрушенными каруселями, с молчаливыми акциями аплодисментов. Сюрреалистично, страшная зона, в которой бал правят невежды и нелюди. Такие как сержант Руслан (Павел Криксунов), которые ломают достойных молодых людей. Таких как солдат Серый (Максим Каржицкий), который и есть тем ментальным двигателем, который делает шаг навстречу Мирону (Дмитрий ‘Винсент’ Попко), будучи примером присягая правде, рискуя самим собой. Мирон — делает шаг навстречу ему, шаг к себе неравнодушному. Именно из уст Серого мы слышим главный месседж: «Будешь бояться — будешь всегда по заднице получать …» — эти слова адресованы Мирону.

Жизнь солдат наполнена в зоне грязью — лицами в клозет, оскорбленные, униженные, с дулом во рту, избиты до полусмерти, они идут к своей цели. И среди всего этого беспросвета растут, взрослеют молодые белорусы. И благодаря таким сталкерам на зоне как Щука (Дениса Тарасенко) — у них есть шанс выйти живыми.
Главный герой — Мирон Захарка, солист молодежной группы «Форте» — в начале фильма старается не замечать проблемы вокруг себя, пытаясь делать свою свободную музыку вне политики. Но позже (благодаря сослуживцам Серому и своей девушке Вере Гениюш (польская актриса Каролина Грушка) принимает решение понять и повести за собой людей, которые готовы за ним идти, и делает выбор, — тем самым подписывая себе приговор.
И в итоге теряет все: и любовь, и музыку, и свободу. Теряет любимую (она в женской колонии и вероятно изменила с его же другом-музыкантом группы Дмитрием (Роман Подоляко), теряет карьеру (группа под запретом), теряет друга (он завербован соответствующими органами), здоровье (искалеченный физически и психологически) — выброшен, никому не нужен, разве кроме таких же, как он, — попадает на Площадь (которая, к слову, проходит отнюдь не главной темой, скорее фоном), а из нее — в автозак, двери которого замыкаются перед его лицом.
И именно такое тяжелое беспросветное, казалось бы, кино дало возможность прийти времени снять фильм о том, какие мы храбрые и умеющие побеждать. Позже.

Про молчание Винсента

Дмитрий Попко в начале, на вздохе фильма (в первой трети, когда фильм только нащупывает нужный темпоритм), вроде примеряется к роли … Актер Винсент — красивый, по-хорошему мачо-форматный, похожий на юного Зенона. Но наиболее проникновенно и талантливо, скажем прямо, у него получаются сцены, где он попросту молчит.

Поцелуи Грушко

Талантливая красивая профессиональная Каролина Грушка на первый взгляд выглядит не совсем уместно. К тому же смущает ее явный польский акцент. По большому счету — брать бы свою актрису и раскручивать. Но срабатывает конъюнктура: фильм надо продавать Польше — должен быть хотя бы один узнаваемое и известное для зарубежного зрителя лицо. К тому же стало известно, что белорусские актрисы отказались от участия из-за риска потерять карьеру (что и случилось с Анатолием Котом, сыгравшим замминистра обороны).
С другой стороны, Грушка, видно, очень помогает Винсенту на съемочной площадке (в том числе и в интимных сценах), как бы наигрывает его на себя, раскрепощает. Здесь видится знак для суеверного искусствоведа: Грушка играет Веру — белорусски с польским акцентом — которая пытается направить Мирона на путь борьбы за свое, за национальное достоинство. Так и Польша, польская съемочная группа, польский режиссер Кшиштоф Лукашевич с белорусскими корнями из-под Барановичей, способствующим в создании фильма «Жыве Беларусь!» — тем самым помогая разбудить страну, ее людей и вдохновить мир, посмотреть на проблемы внутри нашей страны. К слову, это первый фильм с обнаженной Каролиной Грушкой, которую увидит, как польский, так и европейский зритель. Кстати, как и с обнаженным Винсентом.

С польским акцентом

О языке фильма стоит говорить отдельно. С одной стороны, очень выбивает из художественной действительности польский акцент, который встречается практически у всех польских актеров. Сильный акцент и у самой Грушки. Хотя авторы убеждают, что это вообще чудо, что за такой короткий промежуток времени актриса — что никогда не слышала белорусский язык! — научилась говорить по-белорусски, и что почти невероятно для польки — произносить наше «л». Однажды она, правда, переходит на русский (упущение?) — при разговоре с сотрудниками соответствующих органов. Впрочем, это разделение как раз можно благородно объяснить: с чужими — по чужому, чтобы свой язык о них не пачкать.

А действительно, чем, собственно говоря, польский акцент хуже, например, русского, которым попросту переполненное белорусское да и белорусскоязычное кино? Разве что к первому мы более привычны. И это вовсе не хорошее оправдание.

Добавляет колорита фильму и трасянка. Правда, иногда ей ставятся чрезмерные смайликавыя акценты, что также вызывает сомнения и немного выбрасывает из картины. Как случилось со сценой реконструкции подсчета голосов — это скорее тянет на отдельный минифильм.

Для кого фильм?

Первый зритель — внутренний белорус, который сам прошел через Площадь. Это, пожалуй, самый критический зритель. Ему будет резать глаз своенравная перегруженная идеологической атрибутикой, серпами-молотами, памятниками вождям и вещающими головами в телеящиках. Для него это — в лоб. Внутренний белорус неминуемо будет сравнивать фильм со своими опытом и жизнью, со своей Площадью.

Второй зритель — внешний белорус, который живет как в анекдоте: «Я бы хотел жить в Беларуси, которую показывают в телевизоре», для него фильм станет открытием, той самой неожиданной правдой, если тот, конечно, сможет открыть глаза, чтобы досмотреть ленту …

Третий зритель — иностранец, потенциальный сопереживатель белорусского, для которого события фильма или чистой воды экзотика (дальние европейцы) и они особо ничего и не знают о Беларуси, или наша история для них — одна из нежелательных перспектив развития его страны, которой не посчастливилось сбыться ( так, например, будут смотреть фильм поляки, чехи — смотреть с пониманием и радостно вздыхать, что их, слава Богу, такая судьба обошла стороной).

Жалко и грустно — фильм снят для кинотеатров, в которых его не покажут. Для белорусских кинотеатров.

Беларусь как преувеличение

Внимание к деталям и их количеству может показаться чрезмерной, зачастую фиксацией камеры на гротескные плакатах, деталях одежды, сугубо советских декорациях. Перенасыщенность атрибутикой: плакаты, памятники, бюсты вождей, что отсылают нас к совецким временам. Такой концентрированный СССР в пределах одной зоны, такой музей советского периода. Гипербола местами доведена до абсурда. Впрочем, это и есть художественный прием, который срабатывает. И перегибы способен увидеть разве что внутренний белорус.

Что же до зрителя внешнего, иностранного, он попросту должен иметь ориентиры Беларуси. Теперь точно не спутает. И фильм — это не шутка, уже есть договоренность! — будет показываться польским школьникам в качестве примера функционирования модели коммунизма.

Но иногда перегибы настолько юношески-максималистские, вызывающие трогательную улыбку, как в моменты, когда на «солдатский дневник» (а по сути — блог) Мирона молодежь откликается революционными акциями солидарности и на компьютер заместителю министра обороны (Анатолий Кот) в виде национального вируса приходит спам-баннер «Разговаривай по-белорусски!» (такие масштабы солидарности!).

Перспективы

Пожалуй, не приходится говорить о коммерческом успехе ленты. Но можем — об успехе фильма как дела и поступка. В него вкладывались деньги, чтобы не получить их назад.

Белорусы делали все, что могли для этого фильма, в большинстве своем на волонтерских началах, если не брать во внимание актеров специально отобранных на роли. Режиссер Кшиштоф Лукашевич хоть и поляк, белорус по происхождению и в душе. Но имеет польский паспорт, как, впрочем, и польское видение белорусской истории. Немного сверху, немного снисходительное, но с искреннем желанием помочь — опять же как старший брат брату младшему. Впрочем, почему нет? Если при том еще есть возможность прозвучать в культурном и политическом европейском пространстве — новым экзотическим и первым.

Посмотрев этот фильм, приятно осознать, что мы действительно имеем актеров европейского класса: Анатолий Кот, Александр Молчанов, Денис Тарасенко, Олег Сидорчик, Роман Подоляко. Друзья рисковали — и спасибо им за это.

Также невозможно не отметить вклад сценографа Андрея Галинского и оператора Витольда Стока — их работа сделана настолько профессионально, что остается просто незаметной. Композиции Лявона Вольского очень помогли в понимании персонажей и основной темы. Песни же обязательно засядут в головах — и будут там крутиться ...

«Жыве Беларусь!» молодежный политический триллер для неравнодушных. Фильм тяжелый и горячий, фильм — для молодых. Финал обещает продолжение, есть в нем и знак вопроса. Неизвестно, что будет дальше с той молодежью, что вырвется из клетки на свободу.

По большому счету «Жыве Беларусь!» — фильм очень нужный для Беларуси. Точно — он вызовет скандал, ведь это кино наконец о нас, потому что это — бомба живой Беларуси.

Окончательный счет — Мирон-Система: 1:0. Но продолжение следует. Встретимся — на закрытых просмотрах.

Интересные факты про фильм

— Для съемок пришлось специально построить туалеты с нуля в самом КПП, так как нигде в Польше таких допотопных клазетов не было.
— Окончательный бюджет картины неизвестен. Но изначально выделялось около 1,8 млн долларов. Около 500 тыс. из них пошло на камеру. Приобрели «Алексу» — на то время, когда шли съемки, она была одной из лучших камер в Европе для съемок кино.
— В сцене площади не использовано ни одного хроникального кадра.
— Голосами дикторов БТ со зрителями говорят журналисты и ведущие радио «Свобода» — Алексей Знаткевич и Елена Тихонович, — а также дикторы независимого белорусского телеканала Белсат.

Стать полностью на белорусском языке можно прочитать здесь

Facebook Comments
Читай все статьи