Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Onnik Krikorian

Социальные медиа в армяно-азербайджанском конфликте

Социальные медиа стали одной из немногих площадок, где могут встретиться молодые люди из Армении и Азербайджана. Однако свои риски есть и здесь. Хотя прошло уже почти 19 лет с того мая 1994 года, когда прекращение огня заморозило конфликт между Арменией и Азербайджаном по поводу спорной территории Нагорного Карабаха, аналитики все чаще с тревогой рассматривают положение дел на «линии фронта» — рубеже соприкосновения этих двух стран. Во время войны в начале 90-х погибло более 20 000 человек, и около миллиона были вынуждены покинуть свои дома.

Facebook Beachfront, author: mkhmarketing, source: Flickr

Facebook как береговая линия, автор: mkhmarketing, Источник: Flickr

На линии фронта по-прежнему случаются стычки, есть инциденты со снайперами; The Economist недавно опубликовал число погибших после перемирия — более 3000 человек. Что более существенно, вырастают новые поколения, которые уже не помнят то время, когда армяне и азербайджанцы жили в мире бок о бок.

Учитывая опасность новой войны, при том что попытки урегулирования конфликта путем переговоров в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) пока неудачны, внутренняя политика как в Армении, так и в Азербайджане по-прежнему во многом определяется военной риторикой, особенно на фоне очередного цикла президентских выборов в этом году. Средства массовой информации также играют свою роль, об этом говорится и в исследовании Центра исследовательских ресурсов Кавказа (ЦИРК). «Без более точной и объективной информации […] свободной от негативной риторики и стереотипов, армяне и азербайджанцы будут продолжать считать себя врагами без малейшей точки соприкосновения,» — говорится в докладе 2008 года.

Недавние статистические данные, также из ЦИРК, освещают проблему еще ярче. Их исследование домашних хозяйств, 2009 года, показало, что 70% респондентов в Армении сказали, что они против создания дружеских отношений с азербайджанцами, в то же время 97% азербайджанцев были против дружбы с армянами. «У меня был опыт работы с израильтянами и палестинцами», — говорит Элизабет Мэтро, руководитель программы Государственного департамента США, которая направлена на сближение армянских и азербайджанских подростков, побеседовала с автором в 2009 году. «Были моменты, когда ситуация накалялась до предела, и я действительно понимала, что раньше недооценивала глубину конфликта».

Этот проект был осуществлен в рамках другого проекта Гармония, и он был одним из первых, где использовались онлайн-средства (блоги) в сочетании с непосредственными встречами. Из-за нежелания быть замеченным в контактах с представителями другой стороны конфликта, армянские и азербайджанские подростки решили не использовать Facebook для поддержания отношений после возвращения домой. И это неудивительно, учитывая интенсивность  информационной войны, которая ведется в Интернете, и контроль служб безопасности. В том же году, например, Аднан Гаджизаде и Эмин Милли, двое онлайн-активистов из Азербайджана, были арестованы, хотя и за критику правительства.

«Причина того, почему КГБ хочет, чтобы вы становились пользователями Facebook, лежит в том, что это позволяет им получить о вас больше информации,» — говорит в своем интервью Радио Свободная Европа в 2011 Евгений Морозов, автор «Сетевой обман: темная сторона интернет-свободы». Он утверждает, что Интернет для правительства является важным инструментом контроля масс и политических репрессий, а для националистов — средством распространения экстремистской пропаганды. «У них нет нужды […] допрашивать вас, и, очевидно, что вы раскрываете немного. Это позволяет им идентифицировать определенные социальные графы и социальные связи между активистами».

Тем не менее, даже при использовании социальных сетей для преодоления разрыва, это было немыслимо для одних, другие же не колебались вовсе, несмотря на присущие этому медиуму риски.

Действительно, 1 марта 2011 года, азербайджанский новостной сайт Qaynar.Info опубликовал имена видных активистов и журналистов в стране, у которых были армянские «друзья» в Facebook, пытаясь дискредитировать их, в последствие они приняли участие в кампании, чтобы предупредить граждан об опасности социальных сетей. «Вполне возможно, что секретные агенты сидят в социальных сетях и пытаются завербовать людей», — заявил журналистам один депутат парламента, предполагая, что эта законодательство должно предусматривать такую угрозу. «На мой взгляд, нельзя исключать, что разведслужбы других стран также может привлечь граждан Азербайджана к секретному сотрудничеству через социальные сети». Несмотря на негативную рекламу, сотни армян и азербайджанцев продолжают использовать Facebook, и, в меньшей степени Twitter, для общения онлайн.

Тем не менее, как отмечает соучредитель Global Voices и директор Центра гражданских медиа, Этан Цукерман, это может привести к тому, что он называет «воображаемым космополитизмом». Это описано и у одной американо-армянской журналистки. «Поскольку социальные медиа позволяют общаться с людьми в пределах пересекающихся кругов и идеологий, вы знаете, что люди, которых вы зафрендили, интересуются вами в той же степени, что и вы ими,» — сказала Лиана Агаджанян Osservatorio. «Лично или при помощи каких-то средств, вы должны были бы сделать второй шаг, чтобы убедиться, что у этого человека нет враждебности по отношению к вам, к примеру.»

Тем не менее, добавляет она, социальные медиа по-прежнему играют важную роль в подготовке почвы для мира. Это отмечает и Елена Осипова, гражданка Армении, которая сейчас учится за границей: «Социальные медиа потенциально могут быть отличным инструментом для начальных стадий урегулирования конфликта». «Это помогает устанавливать и поддерживать связи между конкретными людьми без личного общения. Эта дистанция поможет смягчить потенциальную враждебность и приведет к более мирным разговорам. Не менее важным является тот факт, что социальные медиа могут содействовать очеловечиванию безликого и злого «врага», образ которого был сконструирован и насажден в сознание участников конфликта».

Осипова также отмечает, что в социальных медиа кроется опасность, и не в последнюю очередь со стороны националистов из обеих стран, которые могут попытаться сломать связи или запугивать и угрожать участникам трансграничной коммуникации. Другие, например, Нигяр Гаджизаде, азербайджанка, которая сейчас живет в Турции, также проявляют осторожность. «Я поддерживаю и ценю мир и урегулирование конфликтов, которые вытекают из или поддерживаются социальными медиа, но я не слишком оптимистична в отношении их целостного воздействия, учитывая что в социальных медиа присутствуют также мощные контр-инициативы, начиная с государственных учреждений, лоббистских групп, и средств массовой информации», — говорит она.

«При взгляде на роль народной дипломатии и связей в разрешении конфликтов, больше нельзя игнорировать онлайн-коммуникации,» — говорит Сара Крозье, пресс-секретарь ОБСЕ, в своем разговоре с Osservatorio. «Когда все большее число людей могут быть услышанными посредством Интернета, и информацией — или дезинформацией — может быстро распространиться, важно, чтобы лица, вовлеченные в предотвращении и урегулирование конфликтов и постконфликтное восстановление могли пойти дальше уже привычных терминов — таких, как «электронная дипломатия» и «Twitter революции» — и иметь четкое понимание реального потенциала онлайн-коммуникаций в этой области».

Между тем, поскольку другого пути для общения у сходно мыслящих армян и азербайджанцев нет, Гаджизаде заканчивает на более оптимистичной ноте: «На два друга больше — это всегда лучше, чем на два врага больше».

Изначально статья была опубликована на вебсайте the Osservatorio Balcani e Caucaso.

Перевод МА

Facebook Comments

A journalist, photographer and new media consultant. In total, he has over 20 years experience in the national and international media, including The Bristol Evening Post, The Independent, and The Economist. For five years, from 2007-2012, he was the Caucasus Regional Editor for Global Voices. Website www.onnik-krikorian.com

Читай все статьи