Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Nedim Useinov

Решение проблем крымских татар – проверка для украинской демократии

Современную этнополитическую ситуацию в Крыму можно сравнить с неразорвавшимся снарядом, который неизвестно когда сдетонирует и сдетонирует ли вообще.

Zdjęcie na zdjęciu: Symferopol w 1947 roku, autor: alexeyklyukin, źródło: Flickr

На фотографии: Симферополь в 1947 году, автор: alexeyklyukin, источник: Flickr

На Крымском полуострове, расположенном на берегу Черного и Азовского морей, проживает множество народов и этнических сообществ. Самое крупное из них – более 60% от общей численности населения – составляют этнические русские. Вторая по численности национальная группа – это украинцы (20%), а третья – крымские татары – 13% в количественной структуре населения региона. Присутствуют и другие меньшинства, в том числе поляки, но их интересы не создают угроз, речь о которых пойдет в этом тексте.

Крым является автономной республикой в составе Украины, но влияние украинской культуры на полуострове незначительно. В общественной сфере преобладает русский, а его носители идеологически тяготеют к своей исторической родине России.

Генезис

Почему русские составляют в регионе демографическое большинство? В 1783 году российская императрица Екатерина II в рамках южной экспансии силой присоединила к своим владениям Крым. Османское государство, бывший покровитель Крымского ханства, уступило в этой борьбе с растущей мощью северной империи и навсегда потеряло свое политическое господство над регионом.

Вскоре царская администрация приступила к установлению в Крыму своих порядков, что выражалось, среди прочего, в преследовании коренного мусульманского населения. Желая сохранить жизнь и остатки имущества, крымские татары начали массово эмигрировать в «братскую» Турцию, а на место покидающих полуостров мусульман в Крым постепенно начали прибывать новые жители из других частей России. После нескольких волн выездов структура населения полуострова изменилась не в пользу бывших подданных ликвидированного императрицей ханства.

Дальнейшая судьба Крыма складывалась в схожем ключе. Первая мировая война принесла много жертв среди гражданского населения. Несмотря на это, в 1917 году крымские татары, воспользовавшись хаосом революции в России, провозгласили суверенитет и создали Крымскую Народную Республику. Для формирования правительства пригласили представителей литовско-татарской интеллигенции во главе с Матвеем (Мацеем) Сулькевичем, однако это не помогло сохранить государственность – после вторжения Советов в 1918 году Республика прекратила свое существование.

Стоит отметить, что при власти большевиков крымские татары отвоевали себе замену государственности, но и ее не смогли удержать долго, а период существования Крымской Автономной Советской Республики в 1921-1944 гг. стал последним эпизодом в истории татар, когда они имели политическое представительство в структурах государственной власти пропорционально своей численности.

Мстительные коммунисты запомнили ожесточенную борьбу татарской интеллигенции за государственный суверенитет. Проблемы, которые крымские татары постоянно доставляли своим стремлением к независимости, разрушили веру большевистских идеологов в возможность склонить население к участию в строительстве «советского народа».

За обманутые ожидания коммунистов отомстил Иосиф Сталин. В 1944 году, безосновательно обвинив татар в сотрудничестве с фашистами во время Второй мировой войны, он приговорил целый народ к депортации в Центральную Азию, что смогли пережить только 60% переселенцев. Поскольку война продолжалась до 1945 года, возвратившиеся с фронта после ее окончания татарские мужчины застали в своих домах уже новых хозяев, которых переселяли в Крым из разных частей империи. Тысячи героев «Великой Отечественной войны» вынуждены были годами искать по бескрайним степям Азии своих жен и детей, но только немногим удалось соединиться с ними снова.

Депортируя крымских татар, как и десятки других народов СССР, с их исторических родин, коммунисты реализовывали политику ассимиляции и растворения народов в политически, социально и экономически привилегированном русскоговорящем элементе, на базе которого они планировали строить новое советское общество.

Только после смерти Сталина активизировалась борьба крымскотатарского сообщества за возвращение в Крым, которая в 60-х, 70-х и 80-х гг. ХХ века выросла до масштабов самого крупного социального диссидентского движения в СССР. Но, несмотря на напряженные усилия и обширную институциональную деятельность, лишь с падением коммунизма крымские татары получили возможность вернуться на историческую родину. Массовое возвращение пришлось на 1989-1992 гг. Проводя свое национальное движение, татары построили солидный фундамент для своих представительных учреждений – Меджлиса и Курултая (правительства и парламента), которые и возобновили сразу после репатриации. Сегодня эти учреждения выражают их интересы в диалоге с правительством, являясь при этом одновременно объектом враждебных действий различных субъектов (включая иностранных), направленных на их ослабление.

Перманентный конфликт как метод воздействия на политическую ситуацию

В разные периоды после 1991 года Крыму пророчили самые различные сценарии развития событий. Время от времени в риторике местных политиков оживают мрачные прогнозы «второго Косово» или повторения в Крыму чеченского конфликта. Спекулирование темой войны, несомненно, является частью политической игры, в которой делом радикально ориентированных пророссийских обществ является поддержание среди славянского населения полуострова ложного представления о крымских татар как об «элементе, который стремится передать Крым под турецкую протекцию». Цель этих организаций, щедро финансируемых кремлевской администрацией, заключается в поддержании в регионе политического господства российского элемента, который на Украине выполняет функцию пятой колонны Москвы.

Представители «Русского Единства» и Крымского Казачества, исполнители кремлевской стратегии поддержки этно-религиозного конфликта на Крымском полуострове, часто и открыто в своих высказываниях и действиях выражают неприязнь к крымским татарам. Агрессивная риторика этих активистов попадает на благодатную почву великорусского шовинизма, взращиваемого в Крыму годами. Москва подливает масла в огонь, создавая очередные очаги конфликта – например, недавно роль провокатора удачно сыграл генконсул Российской Федерации в Симферополе Владимир Андреев. Комментируя первый крымскотатарский художественный фильм (название фильма «Хайтарма», или «Возвращение» относится к многолетней борьбе крымских татар за обретение исторической родины) о трагической судьбе народа во время Второй мировой войны, российский дипломат горячо отговаривал смотреть этот фильм, который, по его мнению, опорочивает СССР и подрывает роль советского народа в «Великой Отечественной войне». Комментарий получил широкую огласку в местной и национальной прессе, а МИД России официально осудил заявление дипломата. Обиженный Андреев демонстративно подал в отставку и предупредил, что не откажется от своих слов. В качестве награды за свое «принципиальное отношение» он был принят в почетные члены одной из упомянутых пророссийских организаций.

Разделяй и властвуй

Кремлевская стратегия подогревания этнической напряженности на Крымском полуострове – лишь один из способов борьбы против интересов крымских татар. Вторым фронтом, сопровождающим действия московских влиятельных лиц, является политика правительства Партии регионов.

В 2011 году пост премьер-министра автономии получил Анатолий Могилев, бывший глава украинского МВД, который ранее, в 2007 году, в качестве начальника Главного управления МВД в Крыму жестоко громил татарские «самозахваты» (т.наз. «самозахваты» – это практика самовольного занимания земель возвращающимися из сталинской депортации татарами. Занимаемые участки предназначаются, в основном, для строительства односемейных домов) в крымских горах. Год назад Могилев вызвал бурю негодования своей статьей, в которой оправдывал сталинскую депортацию крымских татар в 1944 году, а сегодня он противится организации инициированного Меджлисом под эгидой ОБСЕ и президента Украины Международного форума по проблемам восстановления прав крымских татар.

Один из основных источников неприязни нынешнего правительства к татарам – их поддержка на президентских выборах в 2010 году Юлии Тимошенко, а на последних парламентских выборах – кандидатов от фракций «оранжевого лагеря». Нынешний премьер-министр Крыма в отместку за проявленную строптивость не признает Меджлис и пытается найти в татарской среде партнеров, лояльных к политике власти, продвигая их в структурах центральной власти.

После 2010 года в лоне национального движения крымских татар начал зреть искусственно создаваемый внутренний раскол. Возникающие как грибы после дождя оппозиционные организации сосредоточили свою деятельность на критике начинаний лидеров национального движения. Несомненно, целью этих атак является ослабление роли Меджлиса в качестве представителя коллективных интересов народа в и так сложном диалоге с властями. Вопрос, удастся ли Могилеву разрушить единство татарского народа, чтобы получить полный контроль над раздираемым разногласиями народом, остается открытым. Предыдущие попытки, активно поддерживаемые действующими в Крыму пророссийскими организациями, до сих пор не принесли ожидаемых результатов. Татары по-прежнему активно участвуют в выборах в Курултай – своеобразный этнический парламент (хотя и не признанный в правовой системе Украины), а неизменным председателем Меджлиса на протяжении многих лет остается лидер татарского национального движения Мустафа Джемилев. И пусть бы так было и дальше, потому что без активной позиции крымских татар украинское государство рискует потерять контроль над Крымом.

Излишне говорить, что решение проблем репатриантов должно быть в интересах государства, стремящегося вступить в Европейский Союз, где уважение прав человека – индивидуальных и коллективных – является одной из фундаментальных ценностей. Президент Янукович и его подчиненные наверняка об этом знают. Но понимают ли?

Перевод: ASB

Facebook Comments

Pochodzę z Ukrainy, a w Polsce mieszkam od 12 lat. W latach 2001-2006 studiowałem politologię na Uniwersytecie Marii Curie-Skłodowskiej w Lublinie i Uniwersytecie Gdańskim. W 2011 roku skończyłem studium doktoranckie z zakresu nauk politycznych na Uniwersytecie Gdańskim. Od 10 lat jestem związany z sektorem pozarządowym. Zajmuję się szeroko rozumianą edukacją obywatelską, w ramach której realizuję projekty na rzecz i we współpracy z różnymi grupami społecznymi z Europy Środkowo-Wschodniej. Tłumaczę - ustnie i pisemnie - na języki polski, rosyjski i ukraiński. Moje hobby to poznawanie kultur narodów poprzez naukę ich języków. Cenię twórczy dorobek Ryszarda Kapuścińskiego i literacki geniusz Witolda Gombrowicza.

Читай все статьи