Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Evgenija Markaryan

Вперед в прошлое или Почему убивают журналистов

6 июня Украина в очередной раз отпраздновала День журналиста. Указ о его учреждении подписал в 1994 году первый Президент Украины — Леонид Кравчук. Эта дата была выбрана не случайно. Именно 6 июня 1992 года в Брюсселе Национальный союз журналистов Украины приняли в члены Международной федерации журналистов — крупнейшей в мире организации профессиональных работников СМИ.

Газета в воде, источник  Madison Guy flickr.com

Газета в воде, источник Madison Guy flickr.com

В этот день, принимая поздравления и вспоминая, так сказать, этапы «большого пути», мне вдруг захотелось перечитать свою давнюю статью, которая была написана еще в 1997 году для ежемесячной газеты «Мое здоровье» — первого постсоветского издания на территории Украины, посвященного медицинской тематике. В основе концепции газеты лежал основополагающий принцип: здоровье – это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней.
Так вот, эта статья вышла как раз после очередного Дня журналиста. На его празднование меня пригласили в Киев. Торжество, на которое приехали представители СМИ с разных регионов страны, проходило в Украинском доме. Были обсуждения, споры, пламенные речи и неформальное общение. Как результат – статья «Почему убивают журналистов» в рамках моего проекта «Хит-парад заболеваний», которая вышла в очередном номере газеты.

Прошло 16 лет. Потеряли ли актуальность те проблемы, которые поднимались в данном материале? 

«Отгремел» всеукраинский День журналиста. Цветы, поздравления, награждения…Фуршеты, организованные на деньги спонсоров, или маленькие, вскладчину, междусобойчики… Вспомнились статьи, посвященные лоточникам, врачам, мясникам, учителям, домохозяйкам, работникам ГАИ и водителям. Но кто, где, когда писал о самих журналистах, их нуждах и заботах, да и о тех заболеваниях, которые характерны для представителей именно этой профессии? По большому счету, нигде и никогда. Наверное, этому мешала внутренняя щепетильность. Негоже, де, писать журналистам о самих журналистах. Их дело – освещать действительность. Хотя, как мне кажется, настало время поговорить и об их проблемах, показать обратную сторону медали, развенчать хотя бы несколько мифов о жизни людей такой притягательной для многих профессии.
(подзаголовок)

А вообще, кто такой – журналист?

Расхожее мнение: это человек, вечно сующий свой длинный нос, куда не надо. Назойливее его может быть только муха. Найти его можно не только в собственной постели, но и сидящего рядом в туалетной комнате. Он мешает хорошим тетям и дядям тихо — мирно делать свои дела по их собственному разумению и выносит эти самые дела на всеобщее обозрение…
Журналист, собственно, журналистика, — это то, что объединяет простого обывателя со всем миром. Без него мы бы все оказались в информационном вакууме. Представьте себе на минутку, что в одночасье у вас отключили телевизор, радио, а в почтовых ящиках не оказалось газет и журналов? Ну, что, впечатляет?
Во все времена информация была двигателем прогресса. Кто владел ею, тот владел всем. Именно журналисты собирают эту информацию по всему миру и не хранят ее, между прочим, в собственных кубышках, а отдают всем читающим, слушающим, смотрящим – нате, берите! А уж способы ее получения бывают разными. Отсюда и известная всем нахрапистость журналистов.
А что такое вовремя донесенная до людей информация? Вспомните, например, Чернобыльскую катастрофу. Если бы о ней стало известно сразу? Тогда не было бы ни майской демонстрации на Крещатике, ни машин, несущих на своих колесах смерть, ни купания в реках ни о чем не подозревающих людей….
Бывают моменты, когда именно она, работа журналистов, может спасти миллионы и миллионы жизней.

«К счастью, скоро он (Джельсомино) научился спать с вечера до утра, как это делают все порядочные люди, кроме журналистов и сторожей». (Джанни Родари «Джельсомино в стране лжецов»)

Да, прав был Джанни Родари. Со сном у журналистов сложились напряженные отношения. Дни уходят на поиски нужной информации, на встречи с людьми, на получение двадцати «нет» в различных инстанциях, за которыми надо увидеть целостную картину, характерную для общества здесь и сейчас. А что же остается для творчества? Совершенно верно, ночь. Именно тогда рождаются самые интересные мысли, обобщения, хлесткие фразы… И ничего здесь не поделаешь. Кстати, сколько ни пытались разнообразные чиновники от «mass media» заключить журналистов в жесткие рамки «от сих до сих» — ничего не получалось. Ну не может мысль работать строго с 9 до 18 часов, с обязательным обеденным перерывом. Ну, не может, хоть плачь! А вертится она, проклятая, все двадцать четыре часа в сутки, не признавая никаких условностей, капризная в своей непредсказуемости. И не дай Бог она, махнув рукой, улетает куда-то вдаль. Вот тут начинается настоящая паника с извечным вопросом: «Как вернуть?» Какие только средства не идут в ход: и кофе с крепким чаем в невообразимых количествах, и таблетки, которые не только заглушаю постоянную головную боль, но и «подстегивают» работу мозга, и различные стимуляторы — всего не перечислишь.

С другой стороны – природу не обманешь. Ведь только во время сна человеческий организм может полноценно отдохнуть, восстановить утраченные силы и работоспособность. А его, сна, как раз хронически и не хватает. Я хорошо знаю женщину – журналиста с 35-летним стажем, которая, чтобы успеть написать очередной телевизионный сценарий, стелила на пол в кухне газеты (кстати, излюбленное место работы журналистов, так как собственного кабинета им как-то не полагалось и не полагается), становилась на колени, так и спала. Долго, сами понимаете, так не «полежишь», и она минут через сорок просыпалась от боли в коленях, вскакивала и начинала работать дальше.

Другие же не могли спать без обязательного блокнота с ручкой и включенного ночника возле кровати – вдруг ночью придет та самая очень важная и нужная мысль, которой так не хватало. Это все хорошо по молодости. Но всегда приходит время расплаты за столь напряженный ритм работы. С возрастом, накапливающаяся годами усталость выливается в гипертонию, скачущее давление, хронические головные боли, внутричерепное давление и пр., в первую очередь – в заболевания сердечно-сосудистой системы и заболевания мозга.

«Кто костюмчик шил?»

Был бы этот сумасшедший ритм работы последним горем, как говорили журналисты, по которым «проехалась» и социалистическая цензура, и перестроечные времена, и современный период вхождения в недоразвитый капитализм. Представители этой профессии всегда стояли в авангарде общества, информируя, просвещая, анализируя, указывая на недостатки. Это в других отраслях можно спрятаться за спины коллег. Здесь же вариант: «А кто костюмчик шил?» — не проходит. «Костюмчики» шьются индивидуально, хорошо понимая и зная цену собственной фамилии в конце статьи или титрах передачи. Поэтому, сколько же среди журналистов поломанных судеб, ранних инфарктов, инсультов и инвалидностей. Сколько среди них людей, побывавших по чужой воле в психушках, десятилетиями пребывающих в жесточайших депрессиях, пытавшихся покончить жизнь самоубийством, наполовину парализованных…
Приведу только один пример.
Российский журналист Дориан Терентьев – репортер, оператор ТАСС, проработавший в журналистике с 1952 года, четыре раза исключавшийся из членов КПСС – два инсульта и, как результат, почти полная потеря речи.

«Открыта охота» на журналистов?

Ну, ладно. Это – старые журналисты, а что же молодые? А молодые в наше время вполне могут избежать такой печальной участи. Почему? Потому, что они могут просто не дожить до этой старости, на них «открыта охота» – их убивают.
Пожелание «острого пера» стало почти трафаретным. Особенно оно популярно на мероприятиях, посвященных журналистам. Но тот, кто имеет то самое острое перо, в наше время рискует своей жизнью и жизнью близких. Те же, у которых достаточно хорошо развито чувство самосохранения, уходят из этой профессии. Согласитесь, что поджог квартиры, попытки украсть ребенка, вызовы в компетентные органы, угрозы по телефону могут стать весомым аргументом в пользу такого решения. Остаются те, которые плюют на всяческие угрозы и продолжают делать свое дело. Вот таких чаще всего и убивают.
Кроме того, журналисты давно уже стали разменной монетой в политических играх государств бывшего СНГ. То их похищают, то их освобождают, забирая следующую партию журналистов-заложников.
Печальная вещь – статистика. Только за 1996 год в странах СНГ было убито 178 журналистов. Это – Чечня, Таджикистан, Крым. А в Украине на данный момент (1997 г. – прим. автора) существует 19 судебных дел погибших в мирное время журналистов, ни одно из которых до конца так и не доведено, большинство из них приостановлено за недостаточностью улик.

Как-то один из журналистов горько пошутил: «Если у американцев будет убит хотя бы один журналист, то поднимется весь шестой флот ВМС Америки. А когда у нас убивают, то самое большое, что можно дождаться от правительства – это соболезнование семье погибшего».
Список погибших журналистов продолжает расти. В Америке есть стела, на которой выбиты фамилии журналистов всего мира. Есть там фамилии и наших украинских коллег. Сколько же их прибавиться в ближайшее время? В то время, когда судьбы людей служат лишь пешками в чье-то большой игре…

На одной из встреч у журналиста спросили:

— Что заставляет вас заниматься этой профессией?

— Прежде всего, я хочу оставаться человеком. Если могу помочь, предостеречь, защитить кого-то, то обязательно сделаю это. Можно обвинять моих коллег, в предвзятости, в амбициозности, в необъективности – в чем угодно. Но мы не воруем, а честно отрабатываем свой, ох какой нелегкий, кусок хлеба.

Послесловие
Вот как это было в далеком 1997 году. А какие вызовы стоят перед современными СМИ не только украинскими, но и мировыми, – читайте в следующей статье.

Facebook Comments

Евгения Маркарян - журналист, редактор, PR-щик. В профессии - более восемнадцати лет. Занималась разработкой концепции, созданием, позиционированием и выводом на рынок нескольких всеукраинских изданий, затрагивающих разные сегменты рынка: Работала редактором отделов в деловых изданиях, посвященных маркетингу, рекламе, PR, HR-консалтингу, бизнес-коммуникациям, здравоохранению и фармакологии. Работала пресс-секретарем и начальником отдела PR в крупных страховых компаниях. В настоящее время - независимый журналист

Читай все статьи