Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Arianne Świeca

В Беларуси без изменений. Судебные процессы в Москве и Минске

Повесть о двух городах или два процесса с политической подоплекой — один закончился вынесением приговора,  другой — освобождением. Оба являют собой проявления режима.

In Belarus, author: Per Petterson, source: Flickr

В Беларуси, автор: Пер Петтерсон, Источник: Flickr

В России антикоррупционный блоггер и оппозиционер Алексей Навальный был приговорен к 5-ти годам лишения свободы по сфабрикованному обвинению в уклонении от уплаты налогов, это случилось в рамках недавнего жестокого подавления российского оппозиционного движения, возникшего после сфальсифицированных парламентских выборов в декабре 2011. В Минске же, напротив, 19-го июля, с журналистки Ирины Халип (которая является к тому же женой бывшего оппозиционного кандидата в президенты Андрея Санникова, арестованного в ночь выборов в декабре 2010 года режимом Александра Лукашенко и отбывшего 1,5-годовое заключение) после завершения двухлетнего условного срока, было снято обвинение. Последние два года она провела под домашним арестом.

Между тем, в своем майском сообщении литовец Юстас Палецкис — докладчик делегации Европарламента по Беларуси — утверждает, что ситуация с правами человека в Беларуси в 2012 году улучшилась, и предлагает снять визовые санкции ЕС против беларуских чиновников, причастных к декабрьским репрессиям 2010 года против гражданского общества. И в самом деле, санкции были сняты с министра иностранных дел Владимира Макея, и он в настоящее время находится в Брюсселе на встрече с министрами иностранных дел стран Восточного партнерства. Является ли этот новый диалог ЕС с Беларусью следствием каких-то изменений в Минске, (а в народе говорят, и Россия идет по тому же пути что и Беларусь — то есть, по пути репрессий)? Ответ прост: Нет.

«Бывших политзаключенных в этой стране не будет, пока существует этот фашистский режим«, — сказала Халип после судебного заседания. «Если кто-то считает, что я теперь свободный человек, это ошибка.» Правительство до сих пор удерживает десятки политических заключенных, как показывают многочисленные освобожденные в прошлом году. Многие сейчас живут в изгнании за рубежом (в том числе муж Халип, Андрей Санников, и Наталья Радина, редактор новостного сайта Charter97.org); выбор остаться в Беларуси может повлечь за собой еще более серьезные репрессии.

Палецкис может усмотреть улучшения в ситуации с правами человека, но метла в Минске метет та же самая. Беларусь остается «маленьким скелетом в шкафу у матушки-Европы», эта зачастую смехотворная диктатура крепко держится за свои границы. Ее граждане повседневно сталкиваются с преследованиями за участие в политической жизни, за любую попытку развития национальной беларуской культуры, кроме как продвижения советской культуры; ее граждане не имеют права голоса при принятии деловых решений, а участие в любых гражданских мероприятиях, которые непреднамеренно приоткрывают несостоятельность государства, может обернуться для них гонениями. Иной раз, размещение фотографий десантирующих плюшевых медведей на личном блоге может привести вас в тюрьму или же вас обвинят в «экстремизме», как случилось с фотографами, участвовавшими в BelarusPressPhoto2012.

На фоне дефицита и девальвации национальной валюты в течение последних двух лет, в декабре прошлого года Лукашенко постановил, что рабочие занятые в некоторых сферах производства не могут уволиться по своему желанию (например, для в поисках более высокой заработной платы в России); тех же, кто рискнет, будут приговорены к принудительным работам. Беларусы могут выезжать за границу, если умудрятся получить визу, но на большее они рассчитывать не могут. Как уже часто отмечалось, секретная полиция по-прежнему носит свое советское название — КГБ.

Условный приговор Халип — это лишь очередной ход в игре Лукашенко, который правит страной уже 19 лет: он использует положение между Востоком и Западом и, балансируя, периодически идет на уступки Западу в обмен на стабилизационные кредиты (например, от МВФ) и для уменьшения зависимости Беларуси от России. Лукашенко недавно совершил поездку в Китай, поскольку стремиться разнообразить свои источники финансовой поддержки и не обращаться снова к России. Все сводится к тому, что в Беларуси нет никаких изменений сверху, диалог с Западом и освобождение политических заключенных — это как использование косметики; режим будет придерживаться стратегии близкого и одновременно недостижимого компромисса так долго, как это возможно.

Изначально опубликовано на ariswieca.wordpress.com

Перевод МА

Facebook Comments
Arianne Świeca

Writer and researcher fascinated by the battle for identity

Читай все статьи