Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Nikolai Holmov

Таможенный союз может отказаться от зоны свободной торговли с Украиной

Советник президента Владимира Путина Сергей Глазьев сделал, похоже, довольно определенное заявление относительно будущего русско-украинских торговых и деловых отношений, а также относительно НИОКР, касающихся ноябрьского подписания соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной.

English: Single markets in Europe: European Economic Area and Common Economic Space, author: Datasta, source: Wikimedia Commons

Рынки в Европе: Европейское экономическое пространство и Единое экономическое пространство, автор: Datasta, источник: Wikimedia Commons

Существует, возможно, необходимость поближе присмотреться к техническим особенностям торговой бюрократии, если Украина собирается отказаться от российской системы ГОСТ стандартов и заменить её стандартами ЕС. Несомненно, что множество текущих подписанных контрактов, относящихся к ГОСТ стандартам, повиснет в воздухе, когда Украина в какой-то момент в будущем больше не будет работать по этой системе.

Возможно, для дальнейшего развития существует необходимость юридического решения этих вопросов. Однако не нужно их политизировать, как это происходит в настоящее время; за исключением особого намерения использовать этот вопрос как политический инструмент — а это именно то, что произошло на прошлой неделе.

В день, когда СМИ стали говорить о «торговой войне», я написал, что это ни в коем случае не «торговая война», это вообще не о торговле:

«Я был бы удивлен, если этот вопрос не решится до конца месяца.

Ведь среди продуктов, которые прибут в Россию со значительной задержкой: поезда и подвижные составы, запасные части для всего вышеупомянутого, сталь, трубы и другие металлы для строительства, авиационные реактивные двигатели и пропеллеры, трансформаторы и материалы для дорожного строительства, не говоря уже о шоколаде и молочных продуктах. Все это не так легко заменить и восполнить внутри России — по крайней мере, в настоящий момент.

Целью действий российской стороны является не длительные задержки поставок российским предприятиям украинской продукции, а создание паники в Киеве и среди украинских производителей, а также демонстрация и справедливое предупреждение о будущих неприятностях, которые могут ждать Киев в будущем, если он подпишет Соглашение об ассоциации».

В течение недели стало ясно, что никакой «торговой войны» не было — и именно поэтому я никогда не использовал это выражение. Позиция России жесткая, как и ответ Украины — по крайней мере публично.

Если верить Арсению Яценюку, лидеру оппозиционной партии Батькивщина: «Запрет украинского экспорта — их последний козырь» — показывая, что больше ничего последовать не может. Тем не менее, Яценюк, несомненно, будет сожалеть о таком грубом и необдуманном заявлении (не в первый раз). На самом деле, в арсенале России есть еще несколько опасных для Украины средств, которые могут быть пойти в ход в любое время.

Последний шанс России сорвать украинское соглашение об ассоциации с ЕС может быть реализован не в ближайшие несколько месяцев до подписания (о чем твердят все СМИ и политики), но в период между подписанием и ратификацией, который продлиться по крайней мере 2 года.

Итак, Украину ожидает огромное количество махинаций — в разных видах и сферах  — не только в политической, деловой и финансовой, но и в социальной сфере, и в таком количестве, как Украина испытала за все годы независимости. Украине придется приготовиться к неприятностям.

Что касается соглашений, то только когда все 28 стран-членов ЕС, институты ЕС и Украины ратифицируют соглашения, только тогда про-украинские силы внутри ЕС, и проевропейские силы в Украине смогут позволить себе расслабиться.

Несмотря на то, что при любой возможности Таможенный союз (читай Россия) пытается повлиять на будущий выбор Украины с чисто экономической точки зрения; российская заинтересованность связана с желанием этой страны сохранить народ с его историей, культурой и языком, воспринимаемыми как общие, с нетерпением и благосклонностью дожидается этого выбора. То, что Украины отвернулась от России в пользу ЕС, станет большой проблемой для Кремля, когда множество рядовых россиян начнут задаваться вопросом — не является ли выбранное Украиной направлении на самом деле правильном и не должна ли также и Россия последовать этому направлению?

На кону у России поставлено намного больше, чем у ЕС; таким образом, в период между подписанием и последующей ратификации этот «последний козырь» из комментария Яценюка, безусловно, вернется и аукнетсяему. К счастью для него, будучи в оппозиции — и, вероятно, оставаясь там в течение следующих нескольких лет по крайней мере — ему не придется решать эти проблемы.

Возвращаясь к заявлению Глазьева, выйдет ли Таможенный союз из зоны свободной торговли с Украиной? Не сразу, но это не означает, что не выйдет, если ратификации соглашения между Украиной и ЕС станет реальностью в ближайшие годы.

Украине не мешало бы оценить, насколько быстро Россия может заменить своих текущих украинских поставщиков, ведь в Кремле уже, безусловно, работают над этим сценарием прямо сейчас.

Эта статья первоначально была опубликована на  OdessaBlogger

Перевод МА

Facebook Comments

UK citizen living in Ukraine since 2005 after working 15 years for The Crown. Actively engaged in civil society, blogger, Chatham House member, policy wonk, contributer to numerous Eastern European PhD papers, books and papers.

Читай все статьи