Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Konstanty Chodkowski

Интервью с вице-премьером Венгрии: сотрудничество В-4 является ключевым для нашего будущего

21-25 августа в венгерском городке Кёсег (Kőszeg) прошел фестиваль «Транзит – на границе». Помимо концертов, основным пунктом программы были семинары о политике в регионе Центральной Европы, организованные CEPC (Central European Policy Center). Занятия вели известные польские и венгерские преподаватели и активные политики, в том числе вице-премьер-министр Венгрии доктор Тибор Наврачич.

Konferencja / Festiwal

Конференция/Фестиваль «Транзит – на границе», автор: Константин Ходковский, источник: Eastbook.eu

Я не преминул воспользоваться возможностью взять у него интервью. Наша встреча, хотя и была заранее определена, была очень короткой. Начал я разговор с вопросов о региональном сотрудничестве (среди прочего, об отмене саммита Вышеградской группы в замке Фертод), о Восточном партнерстве и отношениях между Брюсселем и Будапештом.

***

С вице-премьером Венгрии и председателем фракции Фидес в венгерском парламенте Тибором Наврачичем беседует Константин Ходковский.

Мой первый вопрос касается отмененного саммита Вышеградской четверки. Нам известна официальная причина – внутренние проблемы в Чешской Республике – однако, кроме этого, есть ли другие проблемы на линии Будапешт-Варшава или Будапешт-Братислава?

Встреча была отменена исключительно из-за внутренней ситуации в Чехии. Степень легитимности правительства там слишком слаб, чтобы можно было принимать серьезные, обязывающие решения. Я думаю, что перенос даты встречи пойдет всем (особенно делу) на пользу. Лично же я считаю, что нам нужно более интенсивное общение друг с другом, мы должны организовывать саммиты Вышеградской группы чаще и более тесно сотрудничать.

То есть со стороны Варшавы все в порядке?

Я думаю, что мы все должны понять, что сотрудничество в регионе Центральной Европы является ключевым для нашего будущего.

Какая же дата для встречи будет подходящей? Когда пройдет саммит?

Я думаю, что осенью – в сентябре или октябре.

В ноябре нас ждет очередной саммит – на этот раз Восточного партнерства. Как Вы оцениваете шансы Украины на подписание соглашения об ассоциации с ЕС?

Я знаю, что поляки в этом вопросе бывают чересчур оптимистичны. Мы должны помнить, что переговоры по соглашению обязывают не только ЕС, но и Украину. Украина должна выполнить все определенные в ходе переговоров требования. Однако, если поляки настроены оптимистично, то я полагаюсь на их инстинкт.

Каково основное отношение Венгрии к проекту Восточного партнерства?

Мы решительно поддерживаем идею Восточного партнерства, усилия Польши в этой области имеют для нас особую ценность. Существует также разделение работы между Польшей и Венгрией в области политики ЕС в отношении ближайших соседей – Польша ориентирована на восток, Венгрия на юг. Я думаю, что это лучшая формула сотрудничества.

Wywiad z Tiborem Navracsicsem, źródło: Eastbook.eu.

Интервью с Тибором Наврачичем, источник: Eastbook.eu.

А как венгерское правительство смотрит на ситуацию Венгрии в Европейском Союзе? Чувствуется ли возрастающая изоляция в среде Евросоюза, вызванная критическим отношением Комиссии ЕС к спорным внутренним реформам?

Мы не ощущаем никакой изоляции. Наши отношения с другими странами следует оценивать как очень хорошие. Более того – мы входим в роль лидера в регионе Центральной и Южной Европы, являемся очень активными членами ЕС. Мы не чувствуем никакой тенденции к изоляции Венгрии на международной арене.

То есть сомнения, касающиеся демократии и свободы прессы в Венгрии, являются необоснованными?

Мы пытаемся построить новую институционально-правовую систему – это понятно, что вокруг таких стремлений будут появляться споры, что люди будут дискутировать и полемизировать. У нас нет проблем ни с демократией, ни со свободой слова, скорее, это у Европейской комиссия с ней проблемы. В результате дискуссии мы несколько изменили свою позицию и ожидаем аналогичного шага со стороны Европейской комиссии, так, чтобы было равновесие. Вполне естественно, что мы будем действовать в защиту наших национальных интересов. Однако трудно понять, чьи интересы защищает Европейская комиссия.

В Венгрии (как в Польше), существуют круги, которые интерпретируют национальный интерес в контексте исторического величия своей страны. Как с этим справляется венгерское правительство?

В Венгрии не существует серьезной политической силы, проталкивающей идею «Великой Венгрии». Нет также необходимости в ее реализации, потому что государство поддерживает очень сильную связь с венграми, которые остались за пределами страны, в том числе на территории Словакии и Румынии. Кроме того, мы поддерживаем очень хорошие отношения с правительствами этих стран. Поэтому серьезной политической угрозы для наших соседей, что разразится насилие во имя «Великой Венгрии», не существует.

Спасибо за беседу.

Перевод: ASB

***

Отчет с фестиваля «Транзит» с описанием его политического фона – в следующей статье.

Фото на главной странице: Кёсег, автор: dincsi на Flickr

Facebook Comments

Absolwent Uniwersytetu Warszawskiego. Nieprzejednany ukrainofil. W marcu 2014 r. rzucił studia w Moskwie na znak protestu wobec aneksji Krymu. Woli być "w" niż "na" Ukrainie.

Читай все статьи