Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Adrienne Warren

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес: устранение разграничений и пересмотр перспектив

Благодаря Эстонии изменяется восприятие Балтийского региона и его будущего. О технологических прорывах Эстонии, ее интернет-свободе и электронной демократии написано немало. Но в запасе у Эстонии гораздо больше достижений, чем это кажется на первый взгляд, и, возможно, в не менее важных сферах. Президент Тоомас Хендрик Ильвес рассказал Eastbook.eu о том, как Эстонии удалось избавиться от советского наследия и сколь значительным было принятие нового языка и видения, отражающего современность, а не прошлое, а также о том, что другие страны, стремящиеся в ЕС, например, страны Восточного партнерства, могут кое-что позаимствовать из опыта Эстонии — молодой страны, у которой есть своя миссия…

President of Estonia Toomas Hendrik Ilves, author: European University Institute, source: Flickr

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, автор: European University Institute, источник: Flickr

Адриенн Уоррен, Eastbook.eu: В недавнем интервью (“How Did Estonia Become a Leader in Technology”) Вы говорили о необходимости избавляться от «унаследованного мышления». Такой сдвиг в мышлении и видении будущего, похоже, имеет ключевое значение для дальнейшего развития. Как бы Вы посоветовали избавляться от укоренившихся взглядов?

Президент Тоомас Хендрик Ильвес: Как это ни парадоксально, но своими успехами мы, возможно, отчасти обязаны той бедности и отсталости, которые оставила после себя советская оккупация. Из-за этого некоторые вещи нам пришлось начинать с нуля. Часть нашей технической инфраструктуры на протяжении всего периода оккупации оставалась на уровне 1930-х годов, и после этого, будто бы в подарок, нам предложили телекоммуникационные технологии 1970-х годов. Но мы, к счастью, отказались от такой помощи и поэтому смогли продвинуться к тому, что в 1990 году было новшеством. Многие куда более крупные и богатые европейские страны держатся за то, что у них уже есть, и это мешает им использовать возможности, предоставляемые современными технологиями.

Tallinn, Estonia. author: Claudio.Ar. source: Flickr

Таллин, Эстония. Автор: Claudio.Ar. Источник: Flickr

Возможно, об этом «унаследованном мышлении» свидетельствует постоянное обращение академического мира к «постсоветскому пространству». Недавно в Twitter Вы упомянули, что термин «постсоветский» является устаревшим. Такое видение побудило и нас задуматься над тем, насколько корректные определения мы применяем к данному региону, и не стоит ли искать термины, которые бы более точно характеризовали Эстонию и, по сути, весь Балтийский регион. Какую новую лексику Вы порекомендовали бы научному и публицистическому миру для описания, изучения и обсуждения этих стран? Почему Вы считаете это важным?

Der Spiegel недавно опубликовал статью, где «Восточную Германию» объявили мертвой. Она была этапом на пути трансформации от ГДР к де-факто существующей сегодня объединенной Германии. Поэтому данное определение устарело как юридическое понятие. Жители восточных областей уже не только представители «Восточной Германии», они также, например, канцлеры и президенты Германии.

Аналогичным образом можно избавиться от «Восточной Европы», поскольку это не географическое, но геополитическое понятие. Мы сегодня не говорим о «пост-габсбургских» или «пост-османских» европейских государствах, так сколько же можно говорить о «постсоветских» государствах, то есть о странах, которые объединены определенным трагическим эпизодом своей истории, но которые формировались в различных культурных традициях и после распада советской империи пошли в очень разных направлениях?

«Аналогичным образом можно избавиться от «Восточной Европы»,
поскольку это не географическое, но геополитическое понятие.»

Мы не можем определять мир или наше место в нем, основываясь только на том, что было когда-то, это просто не имеет смысла. Сейчас имеет смысл говорить о ЕС, НАТО, Северо-Балтийском регионе или регионе Балтийского моря — о политических и культурных пространствах, у которых есть нечто общее — союзы, ценности, цели и интересы.

Tartu, Estonia. author: neilalderney123. source: Flickr

Тарту, Эстония. Автор: neilalderney123 . Источник: Flickr

Наряду с этим, ведётся множество споров о геополитическом положении Эстонии, существуют различные мнения о том, является ли Эстония Восточной Европой, Северной Европой или Северо-Восточной Европой, а недавно в отчете KPMG об Эстонии ее даже назвали центрально-европейской страной. Можете ли вы помочь положить конец этим дискуссиям и найти подобающее место для Эстонии и Прибалтики в целом?

Эстония является одной из наиболее интегрированных стран Европы и нашего региона. Мы входим в ЕС, в НАТО, в Еврозону, Шенгенскую зону, ОЭСР. Конечно, географически мы находимся не в центре Европы, но у нас есть прочные связи с центрально-европейскими странами, такими как Германия и Польша. Так нужно ли нам проводить такие строгие разграничения? Во времена холодной войны Прага считалась Восточной Европой, а Вена Западной, хотя Прага больше выдвинута на запад, чем Вена. Аналогично Хельсинки считались Западом, а Таллин — Востоком, хотя Хельсинки расположены на север от Таллина. Возможно, сейчас нам следует обращаться к географическим направлениям вместо искаженных устаревших политических категорий.

Pärnu, Estonia. author: Kalamaja Kaspar. source: Flickr

Пярну, Эстония. Автор: Kalamaja Kaspar. Источник: Flickr

Посол Республики Молдова в Эстонии Виктор Гузун в последнее время приводит Эстонию в пример Молдове и говорит, что Эстония предлагает дорожную карту интеграции с ЕС, что даёт надежду также другим нациям. В связи с этим мы в Eastbook.eu развиваем институцию, занимающуюся анализом эстонской политики и её опытом создания свободного и открытого общества в процессе интеграции с Европейским Союзом. Мы хотели бы предложить этот опыт и другим странам региона, которые стремятся развивать более крепкие отношения с ЕС, чтобы ускорить их прогресс на пути к демократии и процветающему обществу. Господин Президент, мы будем признательны за Ваши мысли по этому поводу — была ли бы такая институция полезна Эстонии в годы ее присоединения? Как нам сейчас лучше всего воплотить такой проект по созданию исследовательского центра, работающего на благо стран, желающих присоединиться к ЕС?

Я думаю, что для нас было очень важно то, что мы знали, чего хотели, мы всегда знали это в период оккупации — мы хотели быть независимой, либерально-демократической европейской нацией. У нас давние и прочные исторические связи с Европой. И когда Эстония впервые получила свою независимость в 1918 году, в нашей Декларации независимости мы заявили о либерально-демократических ценностях. Мы знали, к чему хотим вернуться, и были готовы восстановить наши демократические институты, когда нам снова представилась такая возможность.

«Как видим, демократия
не возникает автоматически как побочный продукт капитализма или рыночной экономики»

Не все страны, которые проходят сейчас трансформацию, имеют перед собой такие ясные цели. Как видим, демократия не возникает автоматически как побочный продукт капитализма или рыночной экономики, необходимо опираться на демократические ценности и институты, необходимо верховенство закона. Нам сильно помогли наши соседи Финляндия и Швеция, немало пользы принесли наши собственные люди на Западе. Но нам также давали советы, к которым мы мудро не прислушались. Например, МВФ не рекомендовал нам создавать собственную валюту, а мы все же решили пойти на это. Таким образом, мы с удовольствием поделимся нашим опытом с теми, кто хочет о нем услышать, но мы не станем никому указывать, как нужно жить, — мы знаем, что никто не любит чрезмерного покровительства.

Narva, Estonia. author: Sergey Melkonov. source: Flickr

Нарва, Эстония. Автор: Сергей Мелконов. Источник: Flickr

О прорывах Эстонии в области технологий и электронной демократии немало писалось, многие анализировали ее успехи. Прогресс Эстонии в этой сфере является замечательным примером, который другие страны могут применить в качестве модели развития. Но успехи Эстонии этим не ограничиваются. Не могли бы ли Вы назвать другие области, где Эстония подает прекрасный пример развития как своим соседям, так и всему остальному миру?

В связи с развитием сферы ИКТ у нас вырисовывается довольно впечатляющая картина стартапов — в прошлом году на европейском конкурсе стартапов 30 фирм были признаны лучшими среди тысяч европейских компаний, принявших участие в конкурсе, — и семь компаний из тридцатки лучших были эстонскими. Эстонии тогда достались первое и третье места. Так что, как мне кажется, наш прогресс в области ИКТ приносит свои плоды. У нас есть Центр НАТО по передовому опыту в сфере кибербезопасности, а Агентство ЕС по информационным технологиям находится в Таллинне. Вместе с Таллиннским техническим университетом, который проводит исследование социальных изменений, связанных с развитием сферы ИКТ, мы стремимся преобразовать  нашу Академию электронного управления в мозговой центр. Так что речь идет не просто о технологиях, но об изменении образа жизни в целом. И у нас есть все необходимое, чтобы проанализировать эти процессы.

Конечно, мы занимаемся и другими вещами. Хороших результатов добиваются сейчас эстонские лыжники, теннисисты и фехтовальщики. Во всем мире известны наши песенные фестивали, кроме того, наши фестивали поп-музыки, например, эстонская Неделя музыки, привлекают гостей со всей Европы и других частей света; к тому же, на наших глазах растут прекрасные молодые музыкальные коллективы и исполнители.

Интервью с Его Превосходительством Президентом Тоомасом Хендриком Ильвесом.

Eastbook.eu выражает Вам свою благодарность

______________________________________________________

Наблюдайте за Президентом Ильвесом в Твиттере

 

Перевод МА

Facebook Comments

Graduated in International Relations and Russian. Resident of Estonia, but a citizen of the world. Most interested in contributing to the progress and education of mankind--as the primary tool of achieving global unity.

Читай все статьи