Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok

С приближением своего пятого дня рождения, Форума гражданского общества (ФГО) Восточного партнерства (ВП) встел перед трудным выбором. Равно как и Восточное партнерство в целом перед грядущим саммитом в Вильнюсе. На нем предполагалось отпраздновать завершение переговоров с четырьмя из шести стран-партнеров, что подтвердило бы, что ВП действительно приблизило эти страны к Европейскому Союзу (ЕС).

The 5th Annual Meeting of the EaP Civil Society Forum

Но внезапное решение президента Сержа Саргсяна отодвинуть Армению от ЕС и присоединиться к Таможенному союзу, который поддерживается Россией; а также неопределенность относительно того, освободит ли Украина Юлию Тимошенко и, следовательно, будет ли способна подписать Соглашение об ассоциации (СA) с ЕС, оставляет всего две страны, которые наверняка подпишут соглашение — Грузия и Молдова. Все это подливает масло в огонь неопределенности в отношении будущего Восточного партнерства, поскольку есть страны в ЕС, которые, как например Франция, никогда не считали политику, что в будущем может привести К расширению ЕС на восток, хоть сколько-нибудь разумной.

Подобный сценарий оставил бы ФГО в одиночестве. Первоначально, его идея возникла в Чешской Республике, и далее проект ФГО был рассмотрен Европейской Комиссией, которая увидела в неправительственных организациях шести стран-партнеров своих союзников в деле демократических и рыночных реформ в странах Восточного партнерства. ФГО был поддержан Штефаном Фюле, комиссаром по вопросам расширения и политики соседства, срок его полномочий заканчивается в следующем году. Своей поддержкой Восточного партнерства он раздражает многих членов ЕС, и вполне может быть, что эти страны будут продвигать на это место в новой комиссии кого-то менее преданного Востоку.

Это означало бы сокращение поддержки ФГО, разнообразных групп НПО, которые способны выжить не только благодаря помощи со стороны ЕС, который финансирует профессиональный секретариат в Брюсселе, а также заседания в течение года, которые позволяют поддерживаться связь.

Это важно. На данный момент ФГО представляет собой архипелаг из организации, или, вернее, шесть архипелагов, которые питают приверженность в первую очередь к своим же организациям, также к национальной платформе, и уж потом, возможно, к более всеобъемлющей цели, которая заключается в пропаганде реформ во всем регионе и проявлении взаимной солидарности через границы, если какие-либо организации испытывают давление из вне. В прошлом году он был Руководящим комитетом, который выступил против правительственных кампаний против гражданских свобод в Азербайджане и, в последнее время, в Армении, когда были избиты правозащитники и протестующие. Но ФГО еще предстоит достичь, если это вообще когда-либо случится, такой солидарности между собой, когда бы нападение на активиста в Баку вызывало бы акции протеста в Минске или в Киеве.

После Вильнюса ФГО придется пересмотреть свою роль вне зависимости от того, каким путем двинется Восточное партнерство дальше. Если соглашение об ассоциации будет подписано с Украиной и парафировано с Грузией и Молдовой, то мониторинг и та общественная деятельность,которую до этой поры вели НПО сфокусируются на реализации соглашений об ассоциации. Дорожная карта, по которой Европейская комиссия до сих пор старалась следить за ходом реформ, относительно этих стран устареет. Будущее Армении неясно, тогда как в случае Беларуси и Азербайджана формуле ВП придется ждать, пока правительство не решит изменить свою позицию в отношении соблюдения гражданских прав.

С другой стороны, если СА будут парафированы в Вильнюсе только с Грузией и Молдовой, проект Восточного партнерства будет объявлен провальным и может быть де-факто закрыт. Это будет серьезным ударом для ФГО. До сих пор деятельность ФГО и Восточного партнерства в целом, были основаны на убеждение (возникшем после 1989 года), что страны-партнеры хотят принять стандарты и ценности ЕС. Брюссель был убежден, что все, что необходимо, чтобы помочь этим странам с реформами, — это финансовая поддержка и обучение. И через некоторое время согласно этой теории — «они станут такими же, как мы». Однако оказалось, что локальные консервативные силы, и противостояние России, были гораздо сильнее, чем изначально предполагалось. Действительно, достигнутые изменения, прежде всего, благоприятны для местных олигархов и клептократов в правительстве, а не для населения в целом.

Если исчезнет вера в волю к реформам правительств ВП, тогда с кем будут сотрудничать местные НГО, входящие в ФГО национальных платформ? Как сторонники реформ и потенциальные союзники, ныне бездействующих, реформаторов в правительствах ВП, они окажутся врагами правительств, отошедших от ЕС. Будут ли НГО тогда распущены или предпочтут более оппозиционный подход? С этой дилеммой в настоящее время сталкивается ФГО в Армении. И готов ли ЕС эмоционально к поддержке конфронтационной позиции НПО? Такова ситуация в Беларуси, где национальная платформа ФГО находится в оппозиции к правительству, и нет никакого диалога между этими двумя сторонами. Все это не может дать Брюсселю то, что ему нужно больше всего, а именно дружественных и стабильных обществ на Востоке.

На самом деле, нужны ли НПО в регионе такие трансграничные структуры, как ФГО? Ведь все они росли и сформировались еще до Восточного партнерства и до того, как в 2009 был создан ФГО благодаря финансированию со стороны доноров из Европы и США. Это будет одним из вопросов, который зададут себе участники пятого ежегодного форума в Кишиневе.

_______________________________

Кшиштоф Бобинский Сопредседатель руководящего комитета Форума гражданского общества Восточного партнерства

PL – EN – UA

ФГО ВП в Twitter

ФГО ВП в Facebook

Перевод МА

Facebook Comments
Krzysztof Bobiński

Krzysztof Bobiński is the Co-Chair of the Steering Committee of the Eastern Partnership Civil Society Forum http://www.eap-csf.eu

Читай все статьи