Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Krzysztof Nieczypor

Послевыборный пейзаж Грузии – комментарий

Недавно прошедшие выборы президента Грузии стали важным рубежом в грузинской политике. До конца этого года грузинскую политическую сцену покинут двое самых крупных игроков – президент Михаил Саакашвили, у которого как раз заканчивается его последний, второй срок правления, и премьер-министр Бидзина Иванишвили, который объявил о своем уходе из политики. Как это повлияет на внутреннюю ситуацию в Грузии?

Micheil Saakaszwili i Bidżina Iwaniszwili. Źródło: facebook.com/OfficialBIDZINAIVANISHVILI

Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили, источник: facebook.com/OfficialBIDZINAIVANISHVILI

Высокий – более 60% – результат кандидата от правящей коалиции «Грузинская мечта» на прошедших 27.10.2013 г. выборах, безусловно, порадовал премьер-министра Бидзину Иванишвили и его правительство – ведь подошел к концу период двенадцатимесячной трудной коабитации с Михаилом Саакашвили в роли главы грузинского государства. Но больше всего результату было радо само заинтересованное лицо – Гиорги Маргвелашвили. Несколько дней назад его политический патрон, премьер-министр Иванишвили, публично пригрозил, что если он не наберет более 50% голосов и не выиграет в первом туре, он должен отказаться от дальнейшего участия в выборах (читать: Кандидату «Грузинской мечты» ставят ультиматум). К счастью для Маргвелашвили, планку удалось преодолеть, и он может теперь с высоко поднятой головой сообщить: «Господин премьер-министр, рапортую о выполнении задачи». Его радость тем больше, поскольку Маргвелашвили был и все еще остается в Грузии малоизвестным и не очень популярным. Полученный им результат стал отражением популярности премьера Бидзины Иванишвили и коалиции «Грузинская мечта».

Своей популярности Иванишвили (см.: Бидзина Иванишвили – самый популярный политик в Грузии) обязан слабости оппозиции и ослаблению позиций уходящего президента Михаила Саакашвили. Саакашвили пребывал у власти с момента президентских выборов в январе 2004 г., что составляет более 9 лет (в политике это просто эпоха). Это очень долго, учитывая количество реформ и изменений, которые с тех пор были проведены в Грузии. А заслуги Саакашвили в реформировании грузинского государства не следует недооценивать, особенно в области функционирования администрации и государственных служб (борьба с существовавшей коррупцией), европеизированного вектора внешней политики Грузии и демократизации страны, о чем свидетельствуют те же выборы. Международные миссии наблюдателей здесь единодушны: прошедшие выборы были свободными и демократическими.

Сам Саакашвили в последнее время не помогал ни своему кандидату, ни самому себе. Сосредоточение на антироссийской риторике (как, например, курьезное видео фортификационных сооружений, построенных за время его правления вокруг Тбилиси – см.: Недостроенные бункеры Саакашвили) и обвинение нынешнего правительства в предательстве национальных интересов в пользу России создало впечатление о президенте и его партии как о монотематической, склонной к политическим скандалам и не имеющей ни малейшего представления о том, как решить текущие проблемы граждан Грузии. Использование военной риторики хорошо для краткосрочной мобилизации электората, но в долгосрочной перспективе это вызывает у избирателей усталость и нежелание. К сожалению, Саакашвили не извлек урок из поражения на парламентских выборах в прошлом году и не поменял свой способ ведения политики. Ну а кто позволяет себе совершать в политике одни и те же ошибки, тот обречен на поражение по его собственному желанию.

Но следует отдать должное Саакашвили в его отношении к проигрышу в этих выборах. Как год назад, так и сейчас грузинский президент с пониманием отнесся к воле большинства граждан Грузии. Это нетипичное отношение для лидеров в Восточной Европе, а тем более на Кавказе. В этом году у нас была возможность наблюдать за выборами во всех странах Южного Кавказа – по очереди в Армении, Азербайджане и Грузии. Различия в политической культуре огромны. И именно это приводит к тому, что лично я смотрю на Саакашвили как на реального государственного деятеля грузинского государства и у меня складывается такое впечатление, что это не последнее его слово в грузинской политике. Саакашвили политик все еще относительно молодой (всего 46 лет!), активный, с большой харизмой и еще большими амбициями. Может быть, в его послевыборной позиции есть своя цель – уходящий президент хочет остаться в памяти как политик, который ввел в Грузии подлинно демократические стандарты и был верен им до конца. Этот капитал, в ситуации кризиса нынешних властей и разочарования грузинского общества, может в будущем окупиться и привести к тому, что возвращение «Миши» станет не только возможно, но и его будут ждать.

Не менее интересен и объявленный уход из правительства Бидзины Иванишвили. Премьер-министр Грузии объявил о том, что покинет свой пост вскоре после президентских выборов. Это беспрецедентное решение – как недавно описал его Радослав Сикорский (см.: Министры иностранных дел Польши и Швеции хвалят избирательную кампании в Грузии (+ видео) – вероятно, добавило несколько процентов голосов кандидату «Грузинской мечты». Иванишвили проявил себя таким образом надежным политиком, который держит свое слово. Он объявил о своем уходе после стабилизации ситуации в стране и так и собирается сделать. Но остается вопросом, будет ли означать его отставка с поста главы правительства его фактический уход из политики. Иванишвили все еще остается очень влиятельным человеком. Как прокомментировал заявление об уходе Иванишвили из правительства Марек Матусяк из Центра восточных исследований: «Мы будем иметь ситуацию, в которой он формально не занимает никаких постов, но остается самым богатым человеком в стране, самым популярным политиком, а на высоких постах находятся очень близкие к нему люди или даже зависимые от него. Мне кажется, что это очень невыгодный для Грузии сценарий, что впоследствии может привести к ситуации, когда фактический центр принятия решений будет находиться за пределами государственных структур. Грузия с большим трудом создавала государственные институты и процедуры, поэтому это будет опасно для страны и может разрушить текущие усилия и достижения». (читать: Президентские выборы в Грузии будут иметь серьезное влияние на отношения с ЕС – интервью с Мареком Матусяком).

Победа Маргвелашвили не будет иметь существенного влияния на текущую политику в Грузии, в основном из-за значительно усеченных компетенций главы грузинского государства. Грузия по-прежнему будет проводить проевропейскую внешнюю политику, что, вероятнее всего, уже в ноябре приведет к парафированию Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, и, возможно, его подписанию в следующем году. Не стоит ожидать также изменений в существующих отношениях с Россией. Несмотря на приход к власти «Грузинской мечты» с лозунгами о нормализации отношений с северным соседом, этого все еще не удалось сделать. Хотя вода «Боржоми» и грузинские вина вернулись на российский рынок, но вопросы гораздо важнее не решены – границы с Абхазией и Южной Осетией не только поддерживаются, но и незаконно перемещаются. Более примирительный подход нынешних властей в Тбилиси ничего в этом отношении не изменил, скорее даже, стал разрешением к более наступательным действиям России. Поэтому парадоксально, но победа Маргвелашвили – это неплохая новость для Брюсселя, а поражение лагеря Саакашвили – хорошая новость для Москвы.

Подробнее о выборах в Грузии:

Перевод: ASB

Facebook Comments
Krzysztof Nieczypor
Редактор Eastbook.eu

Выпускник факультета политологии (специальность: международные отношения) Университета им. Марии Склодовской-Кюри в Люблине, Межфакультетского центра изучения восточных славян Варшавского университета и Центра изучения Восточной Европы Варшавского университета.

Читай все статьи