Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Ketevan Kantaria

Пятничный Eastbook: От наступающего фашизма до проблем стран Центральной Азии

Прошедшая неделя пополнила мировую историю не одной страницей важных событий. В эйфории пребывали Кремль и все поддержавшие присоединение Крыма к Российской Федерации. Риторика не изменилась, она даже стала четче — аннексию подали как «воссоединение», а нелегитимный референдум, как «волеизъявление народа». В этом выпуске пятничного Eastbook самое интересное за неделю, собранное нашими коллегами из англоязычной версии.

— — —

Андрей Бондарь:

«Почему России нельзя. Взгляд из Украины»

Author: Stuart Rankin, s

Author: Stuart Rankin / Ukraine and Russia, satellite

«Как же так: американцам можно, а России нет?» — сегодня один из самых обсуждаемых вопросов поднятый Россией, пишет украинский поэт, публицист, переводчик Андрей Бондарь (). События, развернувшиеся в Украине не должны были оставить сомнений в намерениях и вообще политическом курсе РФ. Россия старается играть роль «мирового полицейского» настаивая, что она тоже имеет право бомбить Ирак или отправлять войска в Афганистан. «Почему мы не можем устроить все так, как нам выгодно?»  — спрашивает она, впрочем забывая, что «Украина не Афганистан, а Михаил Саакашвили не Саддам Хусейн».  В погоне за былым величием, целью режима Путина является возвращение мира в условия холодной войны. Усугубляет положение то, что:

…в течении двадцати трех лет с момента распада СССР, изменился мир, но не Россия.

Описывая «политического монстра», автор отмечает его характер не скупясь на эпитеты: «постмодернистское слияние протекционистской, нео-имперской идеологии с элементами шовинизма, присущий стилю России». Все это, по его  мнению, не может не напоминать нацизм.

Положение России после распада СССР принесло не мало вопросов, а один из них тесно связан с ролью оставшегося «призрака советской идентичности» в умах миллионов русских. В поисках новой идеологии, не было придумано ничего лучше чем возвращение к «старому доброму русскому имперскому шовинизму». Сейчас же, особенно настораживает его распространение за пределы Российской Федерации.

Все началось с поиска врагов. Они были найдены. Сначала чеченцы, потом грузины, геи, евреи, украинцы […] Все вызовы поставленные современным миром были легко встречены умелыми и эффективными фобиями. 

Путин & co. умудрились провести фантастический эксперимент: вернули мир в состояние холодной войны.

Под ярлыком нации победившей нацизм, был создан по-настоящему фашистский режим. «Фашисты будущего будут называть себя антифашистами» — именно по этому принципу построена реальность современной России. 

Характерно то, что Путин или «воссоединитель земель русских», говорит о «русских интересах», что в прямом переводе можно трактовать как неуважение к миропорядку сложившемуся после 1991 года. Все это, конечно, видно по его же действиям. Сегодня он оккупирует Крым, завтра возьмется за Польшу или Финляндию. Мы наблюдаем за формированием нового Третьего Рейха,  который топчет все мировые договоренности. Сегодня он процветает в России и уже начинает перелезать за ее границы,  считает Андрей Бондарь.

Именно так действовал Гитлер в 1938. И именно поэтому России нельзя. 

Читайте текст Андрея Бондаря полностью:

Why Russia Just Can’t. A Ukrainian Perspective

— — — 

Михаль Романовски

«Надежная Евразия: Насколько важна Центральная Азия?»

Central Asia. Author: Dieter Zirnig, source: Flickr

Central Asia. Author: Dieter Zirnig, source: Flickr

События в Украине спровоцировали новую волну глубокого анализа пост-советской жизни пост-советских стран. Михаль Романовски (), руководитель программы German Marshall Fund of the United States в Варшаве, пишет про страны центральной Азии, а именно: Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

После получения независимости в 1991 году, новая избирательная система в вышеупомянутых странах, характеризовалась внушительным количеством инноваций. Несмотря на это, старая политическая номенклатура, и в целом политическая система, не могли обеспечить построение нормально функционирующего будущего. Конструктивная работа особенно сложна в условиях руководства с советскими устоями и типом мышления.

Отмечая схожести между этими странами, автор отмечает доминирующую религию ислам, а также схожесть языков (тут выбивается из общей картины лишь таджикский, который не входит в тюркскую группу языков). И все же, среди главных подобий — разделяемый странами «кризис национальной идентичности». Он особенно актуален если брать во внимание этническую плотность населения.

В центральной Азии живет более ста этнических групп […] После распада СССР, идеологический вакуум был заполнен многовековой традицией клановой системы в регионе. 

Если же добавить еще одну схожесть стран, то есть долгосрочность пребывания на посту глав этих государств, то понятно почему в таких условиях «демократии сложно укоренится», ведь не происходит никакого обновления политических сил.

Несмотря на все плюсы и минусы, регион остается важным пунктом пересечения разных экономических и геополитических структур. Новый Шелковый путь мог бы стать прибыльным для различных заинтересованных сторон. Важную роль регион играет и из-за своего расположения, а именно с точки зрения безопасности.

Наибольшими проблемами региона считаются исламские радикалы, наркоторговля и незаконная торговля оружием. 

Проблемы эти могут обострится с выводом войск ISAF*/OEF** с Афганистана в 2014 году. Именно поэтому сохранение военного присутствия в регионе является важнейшим вопросом для США. Вашингтон срочно ищет новые возможности для этого и, по предварительным договоренностям, Таджикистан может выступить партнером и предоставить территорию для размещения американских военных баз.

Автор напоминает про теорию Сэмюэля Хантингтона, который утверждал, что столкновение цивилизаций может произойти именно в этом регионе.  Далее Романовски пишет:

Регион важен не только для России и Китая, но и для США и Европы. Вашингтон, как самый крупный донор Центральной Азии, должен содействовать развитию стабильной и благополучной концепции будущего региона, поддерживая гражданское общество и сохраняя сбалансированную, но твердую позицию по отношению к авторитарным правительствам.

Если же Запад не будет задействован, то в игру с удовольствием вступят другие игроки, так как это произошло в Украине, а поддержка демократии может занимать совсем не лидирующую позицию в их политической повестке дня.  

 

*ISAF — Международные силы содействия безопасности (англ. International Security Assistance Force);
**OEF — Операция «Несокрушимая свобода» (англ. Operation Enduring Freedom).

Читайте текст Михаля Романовского полностью:

Secure Eurasia: How Central Is Central Asia?

 — — —

Не пропустите обзор самого интересного за неделю уже в следующую пятницу. «Пятничный Eastbook» — это ваша порция всего, что достойно обозрения.

Мы на Twitter и Facebook

Facebook Comments

After getting Bachelor’s degree at the Department of Foreign Press and Information I've continued studies to get a qualification of Master of Journalism (Hons) from the Department of New Media at the National University of Lviv, Ukraine. I've worked as a SEO specialist in Lviv City Council and freelanced publishing my articles on different Ukrainian websites. I have been a trainee at TV stations in Georgia and Belarus and attended different international events. I have volunteering background at the conferences; since 2012 I am a contributor at the International youth web magazine WAVE. My interest spreads on the techniques of telling stories; I am a follower of “sapere aude” and define journalism as ‘the art of being interested.

Читай все статьи