Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok

Есть старая русская пословица «Не бей дубьем, бей рублем», которая означает, что, если мы хотим нанести вред противнику, то наиболее эффективным способом сделать это будет использование экономических, а не физических мер. Россия, несмотря на недавнюю полувоенную интервенцию в украинский Крым, кажется, начинает интуитивно понимать суть этой фразы.

Member states of the Customs Union and the Single Economic Space. Author: First twaddler, source:

Страны-члены Таможенного союза и Единого экономического пространства. Aвтор: First twaddler, источник: Wikimedia Commons

Стремление Москвы повторно объединить постсоветское пространство в течение последних 20 лет привело к созданию различных организаций и моделей сотрудничества. Однако, только последний проект Евразийского экономического союза (ЕАЭС) набрал значительные обороты в политике.

Договор ЕАЭС между Беларусью, Казахстаном и Россией должен быть подписан в следующем месяце и вступит в силу в январе 2015 года.

Он основан на Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, которые существовали при участии сторон в 2010 и 2012 годах соответственно.

Президент России Владимир Путин заявляет, что этот проект не является попыткой возродить СССР.

Но он специально разработан, как противовес Европейскому союзу и программе Восточного партнерства в частности.

ЕАЭС удовлетворяет геополитические амбиции Москвы, чтобы в очередной раз объединить своих бывших союзников под одним — если не территориальным, то экономическим — знаменем. И Беларусь, и Казахстан, кажется, отзываются на эту инициативу из политического страха, а не неподдельного интереса. Такая же ситуация и с будущими членами блока. Союз, якобы ориентированный на партнерство, является фикцией, в которую верит только Россия.

Экономическое обоснование

Может ли будущий ЕАЭС восприниматься как экономически выгодный для своих членов? Последствия первых лет интеграции в этом отношении являются неоднозначными. После значительного роста торговли внутри блока в 2010-2011 годах движение замедлилось. В 2013 году страны испытали снижение оборота в торговле на 5% по сравнению с предыдущим годом. Будучи в основном рынками, ориентированными на экспорт, где минеральное сырье составляет почти 75% от общего объема внешней торговли, стоит представить неэнергетический показатель крупнейшей экономики в группировке: Россия. Экспорт машиностроения и оборудования из Москвы на Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), в том числе Кыргызстан и Таджикистан, вырос с 19% в 2010 году до 23% в 2011 году. Тем не менее, к середине 2012 года темпы восстановились, достигнув 16%.

Динамика в рамках Таможенного союза (ТС) также не показывает укрепление внутренней торговли.

Россия, как основной торговый партнер Минска, отметила сокращение импорта из Беларуси, который упал на 16,9% с 2012 по 2013 год. В прошлом году взаимный обмен между Беларусью и Казахстаном составил всего 1,4% от общего объема средств ТС, без признаков прогресса в долгосрочной перспективе. Это происходит отчасти из-за расстояния, а также из-за отсутствия обоюдно выгодного предложения.

Наконец, после реализации единой пошлины на импорт товаров, почти 50% ставок в Казахстане были изменены, в основном в сторону увеличения, что привело к росту цен в стране. Беларусь, чьи пошлины уже более чем на 70% были объединены с Россией, пострадала не так сильно. Тем не менее, большинство корректировок таможенных пошлин были благоприятными для Москвы, а не для ее партнеров.

Господство России

Еще одной важной задачей для союза, наряду с неравномерными экономическими показателями блока, является доминирование России.

И Беларусь, и Казахстан в определенных ситуациях заявляли, что господство Москвы является тревожным компонентом интеграции.

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), наднациональный регулирующий орган по образцу Европейской комиссии, базируется в Москве и укомплектована преимущественно представителями России. ЕЭК имеет двухступенчатый процесс принятия решений, которые проходят через Совет Комиссии и Правление. Решения принимаются Советом на основе консенсуса, в то время как Правление, с равным числом представителей и голосов для всех трех стран, принимает решение на основе квалифицированной мажоритарной системы. Однако, EЭК играет незначительную роль и наиболее важные соглашения по-прежнему зарезервированы для межправительственных консультаций, которые поддаются давлению. Так было, например, в случае спора между Россией и Беларусью за экспортные пошлины на нефть.

Асимметрия в группировке также видна при рассмотрении экономического потенциала государств-членов. На Беларусь и Казахстан приходится совместно только 7% торговли и 5% инвестиций в России, в то время как половина торгового оборота Беларуси приходит из Москвы. Распределение доходов от ввозной пошлины, из которых 88% идут в Россию, 7% в Казахстан и 5% в Беларусь, делает положение членов еще более несбалансированным.

Доминирование России на основании объемов ее экономики не вызывает сомнений. Это, кроме того, связано с прямыми субсидиями, будь то в виде льготных цен на энергоносители, ссуд или беспошлинной поставки нефти, которые предоставляются для Беларуси и Казахстана. Антикризисный фонд ЕврАзЭС, которым управляет Евразийский банк развития и финансируется в основном Москвой, поддержал Беларусь в общей сложности $3 млрд. финансового кредита, предназначенного для поддержания платежного баланса в стране.

Минск, который страдает также от постоянного дефицита внешней торговли, находится в кармане Москвы, которая гарантирует, что президент Александр Лукашенко будет ходить по струнке.

Астана, также опасающаяся влияния России, уже предложила включить пункт одностороннего выхода из ЕАЭС в учредительный договор.

Да, но…

Глядя на деятельность России по всему ЕАЭС, можно наблюдать определенную степень протекционизма. Москва с одной стороны поддерживает проект политически и продвигает, или даже форсирует, инициативу. Но, параллельно, она блокирует доступ к своей экономике и препятствует организационному упрощению, хотя оба этих фактора являются основой экономической интеграции.

Россия, например, требует различные лицензии от казахских и беларуских транспортных компаний, работающих внутри страны. Частным лицам необходимо иметь российские водительские удостоверения для вождения машины. Москва также делает невозможным экспорт табачных или строительных материалов из Казахстана на российский рынок. Кремль не один защищает собственную экономику. Беларусь пытается защищать свои интересы путем ограничения алкогольной продукции из Астаны.

Метод кнута и пряника, который Москва практикует в рамках Таможенного союза, сочетает в себе различные субсидии с политикой запретов и политическим давлением.

Вопрос, является ли эта стратегия адекватной и эффективной. В сочетании с быстрыми темпами интеграции и отказом этих стран соблюдать все согласованные правила, это может привести к исключительно фрагментарной интеграции. Уже в настоящее время считается, что Единое экономическое пространство, официально запущенное в 2012 году, не будет реализовано в полном объеме до 2020 года, если вообще будет реализовано.

Dreaming big. Integration of Eurasia? Author: Argo2014, source: Wikimedia Commons

Большие мечты. Будущая интеграция Евразии? Автор: Argo2014, источник: Wikimedia Commons

Кто следующий?

Евразийский экономический союз, который скоро будет создан, сталкивается с проблемами углубления и становится скорее экономически мотивированной инициативой. Существует также важный аспект расширения, который, по геополитическим причинам, особенно соблазнительный для Москвы.

Армения, как один из кандидатов, готова сейчас присоединиться к Таможенному союзу.

Была принята дорожная карта присоединения и проведено несколько рабочих встреч с представителями Таможенного союза. Два других возможных претендента — Таджикистан и Кыргызстан – считаются также очень заинтересованными в проекте. Кыргызстан представил свою дорожную карту ТС в 2013 году; переговоры с Таджикистаном еще не начаты, но 75% таджикского населения выступают за вступление в возглавляемую Россией группировку. Имея второстепенное экономическое значение для Москвы, эти страны Центральной Азии могут играть ключевую роль в подрывной деятельности против укрепляющейся торговой позиции Китая в регионе, путем введения общих пошлин на импорт внутри блока. Также немаловажен тот факт, что подавляющая часть ВВП Бишкека и Душанбе идет от мигрантов, работающих в России. Доля ВВП денежных переводов в Кыргызстане и Таджикистане составила в 2012 году 19,6% и 45% соответственно.

Еще одной страной, уязвимой для влияния России, является Украина.

Будущее Киева, в ЕАЭС или ЕС, в данный момент не определено.

Новое правительство борется с политическим и экономическим кризисом. Существует также реальная территориальная угроза, исходящая от Москвы. Чтобы склонить чашу весов в свою сторону, Путин применял различные тактики за последние годы, включая шантаж, и, казалось бы, выгодные, но в то же время очевидно разрушительные экономические стимулы. Россия выдавала Украине кредиты или снижала цену на газ, и в то же время применяла — и до некоторой степени сегодня применяет — антидемпинговые пошлины, ограничивала импорт продовольствия или устанавливала квоты на металлургическую продукцию. Учитывая, что более чем треть украинского экспорта и импорта уходит в страны Таможенного союза, и что Россия требует пересмотра газового соглашения с Украиной, Киев сталкивается с серьезной внутренней паникой.

Недавнее решение покинуть Содружество Независимых Государств может ударить по украинской экономике еще сильнее. Россия уже угрожает Киеву строгими санкциями и введением визового режима. Между тем, ЕС ответил временной отменой пошлин на товары украинского экспорта.

Новая упаковка, старая конфета

В теории, преимущества экономической интеграции по умолчанию понятны. Вполне вероятно, что ЕАЭС нужно больше времени, прежде чем торговые связи становятся более надежными, а результаты более очевидными. Усилия по запуску этого проекта уже сделаны. Были подписаны многочисленные соглашения, и растет потребность в дальнейшей кодификации и гармонизации между государствами-членами. Этот проект может также дать положительные результаты, если речь идет о стандартизации и отношениях с третьими странами.

Существует, однако, опасность того, что этот политически мотивированный и российско-центрированный блок, как Советский Союз, не окажется экономически оправданным.

Русская пословица «За казной, что за стеной» подразумевает, что реальная ситуация в экономике государства скрыта от взгляда общественности.

Региональная интеграция, получив новую упаковку в форме Евразийского экономического союза, может быть не только театром одного актера, но и пустой тратой времени.

_________________

Эта статья была первоначально опубликована на New Eastern Europe

Михал Романовский  является координатором программы Германского фонда Маршалла Соединенных Штатов в Варшаве.

Больше материалов автора на Eastbook.eu

Facebook Comments
Michał Romanowski

Michał Romanowski is a program co-ordinator at the German Marshall Fund of the United States in Warsaw. His foreign and security research interests include Eastern Europe, Russia and Central Asia. He has written for numerous publications, including The Diplomat, Global Asia, New Eastern Europe, Asia Times and Visegrad Insight. He is a member of the Pacific Forum CSIS Young Leaders Program.

Читай все статьи