Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok

Можно ли остановить Россию?

Применение экономических санкций напоминает демократию по Черчиллю – они часто безрезультатны и могут ударить рикошетом по государствам, которые их вводят. Однако они остаются единственным инструментом давления, когда подводят дипломатические средства, а ставка сделана на недопустимость кровопролития.

London City, autor: reway2007, źródło: flickr.com

Лондонское Сити, автор: reway2007, источник: flickr.com

В пятницу, 2 мая, Соединённые Штаты и Германия заявили, что, если Москва будет мешать проведению запланированных на 25 мая президентских выборов в Украине, то они введут санкции против ключевых секторов российской экономики. Принимая во внимание столкновения, произошедшие на прошлой неделе в Одессе, в результате которых погибло 46 человек, а также события в  Славянске, куда после акции уже вошла украинская армия и теперь там ведётся регулярное сражение с сепаратистами, очередные репрессивные средства по отношению к России должны быть предприняты немедленно.

Если для Соединённых Штатов политика санкций – это хлеб насущный, то лидеры Европейского Союза оказались перед трудным выбором. Достаточно принять во внимание их сильные экономические связи с Россией и станет ясно, что потенциальное замораживание части торговых оборотов с ней неминуемо приведёт европейских партнёров к огромным потерям. Более того, нет никаких гарантий, что экономические санкции подействуют.

Анализ 174 случаев, проведённый вашингтонским Институтом Петерсона, свидетельствует, что в двух третьих ситуаций экономические санкции, которые были призваны повлиять на изменение политики той или иной страны, не сработали. Оказалось также, что  санкции, направленные на погашение более мелких конфликтов (что можно применить и к текущим событиям в Украине) были эффективны только на 20 процентов!

Таким образом, статистика безжалостна при том, что альтернативные сценарии отсутствуют. Тем не менее, авторы  доклада, хоть и признают, что шансы на положительное решение патовых ситуаций при помощи санкций невероятно малы, но они приводят также комплекс факторов, которые в будущем могли бы повысить вероятность успеха.

Во-первых, основной ошибкой политиков, вводящих санкции, является склонность к переоценке их действенности и одновременное пренебрежение к другим средствам. В то же время экономическим санкциям в обязательном порядке должна способствовать политическая воля. В контексте украинско-российского конфликта наверняка имеет значение не только существенная финансовая помощь, но и know-how, необходимое для проведения соответствующих экономических и конституционных реформ.

Ничего нового нет и в том, что санкции будут ощущаться тем сильнее, чем крепче дипломатические и экономические связи между участвующими в них странами. Поэтому так важно, чтобы ближайшие европейские экономические партнёры России – такие, как Германия, Голландия или Италия, заняли решительную позицию по отношению к Кремлю и активно включились в политику ограничений, проводимую США.

Более того, экономические санкции являются менее эффективным инструментом в случае авторитарных государств. Хотя России до демократии далеко, однако она не монолитна. Элиты поддерживают Путина, поскольку ему удалось обеспечить в многоэтничной России политическую стабилизацию и экономический статус-кво, что позволяет процветать олигархам. Поддерживающие Путина элиты, привыкшие к космополитическому стилю существования, могут не поддержать его, если это будет связано с действительно ощутимым ухудшением их ситуации.

Персональные санкции, которые США и ЕС уже наложили на узкий круг людей и, в случае США, фирм из ближайшего окружения Путина, — это, с одной стороны, проявление нежелания рисковать собственными интересами, а с другой – вероятнее всего, страх перед нанесением удара по российской экономике и восстановлением против себя российского общества. Если предположить, что второе является правдой, то это положительный момент, однако для того, чтобы санкции были действительно эффективными, они должны быть применены в максимальном объёме – таково очередное положение доклада Петерсона. В этом контексте важно ударить по соответствующим лицам самым решительным и ощутимым образом – не только в материальном, но и в политическом плане.

В настоящее время лидеры США и Германии обещают секторные санкции, но они не уточняют, о каких отраслях экономики идёт речь. Барак Обама не исключает, что ограничения ударят по сектору вооружения и финансов. В то же время известно, что они наверняка не коснутся российского нефтехимического сектора.

Официальным ответом президента и премьер-министра России на введённые и обещанные ограничения стала имперская риторика, оценивающая возникший кризис как шанс на получение российской экономикой независимости от иностранного финансирования и импорта, а также базирование экономики на отечественном производстве. Это привлекательный слоган, поскольку значительная часть россиян верит в целесообразность большей автономии.

Однако эксперты предостерегают, что политика изоляционизма в настоящий момент представляет для России опасность. Обретение независимости от иностранных займов и международных банков в краткосрочной перспективе нереально. То же самое касается идеи создания российской системы платежей, что даже при максимальной мобилизации заняло бы как минимум полгода. Не иначе выглядит ситуация и с импортом продуктов питания, лекарств или текстиля. В 2009 году Владимир Путин назвал позором тот факт, что Россия на 40% зависит от поставок продовольствия, а российские пациенты принимают 50% лекарств зарубежного происхождения. С того времени существенных изменений, вопреки прогнозам российских властей, в этом плане не произошло. Более того, инвестиции в новые производственные сектора не являются наиболее сильной стороной российской экономики. Россия также не может позволить себе потерять европейский рынок сбыта своего газа, который составляет 2/3 российского экспорта, а поступления от экспорта энергии составляют свыше 50% российских приходов. Образ самодостаточной России весьма амбициозен, но в ситуации существенного замедления экономического роста (достигшего всего 1,3% в 2013 году, а 2014 год, вероятно, принесёт рецессию) он остаётся лишь формой политической пропаганды.

Таким образом, у Запада есть поле для манёвра в случае проведения шоковой терапии, которая, хоть и дорогостояща, но представляет собой единственно разумное решение. Ведь Россия после аннексии Крыма видит в Украине свои жизненно важные интересы и любой ценой будет стремиться вернуть полный контроль над ней. Москва продвинется настолько далеко, насколько ей это позволит Запад в широком понимании этого слова (имеется в виду не только США, Канада и ЕС, но также Япония и Австралия). Экономические санкции могут подействовать лишь при условии, что они будут нацелены на самые болевые точки и произведут максимальный эффект. Кроме санкций, необходимо предоставить помощь Украине – как материальную, так и смысловую, и логистическую. Более того, важно, чтобы теперешние экономические союзники и партнёры России сумели сделать ставку на ценности более высокого порядка, чем их местнические интересы. Если вышеуказанные условия будут исполнены, то вполне возможно, что наложенные на Россию санкции попадут в 20% тех случаев, которые увенчались успехом. Вопрос лишь в том, действительно ли готовы западные демократии рискнуть материальными благами во имя провозглашённых ими ценностей.

Перевод с польского: Людмила Слесарева

_____________________

Ещё о санкциях

Ещё о России:

В предверии Дня поражения

Война нового типа или российский сценарий захвата Украины

Facebook Comments
Читай все статьи