Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Roman Kravets

Чужим здесь не рады

Жители западной Украины начали уставать от беженцев с Донбасса и Крыма. В регионе много слухов и опасений по поводу новых жителей. Что сегодня говорят о беженцах во Львове, в сердце запада, и что их здесь ждет – в этом разбирался Eastbook.eu.

Фото: thisisbossi, Источник: flickr.com

— Это даже не то, что несправедливо, это настоящая трусость, потому-что наши парни гибнут на востоке, а их мужики бегут сюда и ждут, когда мы для них отвоюем Донбасс, — жестикулируя,  рассказывает 27-лений львовянин Михаил, который попросил не называть его фамилию.

По словам молодого человека, он не имеет ничего против дончан или луганчан, но сам факт, что во Львов бежат мужчины — его возмущает.

— Я понимаю, что люди убегают от войны и, конечно, им нужна помощь, — вглядываясь куда-то вдаль, говорит Михаил, — женщин и детей нужно увозить из зоны военных действий, это важно! А вот мужчины пусть остаются и воюют, что им здесь отдыхать что ли?

Похожие настроения заполняют Львов. Беженцы – топ тема для любых разговоров в городе. Повсюду их кто-то, где-то видит пьяными, некультурными и злобными. Говорят, что уже существуют целые форумы, где люди делятся негативным опытом знакомства с приезжими. Что интересно, еще месяц назад большинство местных очень хорошо относились к гостям города, в частности к крымчанам, которые уезжали с аннексированного Россией полуострова. Люди начали активно критиковать приезжих после того, как террористы, так называемой ЛНР (Луганская народная республика),  сбили военный самолет ИЛ-76. На борту самолета находилось 49 человек – военные с центральной и западной Украины. Ни одного жителя Донбасса там не было.

Тем временем беженцев в стране становится все больше. Согласно данным ООН, в результате боевых действий 34 тысячи украинцев были вынуждены покинуть свои дома и уезжать в другие области или за границу.

По словам, заместителя директора Департамента социальной защиты населения Львовской ОГА Оксаны Яковец, в Львовскую область официально прибыло 2 тысячи 728 человек, в частности с восточной Украины прибыло 820.

— У этих людей нет никаких особенных льгот, все как у местных жителей – пенсии, социальная помощь, — обьясняет Яковец. В государстве нет никаких программ для беженцев, так что для них предусмотрены простые социальные стандарты.

Как рассказывает чиновник, около 20% беженцев живут в санаториях и общежитиях, остальные 80% живут в частных секторах.

— То есть, наши люди очень помогают, — добавляет Яковец.

Не надо донецких правил

Примечательно, что пройдя по центральной части города, русский язык можно услышать чаще, чем украинский.

Ради справедливости, нужно отметить, что русский совсем не чужой для Львова. Во-первых – это туристический центр западной Украины, а во-вторых, здесь и так немало русскоязычного населения.

Как признаются в разговорах местные жители, из-за последних событий, немало людей начали обращать внимание на язык и акцент.

— Недавно ехала в троллейбусе, и зашли мужчина с женщиной среднего возраста, разговаривали на русском языке с таким, знаете, настоящим донецким акцентом, — рассказывает местная студентка Елена, которая также попросила не называть ее фамилию. – Они подошли к бабушки, которая спокойно себе сидела, и начали ее дергать, мол, не видишь, мы с дороги, мы с Донецка, вы что не понимаете, у нас там война? При этом, они не побоялись назвать ее бандеровкой. В итоге весь троллейбус начал защищать бабулю. – Самое смешное, что, получается, они приехали в бандеровский лагерь искать мира и спокойствия, — искренно смеется девушка.

Как рассказывает Елена, она против того, чтобы люди с Донбасса навязывали здесь свои нравы, менталитет и правила.

— Вот давайте честно, кроме Львова можно ведь и в другие города ехать, — добавляет она.

Категорически против таких настроений выступает креативный директор журнала «TheUkrainians» и популярный львовский журналист Владимир Беглов.

— Я лично не встречал ни одного живого человека, который имел бы проблемы с беженцами с Востока или Юга, — делится наблюдениями Беглов. — Все, что слышал, мол «подруга моей мамы по телефону» или «семья моего кузена», «журналисты нашего издания» и так далее. «Живых» историй не слышал, не видел.

Более того, по мнению журналиста, популяризацией «мифа про плохих беженцев» занимаются некие украинские политические силы, «которые волнуются за свои результаты на будущих парламентских выборах».

Будем знакомы

Врач семейной практики и медицины Радислав Петрив объясняет, что проблема невосприятия Западом Востока или Востоком Запада, – отсутствие личного контакта и  расстояние между частями страны.

— Ну согласитесь, луганчанам дешевле поехать в Россию, львовянам – в Польшу. Таким образом, мы едины, но мы незнакомы. А, как известно, когда люди чего-то не знают – могут разное себе надумать, — отмечает Петрив.

В разговоре доктор очень осторожен, говорит, что этим комментарием боится кого-либо обидеть. Немного подумав, господин Петрив начинает объяснять.

— С психологической точки зрения, когда мы помогаем в беде – не важно это беженец или просто бедный человек – таким образом мы будто откупаемся от беды, — рассказывает специалист. – Когда же люди отрекаются от беженцев – таким путем они убегают от этой беды. Обратите внимание, первые и вторые похожи между собой.

По словам Петрива, для того, чтобы Восток и Запад жил душу в душу – «должен пройти период привыкания».

Как бы там ни было, Донбасс должен услышать Украину, и, конечно же, наоборот. В то же время, факт остается фактом, на Востоке проливают кровь люди с других регионов.

***

При подготовке этого материала автор общался с большим количеством людей, далеко не все комментарии попали в текст. В частности мы говорили с журналистой Уляной Юренко. Ее комментарий, к сожалению, сюда не попал, но Eastbook.eu публикует письмо, которое Юренко прислала автору этих строк на Facebook. Оно много чего объясняет.

«Роман Сеник (убит на Майдане Независимости во время протестов 2014 года) родился на Яворовщине. Но женат, жил, имел детей в моем городе — Турка. Более того — жил в доме напротив моей радиостудии. Теперь при входе в дом — жители повесили некую мемориальную доску с его фото, куча свечей, а его вдова теперь ходит поправляет флажки — сине-желтый и красно-черный — вокруг его фотографии. Такую ​​картину я созерцаю ежедневно из окна студии …. и так, щемит в душе, что как крымчане, так и жители Востока — приезжают молодые, здоровые, но чертовски ленивы и трусливы мужики. А вдова Сеника уже даже не плачет. Уже выплакалась.

Ну не могу я найти хоть какой-то аргумент, умный, логичный, который бы оправдывал, почему именно так, и почему так должно быть в дальнейшем».

Facebook Comments
Читай все статьи