Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Konstanty Chodkowski

Польша: четыре взгляда на марш независимости

В течение последних нескольких лет ноябрьский образ Польши в СМИ – это дымовые шашки, акты вандализма в городе, националисты на улицах, демонстрация ксенофобии, русофобии, гомофобии, антиевропейских и антиправительственных взглядов. Все это – марш независимости в годовщину возвращения Польше суверенитета в 1918 году.

Есть только одна деталь, показанная маршем независимости в этом году, насчет которой сегодня у поляков не осталось сомнений: идея марша заключается в том, чтобы 11 ноября собрать толпу и провести ее из пункта А в пункт Б.

Все остальные аспекты этого события остаются предметом бесконечного спора и показывают разногласия среди организаторов. Актуальной остается пословица, что где двое поляков, там три (или больше) точки зрения.

1. Патриоты, националисты или фашисты?

Первый спорный вопрос касается (само)определения.

Участники марша любят называть себя «польскими патриотами», однако, это название обижает других претендентов на это определение, которые не хотят иметь ничего общего с маршем. Тогда в дискуссию включаются эксперты – социологи и политологи, утверждающие, что патриотизм скорее характеризуется прогосударственной позицией, в то время как участники марша основное внимание уделяют этническому самоопределению, поэтому к ним предлагается применять понятие «националисты».

Это понятие, в свою очередь, хоть в целом и нравится организатором марша, имеет негативную окраску, следовательно, возникает вопрос, должны ли мы называть вещи своими именами? Оределение «националист» очень близко понятию «фашист», которое широко используется сторонниками более левых взглядов и либеральными критиками марша, что, разумеется, вызывает недовольство его участников, которые закономерно возвращаются к понятию «патриоты». Таким образом, в споре об определении возникает замкнутый круг.

2. Хулиганы и фанаты или матери с детьми?

Другая проблема – это (само)идентификация.

Марши независимости последних лет регулярно заканчивались стычками с полицией. Во влиятельных СМИ и национальной памяти живы образы хулиганов и фанатов на улицах. Вместе с этим, организаторы стараются убедить нас, что в демонстрации принимают участие прежде всего семьи, родители с детьми, священники и студенты. Что интересно, в донесениях обеих сторон фанаты не идут вместе с детьми, а хулиганы – с женщинами. По всей видимости, участники марша выстраиваются таким образом, что сфотографировать всех вместе невозможно.

Марш независимости, Польша 2015. Автор: Felix Blatt, источник: eastbook.eu

Марш независимости, Польша 2015. Автор: Felix Blatt, источник: eastbook.eu

3. Регулярные беспорядки и стычки или провокация со стороны полиции?

Третий вопрос – это спор об источнике феномена уличных беспорядков.

Нет единого мнения о том, кто и по какой причине провоцирует сопутствующие маршам беспорядки. Картина, предстающая на экранах телевизоров, указывает на националистически ориентированную, радикальную молодежь, подталкиваемую к агрессии экстремистской идеологией. А это идет вразрез с многочисленными сообщениями участников маршев, которые настаивают на том, что проблемы создают не связанные с маршем хулиганы, ищущие повода выплеснуть агрессию. Как отмечают участники маршев, драчуны не имеют ничего общего с организаторами и считаются низшей, неблагополучной общественной группой.

Однако, никто не в состоянии вразумительно объяснить, почему же все-таки происходит так, что «отбросы общества» каждый год появляются на улицах Варшавы именно в тех местах, через которые проходит марш независимости.

Организаторы марша неоднократно давали разъяснения, сваливая вину на «замаскировавшихся провокаторов из полиции», которые якобы в ответе за большинство имевших место скандалов. Некоторые СМИ склонны придерживаться аналогичного мнения.

4. Смешно или страшно?

Получилось так, что марш независимости стал своего рода видом национального развлечения поляков. Разумеется, больше всего эмоций вызывает непосредственное участие в марше. Однако такой способ времяпрепровождения регулярно выбирает не более нескольких десятков тысяч граждан в сопровождении СМИ. Остальные предпочитают опосредованное участие, а именно просмотр роликов в интернете и телевизионных репортажей, что, по всей видимости, является определенным заменителем хорошего боевика. Польский кинематограф не может похвастаться достойными произведениями подобного жанра, а, как известно, на безрыбье и рак рыба.

Значительную роль играет и интернет. Пользователи всемирой сети безжалостно высмеивают очередные марши, а их участники со своей стороны дают для этого множество поводов.

В то же время, утверждение о том, что все это происходит только для развлечения, не соответствует действительности. Наоборот, марши проходят на полном серьезе и являются одной из причин того, что День независимости не вызывает у поляков никаких положительных ассоциаций.

Facebook Comments

***

Праздник возрождения польской государственности вопреки принципам его создателей в этом году снова стал грустным. И сложно удержаться от мысли, что чувство юмора, с каким говорят о марше независимости в Польше, является ни чем иным, как защитной реакцией перед страхом простых граждан выйти из дома 11 ноября...

Absolwent Uniwersytetu Warszawskiego. Nieprzejednany ukrainofil. W marcu 2014 r. rzucił studia w Moskwie na znak protestu wobec aneksji Krymu. Woli być "w" niż "na" Ukrainie.

Читай все статьи