Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Мария Куглерова

Волхвы в поисках Христа: Р(р)ождество в Центральной Европе

О разделении сакральной и профанной сфер писал еще Мирча Элиаде. Они противостоят друг другу, и в то же время в сознании религиозного человека сакрум проникает в повседневную жизнь. Яркий того пример – религиозные обряды, прежде всего – праздники.

Однако случается так, что сакральный элемент слабеет, человек уже не чувствует присутствия Бога и его влияния на историческое время. Праздник становится все более светским, выхолощенным от религиозного содержания, привязанным к материальным ценностям. Особенно за светскость достается каждый год Рождеству. Но сейчас мне меньше всего хочется обвинять европейцев или, чего уж там, саму себя в отсутствии духовности.

Думается, нужно помнить о том, что Рождество всегда было очень земным праздником. Традиционные ярмарки, которые вызывают возмущение у верующих товарищей, появились еще в Средние века, а богатое застолье – вообще атрибут любого религиозного торжества… И есть ли что-нибудь популярное в современном мире, до чего не дотянулись руки коммерсантов?

Что теперь вечно – Христос или «Кока-кола»? Для верующего вопрос смешной. Ну или обидный – учитывая новоприобретенную исламско-православную готовность моментально оскорбляться. Но ведь мир спрашивает вполне серьезно… Посмотрим, что думают по поводу коммерциализации, Запада и Рождества (или рождества?) люди в России и Центральной Европе.

Православный взгляд (исподлобья)

На православных сайтах любят писать о радости общения с Богом, которая доступна человеку только в восточном варианте христианства. Ну, вариант, может, и радостный, да вот только люди попадаются мрачноватые… Впрочем, по-другому и не бывает, если всюду видеть вероотступников. А православному хорошо или даже нейтрально относиться к католикам вообще опасно – эдак и в экуменизме могут обвинить…

Вот и появляются современные иерархии праздников. Католичество объявляется ориентированным на Рождество (то есть заведомо инфантильным и приземленным). Ну а православие  по сути своей пасхально, мистично и возвышенно – родиться каждый может, а ты попробуй воскресни… И это был, положим, интеллектуальный вариант неприязни к католичеству – любопытствующих отсылаю к книгам проф. Ивана Есаулова  («Категория соборности в русской литературе» и другие).

Очень суров в оценках католичества и знаменитый доктор богословия, профессор Алексей Осипов. После литургической реформы ХХ века оно вообще пошло не туда… Не могу удержаться и не процитировать: «Однажды делегация нашей Церкви и католической ужинаем в ресторане… Меня толкает одна дама, католичка, и спрашивает, пойдем ли мы в костел на их мессу? Я ее спрашиваю: «Вы что же, и причащаться будете?» Она говорит: «Да, конечно». Я ей: «Знаете, что с Вами надо сделать?» Она: «Что?» «Сжечь Вас надо», — отвечаю. Она смеется…» Бедная дама – подумала, что товарищ шутит…

Сожжение ведьм. Источник: www.vostokolyub.ru.

Сожжение ведьм. Источник: www.vostokolyub.ru.

Рождественской освещенности европейских улиц тоже достается. Оно, может, и красиво, да только это порождение тварности и от Бога отдаляет. А у нас в России духовность «и во тьме свет светит» (ну, это прям про мою родную улицу в Калининграде, где отродясь ни один фонарь не горел…). И вообще, забывают католики за праздничной мишурой, что на самом деле Рождество – это «праздник со слезами на глазах» (так и написано на pravmir.ru).

Увлекшись обличениями, иной раз православные забывают, что до революции в России была сильная культурная Рождественская традиция – и гулянья,  и ярмарки, и благотворительность, и слащавые рождественские истории…  Оказывается, что при всей теперешней русской духовности, соборности и их неизменных спутниках  — кислых физиономиях, когда-то и у нас это был вполне светский период искреннего веселья и развлечений для каждого. Сейчас у некоторых православных храмах робко появляются вертепы – старая традиция оживает.

Вертеп в православном храме. Источник: patriarchia.ru.

Вертеп в православном храме. Источник: patriarchia.ru.

Польские католики против

В чем-то православные обличители не ошибаются. Действительно, Рождество на Западе в нынешние времена –  это par excellence обмирщенный, чувственный праздник. Запах корицы и глинтвейна, жареного мяса и печенья на площадях, масса блестящих безделушек на ярмарках, в декорациях – сочетания золота и багреца (царственные цвета), уже упомянутая иллюминация… Плюс постоянные призывы покупать, приобретать – больше, еще больше подарков… Христос приходит в мир, чтобы победить его, а кажется, будто мир победил Христа. Нечто подобное ощущают некоторые верующие люди и в Центральной Европе.

test2

Рождество в Праге. Автор: Борис Тылевич. Источник: Flickr.

Мой старинный друг, католический польский писатель Войчех Дутка, каждый декабрь  ходит в баню пишет в своем блоге статью о бездуховности Рождества на Западе. Это уже стало доброй традицией. Суть не меняется из года в год: «Горы жратвы и денег заслонили от меня Иисуса». В общем, высказывания  в унисон с православными коллегами.

Что еще возмущает католиков (которые настроены возмущаться, конечно)? Да, в общем-то, все: и омерзительный жирный карп, и ксендз, который как будто сказки рассказывает, и инфантильный характер мессы в честь Девы Марии (Roraty)… Рождество в Европе и Польше  превратилось в сладкий кич, во время для себя, а не для Бога. Утерян культурный, духовный ключ к целому периоду взаимоотношений Бога и людей. Сейчас оставаться христианином на Западе в Рождество невероятно трудно, считает Войчех.

Бездуховность: шоколадные святые Николаи с рождественской ярмарки в Кракове. Автор: Виктория Лазарева.

Бездуховность: шоколадные святые Николаи с рождественской ярмарки в Кракове. Автор: Виктория Лазарева. Источник: Eastbook.com.

Но, может, дело не в обмирщении и коммерциализации  Рождества, а в индивидуальных особенностях восприятия? Доктор, профессор Варшавского университета, исследователь православия Конрад Кучара уверен, что Рождественские праздники  – живая традиция в большинстве польских семей: «На самом деле, весьма многие духовно готовятся к Рождеству в период Адвента (исповедуются, ходят на службы). Особенное значение имеет Сочельник (Вигилия). Во многих домах соблюдается пост, произносятся общие молитвы. 24-го идут на рождественское богослужение (Pasterka). Не вижу во всем этом ни особенного инфантилизма, ни коммерциализации».

А культурные ключи вообще теряются постоянно, и в среде верующих тоже. Посмотрите, что происходит во время православной литургии, когда священник провозглашает: «Премудрость, прости!». Все покаянно опускают головы… А ведь «прости» — это армейская команда, значит «Смирно!» (стоять прямо и внимать). Код утерян? Несомненно. Люди адаптируют старые знания к собственному опыту.

jezisek

Ежишек делает покупки на …, а вы где? Источник: denikknihy.cz.

Иисус превращается…

… в Ежишка. Ежишек (Ježíšek), он же Езулятко (Jezulátko)  – любимый рождественский персонаж. Мил, очарователен, приносит подарки и плохим, и хорошим. Чехи народ такой – сначала принимают подношение от Микулаша в сопровождении чертей (6 декабря), потом от самого младенца Иисуса…  Вон в метро даже реклама висит: «Ежишек покупает  в …» (название сайта, продающего книги). Фарисеи бы прослезились…

В Сочельник (Štědrý večer) чешские семьи сидят, затаив дыхание, и не едят мясо целый день! Постятся и смиряются, можно сказать. Все это делается в ожидании… ну, Иисуса, наконец-то? Да нет. В ожидании Золотого поросенка (Zlaté prasátko), который появится в полночь и принесет в благосостояние в следующем году.

К получению внеочередного подарка дети готовятся и 28 декабря, в день Избиения младенцев. Конечно, если правильно ответят на вопрос из Священной истории. Само собой, все мероприятия сопровождаются жареным карпом, и картофельным салатом (аналогом нашего оливье), и невероятно жирным гусем с кислой капустой, и бочками варенья, и корзинами печенья (vánoční cukroví)…

Кажется, теперь понятно, почему сетовать по поводу обмирщения праздника в Чехии как-то неуместно. Все это старые меркантильные традиции из южной Германии и Австрии, которые отлично вписались в национальный характер. Сейчас Рождество окончательно превратилось в рождество –  время еды, подарков и развлечений. Вряд ли производители эротического костюма Санта-Клауса, названного «Рождественский наряд», вспоминали о пришествии в мир Спасителя…

Причем дух этого пришествия не выветрился окончательно. Рядом с пасхальными писанками, которыми расторопные продавцы торгуют на рождественских ярмарках (авось кто купит не в сезон подешевле), есть и вертепы, и вифлеемские звезды. На Намести Републики стоит загон с настоящими овечками и пони, которых можно покормить за 20 крон…

А тут еще и адское (не побоюсь этого слова даже в контексте статьи)музыкальное сопровождение из помеси «This Is Christmas» и рождественских гимнов… Ну да, и то, и другое теперь играет одновременно чуть ли не круглые сутки в знаменитом пражском пассаже «Люцерна», принадлежащим семейству Гавелов.

Никто не забивает себе этим голову. «Neřeš to» — национальный ответ на любой вопрос. Чехи, даже и католики, принимают сложившуюся ситуацию. А для некоторых, как для неполиткорректного пражского дуэта комиков ViralBrothers, это очередной повод поиздеваться над собственным народом.

«… а мир возрадуется»

«В Рождество все немного волхвы…/ Производит осаду прилавка/грудой свертков навьюченный люд:/каждый сам себе царь и верблюд» — в стихотворении 1971 года Бродский говорит не только об атеистической советской толпе. Это и о сотнях людей, которые сейчас гуляют по Вацлаваку, Старомнестке Намнести и Намнести Републики и покупают, покупают… Пусть отчасти верблюды… Но ведь и цари!

Волхвы, как персонажи в поисках автора, постоянно находятся в поисках Христа. А отчаявшись найти его, приносят дары (которые трансформируются в подарки) – друг другу. И чем меньше надежды найти Христа, тем роскошнее и богаче приношения на праздник. Верблюда в наше время становится больше, царя – меньше.

Но христианский дух жил  при раскрашенных статуях языческих демонов в дворцах Юлиана Отступника – живет и при «Кока-коле» (пусть и в виде знаменитого диккенсово-голливудского «кристмас спирита»). Авва Дорофей сравнивал мир с кругом, Бога – с центром круга, а радиусы – с жизненной дорогой людей. И чем ближе люди подходят к Богу, тем ближе они становятся друг с другом. А поэт знал, что чувствует в Рождество, каким бы чувственным и разукрашенным оно не было, даже атеист:

… И Младенца, и духа Святого ощущаешь в себе без стыда;

Смотришь в небо и видишь — звезда.

Facebook Comments

Родилась в Рязани, выросла в Калининграде, где получила первое образование (филолог-славист). В Варшаве закончила SEW в 2008 году, а в 2015 защитила докторат на тему "Luan Starova: rekonstrukcja bałkańskiej świadomości". Живу в Праге, преподаю русский язык и занимаюсь переводами.

Читай все статьи