Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Agata Gierczak

Миф украинского беженца

Если бы не замешательство, связанное с введением обязательных квот на приём сирийских беженцев Евросоюзом, тема украинских беженцев в Польше осталась бы на обочине общественного сознания. Однако попытки Евросоюза во главе с Германией вынудить Польшу к приёму тысяч сирийцев вызывают у значительной части польского общества протест, а украинская иммиграция в Польшу становится важной разменной монетой в международных переговорах. Короче говоря: «Мы не можем принять сирийских беженцев, поскольку у нас уже есть «свои» - украинские».
Ukraińcy. Autor: Wojciech Koźmic. Źródło: wojciechkozmic.pl

Украинцы. Автор: Войцех Козьмиц. Источник: wojciechkozmic.pl

С чисто политической точки зрения такой способ аргументации на уровне ЕС может показаться действенным. Однако, достаточно ему, непроверенному, проникнуть во внутренний общественный дискурс, как он превращается в источник искажений.

Волна беженцев?

Тезис об украинских беженцах в Польше подтвердить нелегко. В действительности в 2014 году с просьбой о получении в Польше статуса беженца обратились всего лишь 2 253 человека, а с 1 января по 15 ноября где-то на 200 человек меньше. Неудивительно, что опубликованное в августе в немецком издании «Bild» высказывание Президента Анджея Дуды, будто бы Польше в связи с эскалацией продолжающегося на Украине конфликта угрожает волна беженцев, было тут же подкорректировано шефом Департамента по делам иностранцев Рафалом Рогалей. Он в эфире радио «Tok FM» «успокоил» общественное мнение тем, что приведённое выше высказывание не подтверждается цифрами. В самом деле – 2 000 заявок на фоне продолжающегося конфликта и катастрофической экономической ситуации – это подозрительно мало.

Тем не менее, следует упомянуть, что с января 2015 польскую границу пересекло 600 000 украинцев. Ключ к пониманию этого противоречия лежит в умении находить различия между обиходным и юридическим понятием беженца.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Homopolonicus, или Гордый и претенциозный поляк

Президент Дуда, говоря о «волне беженцев с Украины», скорее всего, имел в виду беженцев в обиходном смысле этого слова, в то время, как Рафал Рогаля из Департамента по делам иностранцев оперировал официальной статистикой. Поэтому не стоит забывать, что беженец может быть признан таковым на государственном уровне, только лишь если он обратился за соответствующей защитой.

Ева Пехота, пресс-секретарь Департамента по делам иностранцев, разъясняет:

– Статус беженца можно предоставить лицу, в отношении которого существует обоснованный индивидуализированный страх перед преследованиями в стране его происхождения.

Подобные ситуации касаются, прежде всего, публичных личностей, журналистов или общественных деятелей, которые по политическим причинам могут опасаться за свою жизнь и здоровье в той стране, откуда они родом. В том случае, когда хлопочущий о предоставлении статуса беженца его не получает, Департамент рассматривает его заявление с точки зрения предоставления ему дополнительной защиты. Лица, получившие такую защиту, на практике пользуются почти теми же самыми правами, что и имеющие статус беженца. Прежде всего, они могут участвовать в индивидуальных интеграционных программах, что предполагает получение финансовой помощи и поддержки со стороны социального работника, который может помочь найти квартиру и работу..

Беженцам говорим «НЕТ!»

Однако в случае украинцев попытки получения защиты завершаются неудачей. До настоящего времени Совет по делам беженцев из тысяч заявлений о предоставлении статуса беженца положительно рассмотрел всего два и ещё двенадцать — о предоставлении дополнительной защиты. Осознание практически нулевых шансов на успех отбивает у наших восточных соседей охоту обращаться за предоставлением защиты и тем самым решает проблему «волны беженцев».

Единственное «облегчение», на которое они могут рассчитывать со стороны польского государства, — это новое юридическое положение, введённое законом от 2014 года, благодаря которому украинцы, находящиеся в Польше и ходатайствующие о статусе беженца, в любой момент могут отозвать своё заявление, чтобы пройти через процедуру легализации проживания в стране. Это происходит, даже невзирая на тот факт, что свыше 80% обращающихся за предоставлением права убежища, родом из Донецкой и Луганской областей или из Крыма. Такая ситуация объясняется существованием так называемой альтернативы внутреннего переселения, то есть возможности получения помощи от властей своей страны.

Ева Пехота из Департамента по делам иностранцев разъясняет:

– Беженцы из юго-восточной части Украины, где не прекращается конфликт, могут получить статус внутреннего переселенца, что де-факто перекрывает им путь к получению защиты в Польше. Более того, в большинстве заявлений о предоставлении статуса беженца, которые мы получаем, обоснованием служит тяжёлая экономическая ситуация в Украине. Однако закон не предполагает предоставления защиты беженцам на основе финансовых предпосылок.

«Иммигрант должен себя зарекомендовать»

Тот же, кто выбрал легализацию своего проживания в стране, находится лишь в начале пути. Чтобы получить временный вид на жительство, беженец с Украины должен соответствовать ряду условий и вдобавок немало потратиться на сам процесс легализации. Для начала необходимо выполнить формальные требования, то есть предоставить кипу документов, в том числе паспорт, если возникнет такая необходимость, справку о доходах и месте проживания, а также оплатить государственную пошлину в размере 350 злотых плюс 50 злотых за выдачу карты (что для многих беглецов из погрязшей в кризисе страны – весьма солидная сумма). После этого украинцу, которому удалось удовлетворить формальные требования, остается только ждать.

Ukraińcy. Autor: Wojciech Koźmic. Źródło: wojciechkozmic.pl

Украинцы. Автор: Войцех Козьмиц. Источник: wojciechkozmic.pl

Алёна Бабакова, журналистка Польского радио, говорит, что продления вида на жительство она не только ожидала несколько месяцев, но вдобавок – вследствие текущего процесса рассмотрения вопроса – оказалась невыездной из Польши. Журналистка признаётся, что, несмотря на то, что она уже несколько лет живёт в Польше и платит здесь налоги, а её материальная и профессиональная ситуация стабильна, столкновение с польскими государственными учреждениями по вопросам легализации проживания всегда связано с чувством неуверенности и беззащитности перед бюрократией. Случай Алёны даёт возможность представить себе ещё более сложную ситуацию вновь прибывших украинцев, чей путь к стабильности долог и тернист.

С января 2015 года из 53 300 заявлений о предоставлении временного вида на жительство было удовлетворено 33 500. Временный вид на жительство позволяет пребывать в стране сроком до 3 лет. Чтобы получить возможность ходатайствовать о предоставлении постоянного вида на жительство, необходимо пройти через «пробный период», который длится в среднем 5 лет. Невысокий процент лиц, имеющих вид на жительство, по сравнению с количеством выданных виз может свидетельствовать о том, что украинцы, прибывающие в Польшу, приезжают сюда, в основном, на сезонную работу или на учёбу в вузы. Те, кто хочет остаться дольше, должны, по словам пресс-секретаря Департамента по вопросам иностранцев, «продемонстрировать нашему государству, что они способны себя обеспечить».

Украинские беженцы, которых нет

Способ политической аргументации, при котором у Польши будто бы существует проблема украинских беженцев и в связи с этим она не в состоянии принимать сирийцев, может быть весьма убедительным. В сентябре Newsweek сообщал, будто бы немецкий политик Манфред Вебер от Христианско-социального союза утверждал, что «Польша принимает большое количество украинцев» и что она «выполняет огромную работу». Хоть нам и нравится, когда нас хвалят, особенно если это немецкие политики или немецкие масс медиа, отечественным СМИ следовало бы более глубоко взглянуть на проблему и начать освещать вопрос украинской иммиграции в соответствии с истинным положением вещей.

Нельзя говорить о «приёме» украинцев, поскольку это вызывает ассоциации с предоставлением помощи, чего Польша не делает. Применение к украинцам определения «украинские беженцы» способствует созданию своего рода медийного мифа, который попросту несправедлив по отношению к украинцам. Украинский беженец, пересёкший границу с Польшей, становится обычным иностранцем, прибывшим в поисках альтернативы войне и бедности.

 

Facebook Comments
Фото: Украинцы. Автор: Войцех Козьмиц. Источник: wojciechkozmic.pl | Перевод с польского:Людмила Слесарева

Аналитик в экономическом thnk-tank и консультант по вопросам политического риска, также интересуется общественной проблематикой и внешней политикой Польши. Выпускница межфакультетского индивидуального гуманитарного курса Вроцлавского университета и политической экономики в King's College в Лондоне, аспиранка в Главной торговой школе в Варшаве. Любит волейбол и изучение иностранных языков.

Читай все статьи