Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Krzysztof Nieczypor

Настоящих друзей обретают в Грузии

Первые упоминания о грузинско-польских контактах относятся к XV веку, когда монах Корнелий, посланник царя Картли Константина II, прибыл на земли Речи Посполитой в поисках защиты от Турции, которая угрожала грузинским царствам и княжествам. Польша в то время не была заинтересована в подобном союзе из-за большой раздробленности и слабости грузинских княжеств. Более чем через пятьсот лет, вечером 7 августа 2008 года, в президентский центр отдыха в Юрате позвонил Михеил Саакашвили. Грузинский лидер знал, что в этот раз его страна может рассчитывать на помощь поляков.

У Леха Качинского не возникло сомнений по поводу того, стоит ли оказать поддержку своему грузинскому другу. Вследствие его тогдашнего решения впечатления поляков от путешествий по Грузии в последние годы стали легко предсказуемы. Мнения о красоте грузинских пейзажей, вкусовых достоинствах блюд грузинской кухни или специфике газовой инфраструктуры в грузинских городах (вездесущие жёлтые трубы, проложенные между жилыми домами) могут расходится, но такая деталь, как грузинская приветливость и гостеприимство по отношению к полякам, не вызывает никаких разногласий.

К восторгу и удивлению, вызванному грузинской сердечностью, следует добавить ещё одно наблюдение – почти каждая встреча поляков и грузинов начинается с воспоминаний о президенте Лехе Качинском и его визите в Тбилиси во время российско-грузинской войны в 2008 году.

Целью дипломатической миссии, в состав которой входили лидеры Литвы, Латвии, Эстонии, Украины и Польши во главе с президентом Качинским, была демонстрация солидарности с Грузией и протест против нарушения её территориальной целостности Россией. В Польше это событие не всегда оценивают по достоинству, не осознавая его истинного значения. Зато в Грузии его воспринимают как проявление настоящего героизма и свидетельство глубокой дружбы. Поляки же недооценивают это событие, поскольку не все отдают себе отчёт в том, что в то время в Грузии шла настоящая война.

Российско-грузинский конфликт – это не единичные приграничные эксцессы, а настоящее вооружённое столкновение, во время которого происходили налёты бомбардировщиков, наступления танковых дивизий и артиллерийские обстрелы, в результате чего погибли несколько тысяч человек и был оттяпан кусок территории. Для Грузии те события – весьма недавняя реальность, которую здесь хорошо помнят. Коллективная память сохранила также воспоминания о польском президенте – одном из немногих мировых лидеров, открыто заявивших о том, что цивилизованный  мир не должен с этим мириться.

Лех Качинский в центре Тбилиси 12 августа 2008 г.

Доказательством уважения, которым пользовался в Грузии польский политик, была поездка Михеила Саакашвили на похороны Леха Качинского после смоленской трагедии. Решимость, с которой лидер Грузии стремился попасть на прощание с другом, поразительна. Несколько десятков мировых лидеров отказались от участия в торжественной церемонии похорон из-за нависшей над Европой вулканической пыли, которая, по их мнению, представляла опасность для авиаперелётов (премьер-министр Австрии отказался даже приехать автомобилем из Вены). Зато Саакашвили преодолел путь из Соединённых Штатов в Польшу, прилетев на Вавель буквально в последнюю минуту.

Известие о похоронах главы польского государства застало Саакашвили в США, где он находился с официальным правительственным визитом. Он тотчас же вылетел в Португалию, а оттуда – в Италию, где всё же вынужден был прервать путешествие. Совершить очередной авиаперелёт не позволили чиновники римского аэропорта, которые именно в эти минуты решили проявить исключительную скрупулёзность, указав на ошибку в проездных документах грузинского самолёта.

В конце концов, капитан президентского самолёта получил согласие на перелёт в Турцию, обязуясь приземлиться с помощью инструментов, которыми не располагал у себя на борту. Оттуда Саакашвили вынужден был лететь в Болгарию, затем – в Румынию, и лишь оттуда – в Краков. Вошёл на Вавель в последний момент – прямо перед похоронной процессией. Подобную решимость проявила жена грузинского президента – Сандра Рулофс-Саакашвили, которая 13 часов ехала в Краков автомобилем из Брюсселя.

Путешествие Михаила Саакашвили на похороны Леха Качинского

Сразу же после смоленской трагедии президент Саакашвили распорядился посмертно присвоить Леху Качинскому звание и орден Национального героя Грузии – наивысшую грузинскую государственную награду. «Качинский был большим и верным другом Грузии. Грузия никогда не забудет о его самоотверженности и героизме», — говорится в заявлении пресс-службы грузинского президента.

Через месяц в центре столицы Грузии состоялось открытие улицы Леха и Марии Качинских. Подобное решение было принято также в Батуми, где одна из улиц получила имя президентской пары. Во вторую годовщину авиакатастрофы под Смоленском имя Леха Качинского было присвоено скверу в одном из районов Тбилиси. На площади размером в 700 квадратных метров установили бюст трагически погибшего президента Польши.

Грузинская благодарность, выражающаяся, в частности, в почитании памяти трагически погибшего президента, нередко вызывает у поляков озабоченность. Польские туристы, политические симпатии которых, как известно, поляризованы, не всегда разделяют мнение грузинов о Лехе Качинском как о выдающемся политике и государственном деятеле. Вручение грузинской государственной награды Ярославу Качинскому, брату погибшего польского президента, у большинства польских политиков и политологов вызвало возмущение и критику. Ныне Михеил Саакашвили уже не пользуется в Грузии популярностью, он обвинён в авторитарном правлении в период своего президентства и объявлен у себя в стране в розыск.

Однако тот факт, что взаимоотношения именно этих двух политиков дали двум странам возможность заново открыть друг друга, не подлежит сомнению. Своей миссией Качинский заслужил у грузинов признание, в чём убеждается каждый поляк, посещающий эту кавказскую страну. Поляков, в свою очередь, восхищает поступок президента Саакашвили, который вопреки всем преградам прибыл на похороны своего друга.

Эти жесты, отправными точками которых являются политические решения, так редко становящиеся основанием для построения прочных связей, трансформировались в искренние и дружеские отношения между двумя народами. Грузины подчёркивают, что поляки – это вторая по численности группа туристов, посещающих их страну. Таким образом, интерес со стороны поляков оказывает серьёзное влияние на грузинскую экономику. Поэтому от нас, а не от высокопоставленных чиновников зависит будущее наших взаимоотношений.

Facebook Comments
Главное фото: Лех Качинский во время митинга в Тбилиси 12 августа 2008 года. Источник: prezydent.pl | Перевод с польского: Людмила Слесарева
Krzysztof Nieczypor
Редактор Eastbook.eu

Выпускник факультета политологии (специальность: международные отношения) Университета им. Марии Склодовской-Кюри в Люблине, Межфакультетского центра изучения восточных славян Варшавского университета и Центра изучения Восточной Европы Варшавского университета.

Читай все статьи