Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Joanna Fomina

Запрет или право на аборт? Дискуссия в Польше и на Украине

На Украине существует идеализированный имидж Польши - якобы это страна религиозных, приличных и высокоморальных людей, которой противопоставляется полностью секуляризованная и деморализованная Украина. Когда в Украине возвращаются к дискуссии о запрете абортов, Польша упоминается как пример, достойный подражания. Ну, а польки, по тем или иным причинам не желающие рожать, по-прежнему пользуются услугами украинских врачей, чтобы сделать дешевую и безопасную операцию.

Современный закон об абортах в Польше, который ошибочно называют «компромиссом в вопросе абортов», является одним из самых строгих в Европе. Аборт допускается исключительно в трёх случаях: когда существует угроза для жизни и здоровья матери, если плод имеет серьезные патологии развития, а также если беременность наступила в результате преступления (изнасилование, инцест).

Однако воспользоваться действующим законом весьма затруднительно, в том числе из-за «клаузулы совести» (пункт закона, допускающий несоблюдение его по этическим или религиозным принципам), т.е. правовой лазейке, позволяющей врачу отказаться выполнять операцию, когда пациентка имеет на это право по закону.

Закон был введён в действие как «подарок» для католической церкви в благодарность за борьбу с коммунизмом. Изначально он совсем не отражал общественного мнения, которое допускало прерывание беременности по социальным показаниям. Так называемый «компромисс» не удовлетворяет ни сторонников сохранения права выбора женщины, ни сторонников полного запрета абортов. С момента принятия действующего закона в 1993 г. не было ни одного года, когда бы не предлагались различные поправки, направленные либо на его смягчение, либо на ужесточение.

Полный запрет

Последний гражданский проект, разработанный фондом «Ordo Iuris» получил поддержку правительства. Премьер-министр Беата Шидло публично заявила, что она поддерживает полный запрет абортов. Позже она частично от этого отказалась, подчеркнув, что она говорила это как частное лицо. Депутаты партии «Право и Справедливость» объясняют в СМИ, почему женщина, ставшая жертвой изнасилования, должна рожать, подчеркивая, однако, что во время голосования не будет действовать партийная дисциплина.

szydlo-800x533

Премьер-министр Беата Шидло публично заявила, что поддерживает полный запрет абортов. На фото: премьер-министр принимает участие в торжествах по случаю 1050-летия крещения Польши. Автор: П. Трач. Источник: KPRM; лицензия: общественное достояние.

Проект предусматривает полный запрет абортов и наказание за прерывание беременности как для врачей, так и для женщин. Проект позволяет выполнение врачебных действий в случае угрозы для жизни матери, даже если они могут быть смертельны для плода, но не в случае опасности для здоровья матери. Другими словами, если мать в результате беременности полностью потеряет зрение, это не является показанием для аборта. Так как нет согласия авторов проекта на выполнение врачебных действий для спасения жизни женщины, которые при этом могут привести к гибели плода, пока нет прямой угрозы для жизни женщины. Авторы проекта показанием для прерывания беременности не считают даже смертельные патологии развития плода, например, анэнцефалию, вследствие которой ребенок зачастую живет лишь несколько часов после рождения.

Существующий закон не работает

Существующий закон не только не является «компромиссом», но и не выполняется. Ограничение доступа к абортам должно было сопровождаться широкой доступностью средств контрацепции и распространением сексуального просвещения. По данным Национального фонда здравоохранения число абортов в 2014 г. составило 1812, в предыдущие годы было даже меньшим. Казалось бы, эффективность запрета абортов подтверждается цифрами.

Но как следует из исследований Центра изучения общественного мнения за 2013 г., проводимых сложнейшим многоуровневым методом, не менее оной четвертой и не более одной третьей взрослых полек (около 5 млн) делали аборт как минимум раз в жизни.

Эти данные говорят об огромном числе нелегальных абортов и о том, что польки пользуются медицинским услугами за границей. По оценочным данным в 2013 г. около 80-100 тысяч полек прервало беременность. Впрочем, даже в ведущих газетах можно без труда найти объявления типа «Восстановление месячных» и номер телефона.

Сексуальное просвещение теоретически является элементом школьного предмета «Подготовка к семейной жизни». Но, во-первых, не все школы ввели его в программу обучения. Во-вторых, этот  предмет необязательный. Из исследований организации PONTON следует, что занятия часто ведутся людьми без соответствующей подготовки, учителями биологии, польского языка или физкультуры, одна четвертая из них – преподаватели закона божьего.
Основная проблема заключается в том, что молодежь не получает медицинских знаний и информации об эффективных методах контрацепции. В письмах PONTON подростки рассказывают, что на занятиях могли узнать о том, что «только календарный метод поможет предотвратить беременность, потому что презерватив – это дьявольское изобретение» или что «один из методов контрацепции заключается в том, что девушка должна лечь в воду с добавлением уксуса, которая вымоет и убьет сперматозоиды!».

А на уроке по подготовке к семейной жизни просветители могут также категорически отказаться говорить о контрацепции: как следует из одного письма, учительница «назвала нас невоспитанными соплячками (нам было по 15 лет), когда мы предложили поговорить о противозачаточных таблетках!» (Ponton, Federa, 2013).

Контрацептивы продаются исключительно по рецепту, обычно на них не распространятся государственная доплата, за исключением некоторых средств «старого поколения», известных более сильным неблагоприятным воздействием на женский организм. Женщины часто жалуются на бесцеремонность гинекологов, которые могут отказаться выписывать пациентке рецепт по религиозным причинам или, как минимум, выписывая рецепт, позволить себе комментарии на тему сексуальной распущенности пациентки.

Согласно исследованиям профессора Издебского, лишь около 30 % женщин репродуктивного возраста принимает гормональные контрацептивы. Снова встает вопрос введения «клаузулы совести» для фармацевтов, которые могли бы отказаться продавать контрацептивы по своим религиозным принципам. Подводя итог, следует отметить, что действующий закон не выполняет ни одной из своих задач.

 * на основе числа официально сделанных абортов, ** оценочное число всех абортов, сделанных польками, график: eastbook.eu / meta-chart.com

* на основе числа официально сделанных абортов, ** оценочное число всех абортов, сделанных польками, график: eastbook.eu / meta-chart.com

Два лагеря

Дебаты в Польше ведутся с начала 90-ых и идут они в рамках двух совершенно разных систем ценностей, в результате чего аргументы одних совершенно не доходят до других. Одни оперируют определением «зачатого ребенка», уравнивая в субъектности, а следовательно, и в правах, зиготу, а впоследствии плод, неспособный существовать вне организма матери, с человеком. Тем самым прерывание беременности даже на самых ранних сроках (на 5-6-ой неделе эмбрион величиной 2-3 мм напоминает прозрачное желе) приравнивают к предумышленному убийству.

Другие подчеркивают, что до момента рождения, а как минимум до момента возможности самостоятельно существовать вне организма матери мы должны говорить об эмбрионе, плоде, но не о ребенке. Отсюда акцент на право женщины самостоятельно принимать решение о деторождении.

Помимо этого, сторонники либерализации закона подчеркивают, что действующий закон не способствовал снижению числа абортов, а лишь вывел их в нелегальную сферу и ограничил доступ для наименее защищенных групп женщин: малоимущих, необразованных, молодых, живущих в небольших населённых пунктах.

Женщины часто прибегают к опасным домашним и нелегальным средствам прерывания беременности, повергая опасности свою жизнь и здоровье. По мнению сторонников смягчения закона об абортах, ключом к снижению их числа является распространение медицинских знаний на тему возможности контроля рождаемости и предохранения от нежелательной беременности.

Лагерь противников абортов не признает подобной постановки вопроса, поскольку совсем по-другому воспринимает сексуальность человека. Если, согласно католической доктрине, исходить из того, что секс является лишь инструментом деторождения, контрацепция будет плоха сама по себе. А сексуальное просвещение воспринимается как незаконное вмешательство государства и присвоение неотчуждаемого права семьи на воспитание детей.

Совершенно иного рода аргументом является вопрос рождаемости. Ограничение абортов также провозглашается как средство, направленное на повышение естественного прироста населения. Вся загвоздка в том, что польки значительно охотнее рожают, выезжая в страны с более либеральным законодательством в сфере абортов и в то же самое время с многоступенчатой системой социальной защиты и помощи молодым родителям – Великобритании.

Тогда же Польша, которая уже 25 лет имеет один из самых строгих законов об абортах в Евросоюзе, отличается в то же самое время одним из самых низких в Евросоюзе суммарным коэффициентом рождаемости, что должно быть (но вовсе не является) достаточным аргументом для тех, кто считает, что запрет абортов – это эффективный способ борьбы с демографическим кризисом.

Борьба с «цивилизацией смерти»

Спор о праве на аборт вписывается в дискуссию о национальной идентичности, принадлежности к Европе, отношениях церковь-государство, а также о вопросах прав человека. Европейский Союз совершенно по-разному воспринимается представителями двух лагерей. Если для сторонников права на аборт он является воплощением ценностей эпохи Просвещения, уважения прав человека, индивидуализма, то для сторонников запрета абортов он является приемлемым, пока он остается католическим или хотя бы христианским.

В этом дискурсе Польша как «anti-murale» христианства противопоставляется Европе, этой «прогнившей цивилизации смерти», которая угрожает жизненной силе однородного в этническом и религиозном отношении народа. В отличие от индивидуалистского подхода прав человека, акцент делается на благо народа, во имя которого можно пожертвовать всем.

Как объясняет ксёндз профессор Тадеуш Гуз (Католический университет в Люблине): „Мы сказали, что народ является сувереном, следовательно, согласие польского законодателя на умерщвление хотя бы одного ребенка в утробе матери означает принципиальное предательство интересов польского государства. Это убийство суверена, оно ударяет в народ».

В Польше в апреле 2016 г. прошли многотысячные акции протеста против ужесточения действующего закона. Общественное мнение в Польше пережило эволюцию в сторону более строгих решений под влиянием доктрины католической церкви – если в 1997 г. 65% считало, что женщина должна иметь право на аборт в первые недели беременности, то в 2010 г. этот показатель составлял 44%. Но преобладающее большинство против ужесточения существующего закона.

На Украине — коммунистическое наследие

На Украине действует весьма либеральный закон о прерывании беременности, согласно которому аборт разрешается на сроке до 12 недель беременности без ограничений и до 22 недель по социальным и медицинским показаниям. Закон от 2006 г. регулирует способ прерывания беременности: по заявлению беременной специальная комиссия выносит заключение, на основании которого соответствующие медучреждения могут выполнить операцию.

Либеральное законодательство об абортах на Украине не является следствием широкой общественной дискуссии, понимания аргументов прав женщин, сексуальной культуры. Это наследие коммунистического прошлого, когда аборт был, по сути, единственной формой контрацепции. Но эта практика претерпела существенные изменения. Современными методами контрацепции (гормональные средства и внутриматочные спирали) пользуется около 35% женщин репродуктивного возраста – показатель, приближенный к польскому. В отличие от Польши, здесь тема контрацепции совершенно лишена идеологической окраски.

По сравнению со странами Западной Европы, показатели числа абортов на Украине по-прежнему достаточно высоки, но из года в год наблюдается их снижение. На 1 000 женщин репродуктивного возраста в настоящее время приходится 10 абортов и 40 рожденных живыми (2014). В течение всего лишь десяти лет этот показатель снизился вдвое.

Для сравнения, в Голландии, где тоже действует весьма либеральное законодательство, число абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста составляет 8,5. В свою очередь, в России этот показатель почти в четыре раза выше. В Польше по официальным данным это число составляет около 0,1, но, как следует из вышеупомянутых исследований Центра изучения общественного мнения, оно не имеет ничего общего с действительным масштабом абортов.

Запретить аборты на Украине?

Время от времени на Украине тоже появляются идеи о том, чтобы ограничить доступ к возможности прерывания беременности, одной из последних была инициатива депутата Радикальной партии Ляшко Игоря Мосийчука. Ранее депутаты партии «Свобода» внесли на рассмотрение проект закона, вроде того, что действует в Польше. Греко-католическая церковь уже давно требует запретить аборты на Украине. Эта дискуссия разгорелась с новой силой в 2012 г. В этом году прошел марш в поддержку запрета абортов в Ивано-Франковске, мэр которого известен своими радикальными взглядами.

marsz_za_zyttia-800x549

23 марта в Ивано-Франковске прошел «Марш ради жизни». Источник: credo-ua.org.

Аргументы в пользу запрета абортов несильно отличаются от тех, что используются в польских дебатах. Они также строятся на признании эмбриона полноценным человеком, которому полагается такая же защита, как и всем живым человеческим существам. Они полностью вписываются в противопоставление «секуляризированная, развращенная Европа» и «Украина, стремящаяся к построению национального общества на принципах христианской нравственности и церковной доктрины».

Польша является очень важной точкой отсчета и иллюстрацией того, что можно быть членом ЕС и в то же время не поддаться растлевающему влиянию «Гейропы». Это в то же время дискурс, мощно продвигаемый православной церковью Московского патриархата, очень активной на Украине. Это похоже на иронию, потому что в России показатель числа абортов значительно выше, чем в «развращенной Европе».

Проблема низкой рождаемости стоит на Украине более остро, чем в Польше, поэтому нет недостатка в идеях о ее повышении путем запрета абортов. В случае обеих стран часть лагеря противников абортов постулирует запрет абортов из моральных побуждений, другая часть – из-за своего политического цинизма, чтобы завоевать голоса консервативной части электората или чтобы отвлечь внимание от других политических событий. Между прочим, значительную часть этого электората составляют пожилые женщины, которые, согласно упомянутому исследованию Центра изучения общественного мнения, могут иметь на своем счету по несколько абортов – в ПНР или Советском Союзе это было весьма распространенное явление.
Что отличает Польшу и Украину, так это масштаб дискуссии и пробивная сила лагеря противников абортов. Однако в сознании большинства жителей Украины право на аборт является чем-то «естественным». В настоящее время маловероятным представляется принятие закона о запрете прерывания беременности. Это не следует из всеобщего уважения к правам человека и равноправия мужчин и женщин, а лишь только из бездумного принятия статус-кво из советской реальности.

Польша — Украине не пример

Как в Польше, так и на Украине наблюдается недостаток сексуального просвещения и информации на тему современных методов регулирования рождаемости. Нет соответствующего уровня поддержки для молодых родителей – инструментов, которые фактические ограничивают число нежелательных беременностей, а следовательно, и абортов, вместо того чтобы переводить их в нелегальную сферу. Согласно статье, опубликованной в 2012 г. в «The Lancet», одном из наиболее уважаемых медицинских журналов, масштабы абортов меньше в странах, имеющих либеральное законодательство об абортах.

И в заключение, если повнимательнее присмотреться к политическим дебатам в Польше, создается впечатление, что политики стараются окружить заботой совсем не того ребенка, которого должны бы: «Изнасилованная 11-летняя девочка должна родить. За ребенком выстроится очередь из желающих его усыновить, а быть может, и в девочке проснется материнский инстинкт», ‑ так это объяснял депутат «ПиС» Чеслав Хоц в ходе парламентских дебатов еще два года тому назад.

Есть много сфер общественной политики в Польше, которые могут стать хорошим примером для Украины, но это не относится к политике планирования семьи. Как раз наоборот, радикальное снижение суммарного коэффициента абортов на Украине на протяжении всего лишь 10 лет при сохранении либерального законодательства говорит в пользу того, что следует сместить акцент с запрета на просвещение и доступность средств контрацепции. Беременным женщинам, которые задумываются об аборте, должна оказываться поддержка и предоставляться достоверная информация об альтернативных путях и последствиях. Приказами и запретами проблему не решить.

Facebook Comments
Главное фото: 23 марта в Ивано-Франковске прошел «Марш ради жизни». Источник: credo-ua.org.

Социолог, кандидат наук, адьюнкт Польской академии наук. Интересуется вопросами миграционной политики и политикой ЕС в отношении стран Восточного партнерства.

Темы: Статья,
Читай все статьи