Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Agata Gierczak

Познакомьтесь с женщиной, которая ломает все стереотипы об украинцах в Польше

"Денег нет, работы нет, мама далеко, а у мамы нет визы – синдром иммигранта", – смеётся сидящая передо мной красавица-блондинка с дредами. Юлия Гиндюк, в Интернете известная как Шульга (Shulga), на Украине приобрела известность как модельер, а с недавнего времени также и как видеоблогер. Она живет в Польше с сентября 2015 года. Несмотря на трудности, с которыми она сталкивается на каждом шагу, она не перестает шутить и с оптимизмом смотрит в будущее. Хочет остаться здесь.

Почему именно Польша?

Решение приехать в Польшу? Весьма спонтанное. – Мы были у знакомых Варшаве и пошли в парк «Лазенки», сидели на скамейке, поедая веганские бургеры, вокруг бегали белки, а недалеко от нас стоял биотуалет, чище чем у меня дома, – шутит Юлия. Я вдруг почувствовала, что хочу здесь жить. Кроме того, здесь много веганских баров, добавляет она.

Муж Юлии, у которого в Киеве была хорошая работа, семья и друзья, не слишком хотел покидать родные места. Но Юлия настояла на своем и, как сама признается, поставила мужа перед фактом.

Визу в Польшу она получила  благодаря Карте поляка. Муж и двухлетняя Мира приехали с ней. И уже на этом этапе появились первые проблемы. – Несмотря на то, что и у меня, и у мужа есть Карта поляка, больше всего проблем было с маленькой Миррой. Мы два месяца пытались получить визу для нее. Закончилось тем, что наш знакомый помог нам написать письмо с просьбой к самому консулу, что и позволило в конце концов решить вопрос.

На своем видеоблоге Юлия полушутя утверждает, что ее отчаяние в определенный момент достигло того уровня, что она искала подходящую сумку, чтобы контрабандой перевезти ребенка через границу. Первые трудности были преодолены, но это было только начало.

В поисках жилья

На поиски жилья в Варшаве изначально было отведено три дня. Но на практике через десять дней пришлось вернуться в Киев несолоно хлебавши, несмотря на то, что каждый день они смотрели чуть ли не по десять квартир. Восемь человек отказалось сдавать им жилье, потому что «украинцам не сдаём».

В конце концов нашли большую и красивую квартиру. Вдобавок владелец снизил им квартплату ‑ «пока не встанут на ноги». Оказалось, что владелец ‑ один из богатейших людей в Польше. И здесь Юлия замечает первое существенное различие в менталитете между Польшей и Украиной. – Меня поразило то, что в Польше, в отличие от Украины, чем человек богаче, тем он скромнее и в большей степени готов помочь. У нас все обычно наоборот, — замечает она.

Юлия признается, что переезд в Польшу был возможен, благодаря деньгам, которые она отложила еще в Киеве. Будучи дизайнером нижнего белья, она очень хорошо зарабатывала даже по европейским меркам, поэтому могла себе позволить откладывать деньги и в результате спонтанно эмигрировать.

На своем видиоблоге она советует всем, кто хотел бы последовать ее примеру, всегда экономить и считать деньги. – Не стоит руководствоваться статьями и услышанными историями. Следует самому приехать, пройтись по магазинам, посчитать, что сколько стоит, на сколько хватит сбережений, поговорить с теми, кто там уже живёт, и организовать все так, чтобы всегда было можно вернуться,  – убеждает Юлия.

Видеоблог Юлии Гиндюк на Youtube:

Достучаться до польского клиента

У Юлии нет таких проблем с работой, с какими обычно сталкиваются иммигранты в Варшаве. Она уже в Киеве преуспела,  проектируя белье марки „diAble” , и хочет дальше развивать свой бизнес. Ее цель на данный момент состоит в том, чтобы выйти на польский рынок и представить полькам свой продукт.  Главная проблема не только в более сильной конкуренции, а скорее в специфике потенциальных клиентов. Украинки и русские в состоянии потратить последние деньги на косметику или шмотки, а польки делают покупки более осознанно.

Зато проблемы с поиском работы не обошли стороной ее мужа, Вову, который в Киеве был профессиональным оператором и неплохо зарабатывал. В Варшаве с сентября прошлого года он безуспешно ищет работу. Аудио- и видеосъемка кажется ему закрытой отраслью. Вероятно, нужно иметь связи, чтобы суметь «зацепиться». А Вова хочет работать по специальности.

Юлия еще не говорит по-польски, но подчеркивает, что для нее это очень важно. Вскоре она намерена записаться на курсы. А пока она сосредоточена на развитии бизнеса и зарабатывании денег, ведь это она содержит всю семью. Ее муж учит польский и прекрасно справляется. Они оба не представляют себе, как это — жить в чужой стране и не говорить на её языке.

Подпись под фото: Юлия Гиндюк с семьёй / автор: Юлия Гиндюк ⓒ 

Подпись под фото: Юлия Гиндюк с семьёй / автор: Юлия Гиндюк ⓒ

А какие недостатки?

Я спрашиваю Юлию, что ей не нравится в Польше. Она долго думает и ничего не может придумать. До нее еще не добрался польский вирус вечного недовольства, ‑ думаю я. Как так, неужели тебе все нравится? Должно же быть что-то не так. Юлия думает еще минуту. В конце концов, она решается рассказать мне об одной польской знаменитости, для которой она делала видеомонтаж, обвинившей ее в том, что она является переносчицей венерических заболеваний, потому что у нее были потрескавшиеся губы.

– А если кроме этого, то может быть, еще система здравоохранения, – добавляет она, рассказывая о ситуации, когда у нее сместился имплантат (она не скрывает, что сделала операцию по увеличению груди ‑ прим. ред.). Она пошла в частную клинику, где ей велели ждать 6 дней, чего она, конечно же, не могла себе позволить. Что интересно, в системе Национального фонда здравоохранения срок ожидания был на два дня меньше. В конечном итоге, она сделала операцию в государственной поликлинике, но за деньги.

Проблемой было также найти детский сад для ребенка. Я утешаю ее (хотя это сомнительное утешение), что польские семьи борются с той же проблемой. Место в детском саду или яслях – это не такое простое дело. Юлия удивляется, потому что она уже слышала о программе 500+, которая была введена в целях повышения рождаемости в Польше. Демографическая политика кажется ей недостаточно продуманной. Ведь если детей будет больше, то проблема нехватки мест в детских садах только усилится, если государство не примет в этой сфере соответствующих мер.

Но Юлия настроена на лучшее. Она верит, что её ребенок попадет в польский детский сад и будет воспитываться в безопасной и дружественной среде. И вот так, сражаясь с повседневными проблемами, Юлия становится источником вдохновения не только ля украинцев, которые хотят эмигрировать в Польшу, но и для нас, поляков. Ведь мы так часто не ценим того, что имеем.

Facebook Comments
Главное фото / автор: Юлия Гиндюк ⓒ | Перевод с польского: Вера Солoвьёва.

Аналитик в экономическом thnk-tank и консультант по вопросам политического риска, также интересуется общественной проблематикой и внешней политикой Польши. Выпускница межфакультетского индивидуального гуманитарного курса Вроцлавского университета и политической экономики в King's College в Лондоне, аспиранка в Главной торговой школе в Варшаве. Любит волейбол и изучение иностранных языков.

Читай все статьи