Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Процессы, происходящее сейчас в польской внешней политике, можно назвать русификацией. Вместо того, чтобы делать ставку на захватывающую историю трансформации, мы сосредотачиваемся на борьбе с Венецианской комиссией и строим цивилизационные планы. Это может обернуться поражением нашей восточной политики и изоляцией Польши. Чтобы выйти из тупика, следует задуматься о том, как по-новому в позитивном ключе представить образ Польши.

Наши земли не только не изобилуют полезными ископаемыми, но и расположены между двумя могущественными державами. В таких условиях крайне опасно бряцать оружием. В случае возможного конфликта армия противника в считанные дни окажется на берегах Вислы. При этом у нас есть нечто, что мы недооцениваем, – захватывающий сюжет успешной трансформации.

Он повествует о том, как после падения коммунизма Польша устремилась по демократическому пути с целью построения страны сказочного изобилия. Наша политическая система стала стабильной и децентрализованной, позволяя людям самоорганизоваться и работать на общее благо. И всё это без кровопролития.

Надежда для Запада, пример для Востока

Шло время. По мере продвижения Польши по пути экономического развития в сказке о прекрасной трансформации появлялись новые разделы. Последний из них под названием «Зелёный остров» с замиранием сердца читали политики и граждане как западной, так и восточной части нашего континента.

Польская сказка – это пример успешного воплощения европейского проекта, доказывающий, что, невзирая на всевозможные кризисы, стремление очередных стран в Евросоюз обоснованно. Теперь Варшава выступала  уже не в роли ученика Запада, а в роли учителя, которому известны рецепты успеха в период кризиса.

Всё большее удивление вызывали мы у граждан Украины, Беларуси, Молдовы, Грузии… То есть у граждан стран, входящих в сферу интересов нашей восточной политики.  Гражданская платформа (Platforma Obywatelska) не воспользовалась этим в достаточной мере, но сказка о трансформации была столь заманчивой, что жители Восточной Европы пытались сами вообразить себя в роли её героев.

На вопрос о том, как они представляют себе Украину или Беларусь через 10 лет, жители этого региона с уверенностью произносили: «Мы хотим быть такими, как Польша». Украинцы уже начали внедрять реформу децентрализации, опираясь на наш опыт. Активисты со всей Восточной Европы массово посещали Польшу, чтобы набраться знаний  в области реформирования самоуправления и активизации местных общин.

Польская сказка имеет своих героев. Лешек Бальцерович стал представителем президента Петра Порошенко в украинском правительстве, а Лех Валенса – это один из немногих поляков, который дождался того, что его именем назвали улицы в нескольких странах мира. Ситуация складывается таким образом, что в Украине вскоре появится много мест для присвоения новых названий…

Сказка попадает на свалку

Повесть о чудесной трансформации всюду читали и цитировали с удовольствием. На западе писали статьи о Второй ягеллонской эре, а на востоке внедряли реформы на польский манер. Но появилась проблема: во время избирательной кампании партия «Право и справедливость» (Prawo i Sprawiedliwość) превратила этот сюжет в главный объект своих нападок.

Как любая сказка, повесть о прекрасной трансформации и зелёном острове содержала элементы, расходящиеся с действительностью.  Она умалчивала о побочных эффектах трансформации, ставших основной «подпиткой» для кампании «ПиС».

Положительным результатом развенчания мифа III Речи Посполитой было преодоление поляками определённых табу. Они заговорили вслух о проблемах, связанных с ловушкой среднего дохода, о «мусорных» договорах (так в Польше называют гражданско-правовые договоры, позволяющие минимизировать налоги – прим. переводчика) и о «мусорном бизнесе» (монтажные, аутсорсинг). Но в связи с этим появилась серьёзная проблема: сказка о принцессе по имени Трансформация превратилась в драму с изменниками во дворце и нищими на улицах в главных ролях.

Русификация внешней политики

Новая польская власть пришла к выводу, что нельзя дальше жить во лжи, что старую сказку следует выбросить на свалку. В то же время она вошла в бессмысленный конфликт с институтами Евросоюза. В результате Польша стала отталкивающей и её пример уже не достоин  подражания.

Низложение существовавшего до недавнего времени положительного сюжета вовсе не означает, что нынешнее польское правительство безыдейно. Оно построило новый польский сценарий на романтичном и головокружительном проекте, предполагающем создание в регионе противовеса Германии и России, то есть на идее Междуморья.

По замыслу, он должен заинтересовать  государства Центральной и Восточной Европы именно в связи с уравновешиванием немецкого и российского влияния в регионе. Но если история трансформации обещала реальные эффекты, то Междуморье не обещает ничего, кроме замены Германии и России Польшей.

Мало того, новый проект до боли похож на российскую концепцию «Русского мира», то есть на евразийскую концепцию. Междуморье, как и российские идеи, носит характер большого цивилизационного проекта. Он противопоставляет традиционалистическую цивилизацию ценностей стран Междуморья постмодернистскому Западу и варварской России. То есть предлагает государствам Восточной Европы тот же самый продукт, что и «Русский мир», но в иной упаковке. Сомнительно, чтобы это смогло заинтересовать, например, Украину.

Опасная игра ва-банк

Нынешний состав польского парламента – наглядная иллюстрация эффективности, с которой «ПиС» склонил поляков к своему видению новейшей истории собственной страны. Повесть о трансформации уже закончилась. Необходимо задуматься, что же будет дальше. Однако нельзя допустить ситуацию, при которой во имя воплощения политических интересов и победы в выборах разрушается внешняя политика государства.

На Западе уже говорят о Польше не как о примере для подражания, а как о том, чего следует избегать. Через определённое время в Украине и Молдове также начнут повторять: «Зачем сотрудничать с Польшей и брать с неё пример? Ведь они сами говорят, что у них ничего не получилось!».

Более благоразумным вариантом воплощения программы «ПиС» было бы постепенное «переформатирование»  внешней политики, перенос акцентов с тесного сотрудничества с Германией на укрепление связей со странами Центральной Европы с помощью мифа об успешной трансформации. Путь революции, который избрало новое правительство, выдвигает перед нами альтернативу: либо нам удастся построить Междуморье, либо от нас отвернутся Запад и Восток, оставив в одиночестве в центре. Ставка в этой игре слишком сомнительна, чтобы идти ва-банк.

Основная задача, перед которой сейчас стоит правительство Беаты Шидло, — это не столько успешный выход из спора с Брюсселем, сколько поиск нового привлекательного сюжета о Польше. Нельзя навсегда оставаться непонятой, колонизированной жертвой Запада. Это может себе позволить Россия, но не Польша. У нас в отличии от неё нет ни нефти, ни огромной армии.

Мы не можем стать Россией Центральной Европы и войти в непрерывный конфликт с Западом, создавая региональные цивилизационные проекты. Уничтожая миф об успешной трансформации, мы теряем самый сильный козырь во внешней политике. Его необходимо заменить другим, не менее привлекательным сюжетом.

Facebook Comments

***

Данный текст Мацея Заневича – это шестое мнение в дискуссии о восточной политике, которую ведёт портал Eastbook.eu. Дорогие читатели, присоединяйтесь к разговору! Свои замечания и комментарии можно оставлять непосредственно под текстами, а также в наших лентах социальных сетей, на фейсбуке и твиттере. Хештег дискуссии: #PPW2016.

Главное фото: Ярослав Качинский, Владимир Путин, источник: Wikimedia Commons; Kremlin.ru, лицензия CC BY 4.0, редакция: Eastbook. | Перевод с польского: Людмила Слесарева
Maciej Zaniewicz
Главный редактор польскоязычной версии Eastbook.eu
Читай все статьи