Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Christine Bertschi

Запустить корни в международном саду. Германия, миграция и повседневная жизнь

В настоящий момент большую популярность приобретает тренд городского садоводства. В Берлине, например, оно не только олицетворяет дань моде, но и помогает найти много общего, в том числе людям разных национальностей: даёт некоторую укоренённость, позволяет практиковать язык и создает ощущение (нового) дома.

Международные сады — это место встречи людей как с миграционным опытом так и без него. Метафорически это также почва под ногами и земля в ладонях. «Немецкие» русские давно полюбили и привыкли к садам и приходят сюда уже более десяти лет, однако для новых жителей, а также для беженцев они не менее важны.

Gerda Münnich at the Tempelhofer Feld, author: Allmende Kontor

Герда Мюнних в Tempelhofer Feld. Автор: Allmende Kontor ©

Герда Мюнних в восторге от этого проекта. Она провела детство в лесу Спревальд, в сельской местности неподалеку от столицы, а в самом Берлине она живёт уже больше 50 лет. Она изучала финансы и бизнес-информатику. Для душевного равновесия ей всегда были необходимы растения и зелень вокруг. «Двенадцат лет назад я просто хотела помочь организовать первые общие сады для мигрантов в Берлине. Но неожиданно вопросы интеграции и организационные моменты целой инициативы стали не менее важными аспектами, чем само садоводство», — говорит она.

Мюнних стала одной из основательниц инициативы Wuhlegartens: в 2003 г. первый межкультурный сад был создан на окраине восточной части Берлина. Сад расположен в районе, где преобладают так называемые Spätaussiedler (т. е. этнические немцы, которые жили в СССР и имигрировали в Германию в 90-х гг.). Это сообщество охотно взяло бы на себя целый сад, однако во время разделения садовых участков специально было отражено реальное количество имигрантов из разных стран: одна треть участков была предоставлена садоводам из бывших советских республик, треть — вьетнамским садоводам-любителям, а оставшаяся треть — «остальному миру», т.е. представителям других национальностей.

Где неграмотные встречают учёных

Проект с самого начала существования вызвал большой интерес, особенно с точки зрения возможности интеграции. Садоводческая общественность совместно создавала овощные грядки, праздновала фестивали настолько дружно, что этим феноменом заинтересовались не только соседи, но и представители муниципалитетов, ответственные за интеграцию. Настолько интересное место в спальном районе Берлина — посетители были часто удивлены. «Это также сработало бы и у нас в районе», — наверняка думали они.

Wuhlegarten: first intercultural garden in Berlin, author: Allmende Kontor

Wuhlegarten: первый межкультурный сад в Берлине. Автор: Allmende Kontor ©

В течение следующих лет возникло множество межкультурных садов, а Мюнних все их знает: ««Нас всегда хвалили за этот проект, но никто из администрации не хотел взять на себя ответственности за эту инициативу. В каждом районе нам приходилось иметь дело с разными контактными лицами», — вспоминает она.

Необходимо было создать рабочую группу, чтобы иметь общую информацию, объединить различные садоводческие инициативы, а также информировать заинтересованных. Этой рабочей группе необходимо было место пребывания, лучше, конечно же, в саду. В 2010 г. появилась долгожданная возможность информационного обмена и встреч для новых и уже существующих садов: через два года после закрытия аэропорта Берлин-Темпельхоф и открытия на его месте огромной рекреационной зоны, власти города пригласили основателей проекта на его территорию. «Совместный офис», как они себя называют, получил на территории поля Темпельхоф 5000 кв. м. Разместившиеся там 250 клумб, а также центр консалтинга и встреч, известны теперь далеко за границами Берлина и даже Германии.

A Ukrainian Garden, author: Allmende Kontor

Украинский сад. Автор: Allmende Kontor ©

В Берлине в настоящий момент более 100 межкультурных садов, и это количество постоянно увеличивается. По мнению Мюнних, садоводство может принести удивительные результаты в поддержке процесса интеграции. «В наш сад можно просто прийти, это может сделать каждый, здесь нет входной платы, никому ничего не нужно объяснять. Нет необходимости каким-то особенным образом одеваться, не нужно бояться, что чего-то не умеешь. Никто не будет спрашивать, кем работаешь или сколько зарабатываешь», — говорит она. Неграмотные могут здесь пребывать наряду с академиками, даже если в обычной среде они редко могут встретиться. «Одни предпочитают общаться и планировать, другие приходят, чтобы просто заняться садоводством. Каждый может найти здесь для себя место и занятие», — говорит Мюнних.

Мирное соседство разных людей

Изучение немецкого языка поощряется, тем не менее, языковые способности не являются условием присоединения к садоводческой общественности. Поскольку родные языки приходящих сюда очень разнообразны, садоводы останавливаются на немецком исключительно из практических соображений. «Садоводам необходимо общаться по организационным вопросам, например. Но мы не говорим: здесь общаемся исключительно на немецком», — объясняет Мюнних. Если, скажем, женщины из одной страны встречаются в саду и могут общаться на родном языке, это может стать для них как бы кусочком дома и облегчить переезд в чужую страну.

Мюнних критически относится к самой концепции интеграции: «По-сути, это просто мирное сосуществование различных людей. Многие ежедневно подвергаются этому процессу, не зная самого понятия — и именно это важно!». Она также подчёркивает, что с каждым новым имигрантом что-то меняется в самой Германии. Мюнних не предлагает пропагандировать ассимиляцию, скорее она поддерживает идею учиться друг у друга и принимать друг друга. В садах каждый что-то делает для общего блага, например, следит за грядками соседей. Садоводы делятся друг с другом семенами, отдают часть урожая в качестве подарков, а также готовят и едят вместе. Иногда эти занятия перерастают в небольшие бизнес-проекты: в «пирамидном» саду в районе Berlin-Neukölln садоводы делают чатни и пастилу во время сбора урожая, а потом продают.

Plenary session at Tempelhofer Feld, author: Allmende Kontor

Пикник в Tempelhofer Feld. Автор: Allmende Kontor ©

Необходимо практиковать ценности

«У нас есть нормы и ценности, от которых мы не можем отказаться. Вопрос в том, как их применить к тем, для кого наш край и его культура — совершенно новые», — говорит Мюнних. И снова международные садоводческие сообщества могут помочь с решением: «Например, равноправие полов — этого невозможно просто объяснить, это надо практиковать и жить в соответствии с этим». В то же время, сады в арабской культуре — это как раз те места, куда женщина может прийти и делиться там своим опытом. «Подобные места просто необходимы беженцам. И это не обязательно должны быть сады, — говорит Мюнних, — «Во многих странах жизнь после работы протекает вне дома, а что еще человеку нужно, кроме крыши над головой? — Сад!», — уверена Герда Мюнних.

Facebook Comments

***

В будущем я хочу более детально рассмотреть как паневропейские, так и местные инициативы трансформации. Я хотела бы остановиться на моделях социальных альтернатив, а также на методах их достижения. Нам важно найти и поделиться идеями для местных и региональных изменений.

Следите #commoneurope

Главное фото: Сад в Tempelhofer Feld. Автор: Allmende Kontor © | Перевод с английского: Юлия Лысик
Christine Bertschi
Журналист

    Кристин Бертчи живет и работает в Берлине, сотрудничая с несколькими печатными и интернет-изданиями. Она также занимается координированием проектами в Германско-Восточно-Европейской Ассоциации (Вереин). Прошла обучение по специальности “Восточная Европа” в Базеле, Оломоуце и Берлине.

    Читай все статьи