Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Bartosz Rydliński

Польская восточная политика – построить заново!

«Если вы не подпишете соглашение, у вас будет военное положение и солдаты на улицах. Это смерть для всех», - этими словами 21 февраля 2014 г. глава польского дипломатического ведомства Радослав Сикорский обратился к представителям украинской оппозиции во время переговоров с президентом Виктором Януковичем по вопросу выхода из одного из серьёзнейших государственных кризисов в истории независимой Украины. Среди прочего документ предусматривал возврат в течение 48 часов к конституции Украины 2004 г., а впоследствии – сформирование нового внефракционного правительства и назначение досрочных президентских выборов. На бумаге соглашение выглядело действительно многообещающим.

Без результатов

Но, к сожалению, политическая реальность оказалась совершенно иной. Вместо того, чтобы принять совместные меры по выходу из политического тупика, Верховный Совет Украины снял Виктора Януковича с поста президента уже на следующий день после подписания вышеуказанного документа. Его бегство вместе с другими политиками «Партии регионов» из Украины,  молниеносная аннексия Крыма Российской Федерацией, а также начало Москвой гибридных военных действий на Донбассе представляют собой логическую цепь событий, истоки которых лежат в подписанном польским министром иностранных дел «украинском соглашении».

Польская восточная политика в символичном смысле погибла на баррикадах Евромайдана. Как Польша с Украиной, так и Россия с того времени не добились повышения своей безопасности, стабильности или политической предсказуемости. Отношения Варшава-Киев-Москва оказались в наихудшем политическом положении с момента установления взаимоотношений после распада Советского Союза.

Польская восточная политика в «домайдановский» период отличалась не только региональными, но и общеевропейскими амбициями. Польско-шведский проект Восточного Партнерства, совместные действия Польши и Германии, направленные на нормализацию отношений с Беларусью, в конце концов, реставрация Калининградского треугольника должны были свидетельствовать как о целостном видении, так и о политических устремлениях польско-европейской восточной политики.

Главным архитекторам вышеназванных проектов нельзя отказать в интеллектуальных способностях или же в знакомстве с идеями Ежи Гедройца. Однако в политике значение имеют результаты, а они в последние годы выглядят достаточно жалко. Восточное Партнерство де-факто было разделено на формат 2×3, Беларусь по-прежнему остаётся «последней диктатурой Европы», а треугольник Берлин-Варшава-Москва, особенно после отстранения Польши от участия в переговорах о возможностях разрешения российско-украинского конфликта, вероятно, останется интересным историческим казусом.

«Что делать»?

Польша в контексте перестройки (а скорее даже создания заново) своей восточной политики должна ответить на архиважный, ленинский, можно сказать, вопрос: «Что делать?». Попытка создания мифического Междуморья под эгидой Варшавы, которое было бы в состоянии не только эффективно противостоять российскому влиянию в Центральной Европе, но и создавать противовес для Запада Европы, обречена на поражение.

Со времен Юзефа Пилсудского кардинальные перемены настигли мир, Европу, Польшу и поляков. На протяжении ста лет с момента зарождения этого геополитического видения наступили радикальные социальные, экономические и культурные изменения в регионе. Опыт двух мировых войн, Холокоста, реального социализма, а также неолиберальной системной трансформации глубоко затронул и, можно даже сказать, переформатировал общества и народы, населяющие Центральную и Восточную Европу.

В связи с этим построение этой политики на устаревших предпосылках сопряжено с риском не только исторической несовместимости, но и неэффективности, в чем мы убедились в прошлом, когда нацистская Германия и Советский Союз поделили Центральную и Восточную Европу в территориальном и политической отношении.

Польша является частью Запада в политическом, экономическом, военном и символическом смысле. Противостояние с Берлином и Вашингтоном ради ведения воображаемой «самостоятельной» и «субъективированной» внешней политики свидетельствует об абсолютном непонимании того, чем является политика в XXI в., в эпоху глобализации и взаимозависимости.

Когда часть восточной политики заключается в том, чтобы облегчить полякам, проживающим на Востоке, получение карты поляка, а в умозрительной перспективе — обеспечить их переселение на Родину в послеялтинских границах, это имеет смысл, но этого явно недостаточно. Как гласит народная мудрость, чтобы быть чистым, надо мыть не только руки, но и ноги. Из этих соображений репатриационная политика должна быть одной из составляющих новой восточной политики, а не самоцелью.

Хладнокровно и критично

Описываемая политика должна иметь четко определённую цель в долгосрочной перспективе, стратегию, а не только ситуационную тактику. Она должна строиться из расчета не столько на один год, сколько на пять, десять и двадцать пять лет. Ответ на вопрос о желаемом результате наших отношений с Россией, Украиной, Беларусью и Литвой, а также возможные сценарии достижения этого должны определять польскую восточную политику. Для этого Польша должна отталкиваться от хладнокровного анализа, основанного на знании, а не на представлениях и мифах. Перестройка политики начинается в голове, а лишь потом отражается в действии. Эмоции и проекции относительно нашей предполагаемой «великодержавности» ‑ не лучшие советчики в дипломатии, в чём мы смогли вполне убедиться во время Евромайдана.

Для этого имело бы смысл подумать о запуске крупномасштабных обучающих проектов в перечисленных четырех государствах, соседствующих с Польшей на Востоке. Речь идёт не только о визитах экспертов, аналитиков, преподавателей вузов и студентов в российские, украинские, белорусские и литовские университеты, но также об открытии, исходя из возможностей принимающей стороны, региональных отделений польских «синк-тэнков», таких как Польский институт международных дел или же Центр восточноевропейских исследований.

Эти центры не только исполняют роль «банков знаний» польской восточной политики, но они также могут вести своего рода интеллектуально-экспертную дипломатию, сравнимую с той, что вот уже десятилетиями проводится немецкими политическими фондами. Современная внешняя политика не должна базироваться исключительно на традиционной консульской деятельности. Необходимо влияние на общественный дискурс в третьих странах.

Новая польская восточная политика должна также более продуманно представлять образ Польши как государства удачной системной трансформации. Образ «отличника» либеральной демократии и капиталистической свободно-рыночной экономики не только никогда не был полностью достоверным, но и в принципе не свидетельствует о хорошем имидже в Восточной Европе.

Описываемые политико-экономические перемены в России и на Украине в большей степени ассоциируются с анархией при переходе от системы к системе, ростом социального неравенства, нечестной приватизацией и возникновением олигархической системы. Польша тем более выиграет в глазах восточных соседей, когда начнёт открыто и недвусмысленно говорить об опасности поспешной и неконтролируемой трансформации.

Это необходимо, особенно принимая во внимание то, что в последнее время мы «экспортируем» на Восток создателей польского капитализма, который помимо экономического роста принес Польше огромное социальное неравенство, являющееся вполне понятным источником неприятия политического статус-кво в 2015 г. Лишь только признав прежние недостатки внутренней и внешней политики, мы будем в состоянии провести серьезную дискуссию о том, куда мы движемся и чего хотим достичь.

Facebook Comments

***

Статья Бартоша Рыдлинского - это очередной голос в дискуссии о польской восточной политике, которую мы ведём на портале Eastbook.eu. Приглашаем читателей присоединиться к ней, оставляя свои замечания и комментарии непосредственно под текстами и на наших страницах в соцсетях. Хештэг дискуссии: #PPW2016.

Главное фото: Евромайдан в Киеве. Автор: Nessa Gnatoush, лицензия: CC BY 2.0. | Перевод с польского: Вера Соловьёва.
Bartosz Rydliński

Адьюнкт в институте политологии Университета им. кардинала С. Вышинского, сотрудник фонда А. Квасневского "Amicus Europae", EASI-Hurford Next Generation Fellow w Carnegie Endowment for International Peace.

Читай все статьи