Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Olga Konsevych

«Украинцы — это мусор?» Как себя чувствуют трудовые мигранты в Польше

Польша - это страна, которая охотно принимает украинцев. Польские консульские учреждения в 2015 г. выдали гражданам Украины 925 тыс. виз, что почти на 100 тыс. больше, чем в 2014 г. Кроме того, 65 тыс. украинских граждан в 2015 г. получили постоянный вид на жительство. Журналистка Ольга Жук три месяца проработала в Польше. Сначала она собирала яблоки, затем – шампиньоны. Девушка признаёт, что это был полезный опыт, который помог ей лучше понять не только поляков, но и украинцев. Eastbook.eu пообщался с Ольгой, чтобы узнать, каков образ современного мигранта в Польше.

Почему Вы решили поехать в Польшу на заработки?

Киев стал очень дорогим. Если ты снимаешь квартиру, то платишь ещё и за коммунальные услуги… Я работала в редакции, где задерживали зарплату. На рынке труда мне предлагали 5 – максимум 6 тысяч гривен. Я ведь тоже приезжаю в Киев на заработки. Мне необходимо купить всё – от А до Я. Я не могу себе позволить жить в Киеве при нынешних ценах. Зимой я трачу на квартиру до 3 тысяч – 2 тысячи стоит аренда комнаты плюс оплата за отопление. Остаётся 2 тысячи.

Фото: facebook.com

Ольга родом из Тернопольской области, но уже много лет работает в Киеве. Фото: facebook.com.

Как выглядит ситуация с поиском работы, оформление?

Тема приглашений очень сложная, и у меня множество претензий к этой системе. Как сезонный работник я переплачиваю массу денег за то, что мне найдут работу. Польские фермеры часто не пользуются Интернетом и не пишут объявлений.

В новостях нередко можно услышать об украинцах-нелегалах. Некоторые поляки делают по 500 приглашений на работу для украинцев и при этом не ведут никакого бизнеса. Их находят и привлекают к ответственности. Наши, купив такое приглашение у агента возле визового центра или через Интернет, сталкиваются потом с проблемами на границе. В лучшем случае им приходится просто вернуться домой. В новостях такие махинации поляки называют «мафией».

А условия труда? Нормальное ли отношение к украинцам?

В первый раз я была на яблоках, затем – на грибах. На яблоках один человек мне сказал: «Ко мне раньше приезжали обычные крестьяне. Люди пожилого возраста – мамы, бабушки, которым нужно строить дома, помогать детям или внукам учиться в университетах. Но в 2015 году было очень много людей с высшим образованием. Если раньше интересовались, сим-карту какого мобильного оператора лучше купить, то сейчас спрашивают, есть ли у нас доступ к Интернету. Это прогресс».

Условия разные. И мне кажется, что из-за огромного наплыва людей отношение к украинцам становится хуже. Идёшь по Варшаве и не слышишь польского языка. Всюду украинцы.

На яблоках нами руководил человек с высшим образованием – он держал нас в ежовых рукавицах. Говорил нам: «Украинцы – это лодыри. У них украинская болезнь – говорить, а не работать. Вас нужно гонять, потому что вы ничего не заработаете».

А шампиньонами занималась молодая семья, которая купила для работников целый дом. Переделали его в общежитие. Дом находился в деревне. Они брали деньги за ремонт, если в туалете или в ванной что-нибудь ломалось. Они говорили, что украинцы – это свиньи, которые всё ломают. «Вы не умеете ничем пользоваться. Что посеешь – то пожнёшь», — говорили они. У жены хозяина было две дочки. Одна из них, возвращаясь из садика, говорила: «Украинцы – это мусор». Видимо, мать часто повторяла эту фразу, поэтому теперь мы для них – мусор.

Фото: facebook.com

Шампиньоны. Ольга работала в деревне, расположенной в 5 км от города Ополе. Из-за тепличного освещения постоянно болели глаза. Рабочий день был ненормированный. Фото: facebook.com.

А кроме работы? Когда Вы общались с поляками на улице, они проявляли высокомерие или что-нибудь в этом роде?

Как-то на вокзале ко мне подошли мужчины. Когда они поняли, что я – украинка, пригласили на кофе. Я отказалась, а они сказали: «Для украинки это счастье, если поляк её угостит». Они ведут себя так, будто каждая украинка готова подстелиться под поляка, потому что хочет остаться в Польше. Хотя поляки тоже массово выезжают в Голландию, Великобританию, Ирландию.

Удалось ли заработать?

На яблоках было нормально. Я купила себе планшет. На грибах действовал принцип – новички не зарабатывают, но если долго работаешь, начинаешь зарабатывать больше.

Девушки, которые работают на заводе, где яблоки готовят на экспорт (укладывают в ящики, приклеивают этикетки), говорят, что работы много. Можно работать от 10 до 20 часов. Начинать нужно в 7 независимо от того, когда ты закончила предыдущую смену. Получаешь 7 злотых в час (приблизительно 45 гривен – Прим. авт.). Можно зарабатывать много, но тогда будешь очень уставать. Даже в воскресенье у тебя не будет выходного. Они живут в фургончиках, как строители из Азии, зато за жильё не надо платить.

Это не такие большие деньги. Есть ли тогда ещё какая-то мотивация, кроме заработка?

Это хорошая возможность попутешествовать, узнать другую культуру, другой бизнес. Мне это было очень интересно, потому что в Украине мелкий бизнес абсолютно не развит. Поляки намного прогрессивнее. Никто не жалеет о прошлом. Они анализируют историю и понимают, что хорошо быть хозяином на своей земле.

Сады в 60 км от Варшавы. Все рабочие с Украины. В течение сезона яблоки десятки раз поддавались опрыскиванию. Сами поляки их не едят. Продают фрукты в Россию через Беларусь. Автор:happy,apples. Источник: Flickr

Сады в 60 км от Варшавы. Все рабочие с Украины. В течение сезона яблоки десятки раз поддавались опрыскиванию. Сами поляки их не едят. Продают фрукты в Россию через Беларусь. Автор:happy,apples. Источник: Flickr

 

А украинцы?

Приезжающие сюда украинцы — нередко очень несовременные люди. Например, слушают какую-то российскую попсу 90-х годов – «По крыше дома голубей гонять». Со мною работали два парня из Дрогобыча – 18-20 лет. Слушали что-то такое, чего уже и по радио не передают. Я спрашиваю: «Где вы такую музыку взяли?». А они: «Что, ностальгию почувствовала?». Отвечаю: «Сколько же тебе лет, что твоя ностальгия – «По крыше дома голубей гонять». Они считают, что это хиты.

С нашими людьми нужно ещё много работать. Они не знают своих прав – сдают паспорта. Они не путешествуют. Когда я работала на яблоках, мы жили недалеко от Варшавы. В выходной можно было туда поехать и погулять. Из 14 работников никто, кроме меня, туда ни разу не съездил. Они говорили: «Да ведь на это уйдёт весь дневной заработок». Мы зарабатывали приблизительно 70 злотых. Я съездила за 40 злотых – ходила пешком и экономила. Зато купить водку – вот это для них здорово! Из-за этого и поляки так к нам относятся. А ещё наши друг друга не защищают.

Есть такая проблема.

Я не понимала, в какой стране я живу (об Украине до работы в Польше – Прим. авт.). А потом попала в среду украинских рабочих, где только ты читаешь книгу, выключаешь Даху Браху, потому что им эта музыка неприятна. И тогда понимаешь – страна очень разная. Не только Восток-Запад разный, но и соседние дома различаются между собой.

Так в любой стране. Много факторов – образование, воспитание…

В Украине даже образованные люди не могут себя чувствовать достойно. Моя знакомая, например, работает в региональной психбольнице. Зарплата – 1200 гривен. И это при том, что человек работает с неконтролируемыми людьми, которые могут плюнуть в лицо, толкнуть. Это унижает. Откуда же возьмётся уважение к себе? Поэтому когда в Польше тебе говорят: «Давай паспорт!», ты его запросто отдаёшь. Украина очень унизила людей. В Польше украинцы говорят: «Мы знаем, на что мы работаем». Люди здесь за день зарабатывают столько, сколько в Украине не заработают и за месяц.

Facebook Comments
Главное фото: Замковая площадь в Варшаве.Источник: wikimedia.org | Перевод с украинского: Людмила Слесарева

Olga Konsevych is currently studying for her PhD at the Taras Shevchenko National University of Kyiv. She has 6 years of journalism experience and specializes in writing articles related to the democratic changes in Ukraine and Post-Soviet states. Also, Olga works with NGOs in Poland, Moldova and Russia as a journalist and media expert on EU-Ukraine relations and the political situation in Ukraine.

Читай все статьи