Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Gabriela Sieczkowska

Обычная потребность творчества. О истории Eastbook.eu — интервью с Павлом Харкевичем

О своём «романе» с Восточной Европой, генезисе и будущем портала Eastbook.eu рассказывает Павел Харкевич, председатель правления фонда «Единая Европа» (Wspólna Europa).

Как выглядела твоя жизнь до Eastbook?

Перед тем, как заняться порталом Eastbook, я учился. На восточно-европейской межфакультетской программе и в Центре изучения Восточной Европы Варшавского Университета. Я интересовался прежде всего Украиной и Центральной Азией. Группа людей, чьей идеей стал Eastbook, вместе ходила на занятия, посвящённые Центральной Азии.

Уже тогда появилась идея создания студенческого сайта о Восточной Европе?

Идея Eastbook зародилась во время научной поездки в Крым в 2009 г. Интересно, что предыдущие два года я работал гидом туристических поездок в Крым и отнюдь не был доволен, что снова туда еду.

Ну так вот, сидели мы в Севастополе на берегу залива. Военный порт черноморского флота, а тут группка из нескольких молодых людей рассуждает о будущем. Каждый из нас подготовил для этой поездки множество материалов — презентаций, рефератов. Кому-то пришла в голову мысль — может, опубликовать эти тексты? Это может быть интересно. Дело было на рубеже мая и июня 2009 г.

В октябре мы вернулись к теме. В следующем составе: Лукаш Граевски, я, Томаш Хорбовски, Артур Каспшак, Павел Пурски и Алекс Сидоренко, который был автором двух первых версий сайта Eastbook.eu, мы устроили такое диванное совещание в старом здании Библиотеки Варшавского Университета. Там мы совместно придумали название — Eastbook. Первый текст был опубликован в день святого Валентина в 2010 г. Текст был посвящён победе Януковича. Его автором был Павел Пурски.

В прошлом году Eastbook праздновал свое пятилетие. Как ты видишь портал ещё через 5 лет?

Сначала следует сказать, что происходило с Eastbook в течение этих пяти лет! По большому счету, он приобретал свою сегодняшнюю форму. Мы шлифовали портал в каждой возможной области: концепции, визуального ряда, способа функционирования. Eastbook уже не является студенческим блогом, часто выламывающим открытую дверь. Это зрелый портал, мы знаем, для кого пишем. По-моему, мы в гораздо большей степени умеем определить, кто мы и чем для нас является сайт.

А чем является Eastbook для людей, стоящих за его созданием?

Для меня это реализация моих юношеских амбиций создать что-то с нуля, что-то свё, чем я в дальнейшем смогу делиться с другими. Это также кузница моих навыков и знаний. Здесь я научился своей работе — того, как организовать работу с людьми, как с ними сотрудничать при создании журналистского проекта, рассказывающего о регионе.

Кого бы я ни спросил внутри Eastbook, для каждого портал является чем-то иным. Для многих это шаг в карьере — работе в аналитическом центре или серьёзной международной должности. Наши авторы работают в министерствах, аналитических центрах, а также в НПО по всей стране.

 

Чем в Eastbook ты больше всего гордишься?

Я горжусь осуществлением идеи, которая родилась в крымском порту, но не закончилась чистым ура-оптимизмом, как множество ей подобных. Eastbook развивается и в течение всего времени своего существования сумел выработать себе марку в кругах, интересующихся Восточной Европой.

Тем более, что это инициатива «снизу», за которой не стоит большая организация, а организация, созданная нами самими — фонд «Единая Европа», который позволяет нам работать в рамках чёткой структуры. Не стоит за порталом также ни одна политическая фракция или академический центр. Мы являемся независимой группой, объединившейся благодаря простой потребности творчества.

Думал ли ты о том, что можно было бы сделать лучше?

В течение этих 5 лет мы многое пробовали, сотрудничали со многими людьми и учреждениями. Иногда наши амбиции были чересчур романтичными. Иногда мы перебарщивали, стараясь следовать за новыми тенденциями и решениями. Eastbook в качестве открытой платформы для творческих людей был, наверное, самой неудачной идеей.

Открытая платформа прежде всего должна была служить идее гражданской журналистики.

Но в нашем случае неконтролируемый хаос негативно сказывался на качестве.

И последствия были для вас такими же, как для других платформ, основанных на открытой схеме.

Жизнь внесла свои коррективы. То же стало и с языковыми версиями. Сначала мы подошли к вопросу по-своему. Прежде всего это касалось украинского языка. Но основным языком в регионе, не побоюсь признать, до сих пор является русский. Кроме самой России, на нем говорят жители Беларуси, Украины, а также Молдавии и Кавказа, как ни странно, где до сих пор читают и общаются на этом языке. Раньше нам казалось, что следует украинизировать Украину. Думаю, что это была не наилучшая идея.

Версия портала на украинском языке, конечно, всё это время существует, но живёт своей жизнью. В Варшаве мы не вмешиваемся в публикации на украинском языке, ими занимаются наши сотрудники в Киеве. Свои материалы, предназначенные для украинских пользователей, мы также подготавливаем на русском языке. Думаю, что нам в конечном итоге удалось найти правильное решение.

24 февраля состоялась официальная премьера новой версии портала Eastbook. Что нового в связи с этим Ваша команда готовит читателям?

Самым большим новшеством является новый интерфейс сайта, более функциональный и привлекательный. С другой стороны, мы хотели бы представить больше материалов, касающихся не только отношений Европы со странами Восточного Партнерства и Россией. Мы хотим показать наш регион в контексте стран Вышеградской группы, в контексте Европы.

Нас интересует, как люди из разных частей Европы смотрят на свою обыденную жизнь. От путешествий до общественных вопросов — в европейском многоголосье подобные темы могут выглядеть очень по-разному. Всё зависит от перспективы. Мы будем показывать, как, на наш взгляд, есть «у нас». Авторы текстов представляют свои идеи о том, как есть «у нас» и «у них». Мы хотим наконец прийти к тому моменту, когда основная часть читателей — это жители регионов более восточных, чем Польша.

У нового портала также новая структура и направление.

Новые авторы.

И новая международная ситуация, которая для журналистов и комментаторов в регионе является серьёзным испытанием. Как Eastbook собирается с этим справиться?

Серьёзной проблемой является информационная война. Мы находимся в самом центре этой проблемы. Мы публикуем материалы на русском языке. Актуальным является вопрос, каким образом писать для русскоязычного читателя, часто подверженного серьёзной местной пропаганде. Каким образом и в каком стиле писать, чтобы он был в состоянии принять передаваемую информацию, как мы её хотим представить: как простую информацию безо всякого политического подтекста и идеологии, показывающую ситуацию в нашем регионе.

В комментариях под текстами в Facebook или Vkontakte мы встречаемся с разными реакциями, прежде всего с недоверием к тому, чем мы занимаемся. Наша инициатива — это инициатива «снизу» и не является политическим проектом. Мы не „Russia Today”.

Свобода слова — это один из столпов демократических изменений начала 90-х гг. в Польше. Мы стараемся делиться ею на доверительных основаниях.

Очередная трудность — это поиск своих читателей. Кто-то ищет новости в Google? Нет, читатели, интересующиеся конкретной тематикой, следят за информацией на нескольких проверенных порталах. Мы хотим выработать у своих читателей навык, чтобы одним из проверяемых и читаемых ресурсов стал Eastbook. Это серьёзное задание.

Мне вспоминается интервью с Питером Померанцевым для еженедельника «Polityka«. Оно также касалось информационной войны. Появился такой тезис, что российский читатель или зритель не доверяет информации из СМИ, независимо от того, западные они или восточные. Видите ли вы эту проблему?

Люди, создающие Eastbook, осознают это. Это в большинстве своем русскоговорящие сотрудники, часто выросшие или учившиеся в русскоязычных странах. Они знают тему с обратной стороны. Мы здесь ищем не столько то, что нас разделяет, сколько общие темы, приближающие нас к читателю.

Перевод с польского: Юлия Лысик.

Facebook Comments

Studentka socjologii w Instytucie Socjologii Uniwersytetu Warszawskiego. Bada ruchy społeczne w Europie Wschodniej, hobbistycznie zajmuje się fotografią uliczną. Tweetuje o kondycji dziennikarstwa i mediów.

Читай все статьи