Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Vasco Kretschmann

Вроцлав: местная история вне национальных границ

История западного польского города формировалась под влиянием многих национальностей.
При его многослойном наследии с польскими, чешскими, австрийскими, прусскими и еврейскими культурными следами определение национальной принадлежности Вроцлава в течение всего ХХ в. не было простой задачей. Со времени падения коммунизма культурные элиты были в активном поиске интерпретации прошлого самого города, принимая во внимание скорее местонахождение, а также транскультурное определение истории, нежели националистические понятия прошлого.
Сегодняшний подход к местной истории раскрывает потенциал Нижней Силезии, заключающийся в глубоких традициях и уникальной самобытности.

От Бреслау до Вроцлава — основывая город заново

В ХХ в. город, называемый Бреслау по-немецки и Врослав по-польски, неоднократно обретал себя заново. Несомненно, исторические традиции города подверглись наиболее радикальному воздействию между 1945 и 1948 гг., когда практически полностью состоящее тогда из немцев население было перемещено, а Вроцлав стал частью Польши. Перед войной культурные элиты Бреслау старались представлять свой город как немецкую крепость на восточных рубежах Германии. Это сделало существующие городские легенды более радикальными, особенно в нацистский период, чтобы представить Бреслау как успешный  город, настроенный на войну со славянскими соседями, и центральный пункт сопротивления в германской кампании 1813 г.

Wroclaw Old Town waterfront at Odra River. Author: Maciek Lulko, source: Flickr.

Набережная р. Одры и район Старого города во Вроцлаве. Автор: Maciek Lulko. Источник: Flickr.com.

После Второй мировой войны польская интеллигенция стала отрицать подобные концепции и замещать их картиной традиционного польского города, временно оккупированного немцами. Следы немецкой истории серьезно умалялись или были представлены как негативные факторы в истории развития города. Период десталинизации после 1956 г., а затем конец социализма в 1989 г. имели для города особенно большое значение с точки зрения его истории. Трансформация Польши в демократическую страну стала началом декады, в которой многокультурное наследие и многоликие традиции города впервые были признаны и оценены. Подобный новый подход к истории города позволил его жителям создать ощущение общности и уникальности, что стало фундаментом для сильного гражданского общества.

Музеи как зеркала общества?

Музеи — это генераторы и хранилища местной истории, которые помогают нам лучше понять образ этого центрально-европейского города, который в течение предыдущего столетия был в основном символом насилия и разрушения в той же степени, что и возрождения, примирения.

Excavations in Wrocław, 2016 . Author: Vasco Kretschmann ©

Раскопки во Вроцлаве, 2016 г. Автор: Vasco Kretschmann ©.

Лето 1989 г. ознаменовало начало трансформации Польши в демократическую страну. Местные учреждения на севере и западе страны встали на пороге революции — культурной эмансипации от центрального правления. Всё чаще жители стали принимать во внимание наследие места, в котором жили, несмотря на то, было ли это “польское” наследие или нет. Новые культурные элиты и институты начали пользоваться как положительными, так и отрицательными аспектами прошлого города. Этот подход не появился на пустом месте — он уже был известен в подпольной культуре оппозиционного движения в коммунистический период. Люди сопротивлялись официальным версиям истории пролого, отсюда возникли альтернативные истории в частных кругах и среди растущего оппозиционного движения. Люди хотели больше узнать о своих родных городах. Однако музеи, университеты и газеты всё ещё были своего рода продолжением государственного управления, подверженными строгой цензуре. Немецко-еврейская или польско-еврейская история в особенности игнорировались музеями в течение всего времени существования Польской Народной Республики.

Jewish cementary in Wrocław. Author: Ula Zarosa, source: Flickr

Еврейское кладбище во Вроцлаве. Автор: Ula Zarosa. Источник: Flickr.com.

В 80-х гг. появилось немного больше свободы в интерпретации истории. Наиболее запоминающимся примером может служить временная выставка под названием “Вроцлавские евреи с 1850 до 1945 гг.”, которая открылась в последний год социалистического правления, в марте 1989 г., в Музее архитектуры. Выставка была посвящена немецким евреям, проживающим в Бреслау, а в её основу лёг проект восстановления разрушенного еврейского кладбища. Собственно еврейская история стала первой темой предвоенной жизни города, которая была открыто показана на муниципальной выставке.

В 90-х гг. Исторический музей Вроцлава уже показывал и подчёркивал различные аспекты жизни города, которые прежде игнорировались: как антикоммунистическая оппозиция, известные немецкие и польские резиденты, а также серии показов городских фотографий. Задачей нового директора было показать и открыть менее известные периоды истории города. Одним из особенно известных и запоминающихся примеров можно назвать выставку, проведенную в 1992 г., “Неизвестный городской портрет”, которая показывала фотографии с рубежа веков. До этой выставки немецкий Бреслау был известен как город разрушенный в 1945 г., чьи образы сохранились только на нескольких старых картинах. И вдруг забытый город обрёл вторую жизнь и признание, в особенности среди молодого поколения и отнюдь не за свою “немецкость”, а за историческое значение и важность.

Ещё более заметная манифестация интереса к местной истории произошла в апреле 2009 г. Выставка “1000 лет Вроцлава” стала новинкой по многим аспектам: по размаху, экспонатам и тематическим подробностям. Постоянная экспозиция разместилась в “королевком” отделе музея и представляла 3000 экспонатов в 25 комнатах, представляя историю города в хронологическом порядке. Это стало не только первой попыткой показать сложную историю польско-немецких отношений, но также важным шагом к примирению двух исторических наследий.

Во время трансформации Вроцлава в часть демократического государства, музеи стали играть важную роль посредника для исторического наследия, его авторитета, позиции и понимания. Вслед за периодами избирательного национализма и официальной узурпации исторического наследия, культурные традиции западных и северных территорий Польши наконец получили признание. Более того, местные организации используют эти культурные черты как часть уникального наследия и городского ландшафта. Некогда пренебрегаемые, сейчас старые объекты приобретают новое значение как элементы уникальной специфики региона и его традиций. Однако следует помнить, что влияние музеев на общество трудно точно определить. Единственный способ измерить отношение и настрой местных жителей — это провести ряд социологических опросов. А пока культурные и политические элиты становятся самыми заметными сторонниками нового подхода к истории. А музеи концентрируются на новой интерпретации истории, а не только исполняют роль зеркала общества.

Вроцлав — новая культурная столица Европы

В целом трансформация Вроцлава после 1989 г. стала интеллектуальным и общественным процессом, который проявился в нескольких подходах к истории. Городская администрация по-новому оценила немецко-польское наследие как сильную сторону региона, что позволило Вроцлаву стать выдающимся европейским городом или европейской столицей культуры, как он был назван в 2016 г. В процессе борьбы за этот титул городская администрация указывала на “исключительно сложную историю” города, а также “полную замену населения” в своё время. По словам Адама Хмелевского: “Мы хотим поделиться с Европой опытом, который история нам преподнесла: формирование собственной идентичности города с чистого листа”. (Адам Хмелевски: Места для красоты (снова посещённые) — заявка Вроцлава на получение титула европейской столицы культуры-2016. Вроцлав 2011).

Изначальное внимание к исключительно польским чертам Вроцлава помогло его новым жителям освоиться в новом месте. В более долгосрочной перспективе строительство нового прочного фундамента требует знакомства и открытия полной гаммы многонационального наследия региона. Поиски новых интерпретаций прошлого уже не исключают болезненных “заграничных” глав в истории города. Вместо этого музеи, учёные и даже местные власти исследуют полное разнообразие культурного наследия города, чтобы показать многоликость истории одного-единственного места.

Перевод с английского: Юлия Лысик.

Facebook Comments

***

На портале Eastbook мы хотели бы более детально проанализировать некоторые европейские и местные инициативы, связанные с трансформацией. Мы рассмотрим модели этих движений и методы достижения их целей. Главной задачей для нас является найти и поделиться источниками вдохновения для региональных и глобальных изменений.

Следите: #commoneurope

Главное фото: Городская ратуша во Вроцлаве: Vasco Kretschmann ©.

Vasco studied History and Political Science in Berlin and Warsaw and completed a Master of Arts in Public History at Freie Universität Berlin. In his PhD project he investigates how the museums of German and Polish Wrocław (Breslau) exhibited local history between 1900 and 2010. His fields of interest are German-Polish and European historical cultures and exhibition projects.

Темы: Очерк,
Читай все статьи