Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Lukas Latz, Michał Gulczyński

Польский посол Киллион Муньяма о проблемах миграции в ЕС

С польским послом VII и VIII созыва сейма, представителем партии «Гражданская платформа» беседуют Лукаш Латз и Михал Гульчинский.
***
Это первый текст из цикла «Проживая в Польше». Скоро на Eastbook.ru: «Открытый дом: мусульмане во Вроцлаве».

Вы приехали в Польшу в 80-е гг., то есть еще во времена коммунизма. Как изменилось отношение поляков к иностранцам после смены системы?

Я приехал в ноябре 1981 г., за месяц до введения военного положения. Польша тогда была совсем другой страной. Иммигрантов почти не было и поляки не знали, как ко мне относиться, часто из любопытства хотели меня потрогать. Незабываемая картина – дети, которые внимательно рассматривали свои ручки после того, как прикоснулись ко мне.

В период трансформации много поляков начало ездить по миру, что естественным образом изменило восприятие иностранцев.

Я живу в маленьком городке, где цвет моей кожи не имеет большого значения для местных жителей. Они уже привыкли, что я живу с ними.

Конечно, многое меняется перед лицом наплыва беженцев в Европу. Это начинает отражаться на Польше и восприятии поляками других людей, прежде всего приезжих из арабских стран.

DSCN6423

Посол К. Муньяма. Авторы: Л. Латз, М. Гульчинский. Источник: Eastbook.eu.

Мы еще вернемся к нынешней политической ситуации. Вы иногда сталкиваетесь с отрицанием Вашей польскости? Кто-нибудь говорит, что Вы никакой не поляк, несмотря на ваше гражданство, или же что Вы «ненастоящий» поляк?

Конечно. Иногда это проскальзывает в разговоре, когда вдруг возникает вопрос: «А как там у вас?», а тот, кто его задаёт, имеет в виду Африку. Это не вполне обдуманный вопрос, и мой собеседник не отдаёт себе отчет в том, что я живу в Польшу уже 35 лет.

Мне всего 24 года, то есть Вы живёте здесь дольше, чем я. Но, несмотря на это, меня в большей степени воспринимают как поляка.

Вот именно. Несмотря на то, что люди знают, что я поляк, они всегда будут отождествлять меня с моими африканскими корнями. Случается, что кто-то на улице обратится ко мне по-английски, так как ему сложно принять, что поляк может быть чернокожим, хотя это можно оправдать отсутствием контакта с чернокожими поляками в его окружении. Молодым людям также сложно принять тот факт, что несмотря на то, что произошли большие перемены, они по-прежнему не чувствуют, что я один из них. Мы все чаще сталкиваемся с чернокожими журналистами и журналистками, например, с Оменаа Мансах, Патрицией Казади и т. д., но должно пройти ещё какое-то время, чтобы их начали воспринимать как поляков.

Когда Вы начали говорить о Польше и поляках ‑ «мы, поляки», «в нашей стране»?

С того момента, когда я получил гражданство, тем более, что моя жена полька и мои дети поляки, потому что они здесь родились. Я хочу говорить и поступать так, чтобы мои дети не чувствовали никакого разделения между женой и мной. Мы – люди из одной и той же страны.

Если я могу об этом спросить, Ваши дети сохранили какую-то связь с Замбией? Например, языковую?

Да, Замбия – англоязычная страна. Они ездят в Замбию, когда появляется такая возможность. Каждый из них чувствует свои замбийские корни и определённые сентиментальные чувства к месту, откуда родом их отец.

Замбия в 60-90-е гг.  была домом для политических беженцев из соседних стран. Сегодня уже Европа сражается с наплывом беженцев и иммигрантов. Оказывает ли история Замбии какое-то влияние на Вашу точку зрения относительно нынешнего кризиса?

Следует помнить, что Замбия был одной из первых независимых стран на юге Африки. В Замбию приезжали активисты, чтобы оттуда создавать структуры будущей власти, а также беженцы из таких стран как Родезия (сейчас Зимбабве), ЮАР, Намибия, Ангола, Мозамбик. Для Замбии это был новый и непростой опыт. Конечно, у Замбии были проблемы с тем, следует ли их ассимилировать. Часть из них находилась в лагерях для беженцев, где их число превышало 2 миллиона, а экономика Замбии тогда была значительно слабее европейской или, скажем, польской. В случае современного миграционного кризиса мы имеем дело только с одним миллионом человек, которые ищут убежища на её территории.

А как экономист и член Комиссии сейма по вопросам государственных финансов Вы считаете, что Польше нужны иммигранты?

Дело не в том, нужны или не нужны, но Польша является одной из стран ЕС, что налагает определённые обязанности относительно солидарного поведения в сложной ситуации, с которой сражается весь Европейский Союз. В то же время мы должны помнить о том, что в 80-е гг. из Польши тысячи людей выезжали в лагеря в Австрии и Германии в ожидании въезда в Австралию, ЮАР или Канаду. Хотя это ещё не причина, чтобы силой привозить иммигрантов в Польшу.

То есть, никаких беженцев?

Если кто-то хочет уехать из своей страны и считает, что Польша – это та страна, в которой он может устроить свою жизнь и развиваться, я считаю, что Польша не должна быть против, тем более, что поляки тоже живут в разных странах мира. По-моему, жителями Польши могут быть также люди из других стран. Поэтому нам стоит быть толерантными и понимающими по отношению ко всем преследуемым, к иммигрантам. Разве что такой иммигрант сам придет к выводу, что его это не совсем устраивает.

Главное фото: Посол Киллион Муньяма (ноябрь 2015 г.). Автор: Piotr Drabik. Источник: Flickr.com.

Главное фото: Посол Киллион Муньяма (ноябрь 2015 г.). Автор: Piotr Drabik. Источник: Flickr.com.

Какое значение имеют демографические изменения?

С этим, конечно, придётся нелегко. Я помню, что когда я приехал в Польшу, здесь было 40 миллионов человек, а сейчас едва 38 миллионов. Польское общество стареет. В связи с этим следует подчеркнуть, что человеческие ресурсы необходимы для экономического развития, а их источники не могут быть только в Польше, разве что естественный прирост был бы очень высоким.

А что с беженцами, например, из Сирии, которые ищут в Польше только убежища?

Стоит выделить из бюджета средства на временное убежище для людей, которые в нем нуждаются.

Что ещё можно для них сделать?

Другим важным аспектом является борьба с нелегалами. Конечно же, я осуждаю способы, благодаря которым они попадают в Европу. Если бы удалось справиться с этим, число беженцев было бы намного меньше. Поэтому следует охранять границу, но огромное значение имеет и то, чтобы соглашения, подписанные между ЕС и Турцией, были реализованы в полной мере.

Вы поддерживаете систему квот в Европе?

Я считаю, что не должно быть квот, потому что некоторые государства этого не хотят. Нельзя заставлять негостеприимные страны принимать нуждающихся. По возможности беженцы должны иметь свободу выбора страны.

Facebook Comments

***

Будучи предметом острой дискуссии в Европе, вопрос миграции по-прежнему делит общество и страны ЕС.
Должны ли мы выступать как отдельные государства и защищать только наши внутренние интересы? Или же нам необходимо найти общий подход к решению миграционного кризиса? Являются ли мигранты решением проблем стареющего европейского общества или же они наносят удар европейской культурной идентичности?
Подходы Германии и Польши - двух стран в самом сердце Европы - значительно различаются в этих вопросах, обе страны предлагают разные пути решения проблемы миграционного кризиса.
Участники совместного проекта Свободного университета Берлина и Eastbook в Варшаве в своих статьях показывают реалии сообществ мигрантов и реалии интеграции.

Брошюра на немецком языке с полными версиями статей и дополнительной информацией будет доступна в конце июля. Мы также приглашаем на презентацию проекта 22 июля 2016 г. Больше информации на: pol-int.org.

Посол Киллион Муньяма во время торжественного вручения свидетельства о выборе в сейм Республики Польша, колонный зал сейма РП, ноябрь 2015 г. Автор: Adrian Grycuk. Источник: Wikimedia Commons.

Lukas Latz, holds a bachelor degree in Comparative Literature and Philosophy. He currently studies Eastern European Studies at Free University Berlin and works as a free-lance journalist mainly fpr the weekly newspaper „Der Freitag“. He passed an Erasmus year at University of Warsaw.

Michał Gulczyński
Журналист

    Michał Gulczyński holds Bachelor's degrees in International Economics and Hispanic Cultures. Currently, he studies at the Institute for East European Studies at the Free University Berlin. Michał the editor-in-chief of the website iberoameryka.com and organizer of the "Forum Szkół Polskich. Poznań - Europa", a spring school for Polish youth from Central European countries.

    Читай все статьи