Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Анастасия Сергеева

Польско-российские отношения: как выбраться из капкана?

На днях Лукаш Ясина, которого я глубоко уважаю и ценю, написал размышления о необходимости реализма в польско-российских отношениях. Эта мысль настолько справедлива, что можно и нужно ее поддержать, однако есть пара нюансов, которые я хотела бы озвучить. Дело в том, что, реализм нужно жестко отделять от пресловутой “realpolitics”, которая уже довела нас до той ситуации, которую мы имеем сегодня.

Для того, чтобы не попасть опять в старую ловушку, необходимо отказаться от эмоций (и тут я согласна с Ясиной). Но также необходимо более глубоко и ясно изучить ситуацию внутри России и начать, наконец, понимать то, что там происходит в действительности, не опираясь в анализе на PR акции Кремля, тех или иных групп интересов или на исторические стереотипы.

Я не хочу навязывать ничего польской стороне (это не мое дело). Я просто хочу показать, как выглядят польско-российские отношения сегодня через призму различных интересов в России на примере все того же малого приграничного движения.

Во-первых, мы должны понимать, что сама проблема важна и интересна очень небольшому количеству людей в России. Жителям Калининграда, тем, кто так или иначе связан с ними в других регионах России, а также тем, кто в принципе связан какими-то отношениями с Польшей и следит за повесткой дня в этой сфере. Также это интересует небольшую часть официальных лиц, прежде всего в МИДе. Ну и некоторое количество экспертов и исследователей польско-российских отношений. И это все. Это ничтожно мало в целом по стране, поэтому резонанс от новости о закрытии МПД в России несравненно меньше, чем в самой Польше.

Во-вторых, давайте посмотрим на Калининград не как на «оплот русского милитаризма в Европе», а как на большую головную боль Москвы на протяжении последних лет 10. Калининград – один из наиболее оторванных в информационном и ментальном плане регионов России. Даже Дальний Восток ближе и сильнее связан с Россией. Калининград живет своими связями с Европой, ощущает себя частью Европы и стремится продолжать так жить.

С одной стороны, это необходимость в условиях анклава, а с другой – это потребность и стиль жизни. Именно этот стиль жизни регулярно превращает Калининград в протестно-проблемный регион для Москвы. Калининградцы за последние 10 лет чаще других проявляли свое несогласие с политикой Москвы. После каждого протестного всплеска Кремлю приходилось прилагать самые разные усилия, чтобы успокоить регион. Кстати, одним из способов уменьшить «европейскость» и естественное экономическое и культурное влияние Европы в регионе, были действия российских спецслужб. Неформально и неофициально в 2014 году с рядом предпринимателей и местных общественных деятелей проводились «беседы» на тему того, чтобы они прекратили отношения с партнерами в Польше и Литве, если хотят спокойно жить.

В-третьих, ситуация в России в целом сейчас не самая лучшая. Пусть глобально валютные запасы еще не на исходе, санкции в отношении госкорпораций носят частично декоративный характер, а внешне все находится под контролем. Тем не менее, россияне уже не сильно воодушевлены внешними «победами», уже намного сильнее чувствуют ухудшение своей жизни, четче видят все внутренние проблемы и ожидают дальнейшего ухудшения. Все это не добавляет поддержки Кремлю. Хотя пока личный рейтинг Путина высок, поддержка курса страны, доверие правительству и власти в целом потихоньку осыпается и дальнейшие изменения – это дело времени. Может быть не ближайшего времени, но… тем не менее.

И вот, со всеми этими вводными, что мы имеем?

Если крупный бизнес в Калининграде стал осторожнее сотрудничать с партнерами из Польши и Литвы под давлением силовиков, то самые мелкие предприниматели, а также вся категория креативных специалистов, тех, кто максимально независим от государства в плане источника доходов, по прежнему ориентированы на соседние страны. Именно они активно использовали возможности быстро и дешево ездить в Польшу, как в личных целях, так и в связи с бизнесом и работой. Именно их отрезало от Европы решение о закрытии МПД. Что это означает для них? Фактически вымирание. Все те, кто зарабатывали деньги на мелкой торговле, скорее всего уйдут из этой сферы. Креативщики будут выезжать через Литву, или же уедут из региона (у них не будет веского основания, чтобы оставаться в регионе с высокими ценами и отрезанного от всей страны).

Те, кто останется, будет стараться найти новый вариант заработка, и, видимо, это будут организации связанные с государством (ведь частной инициативы будет меньше и она не будет стабильной). Если при этом Кремль начнет повышать милитаризированность региона, то фактически на смену европейско-ориентированного, открытого к сотрудничеству, дружеского региона, Польша и Литва через несколько лет получат довольно агрессивно настроенный регион (местные жители сейчас уже не очень понимают, за что их наказывают поляки), с сильным влиянием Москвы (чем меньше частной инициативы, тем больше влияние Кремля) и, возможно с усилением военного присутствия (которому региональные элиты будут рады, как источнику дохода).

Наконец, в целом для всей России новость о закрытии МПД отозвалась привычным стереотипом: «Поляки? Закрыли? Ну да, они же русских не любят…». И тем лучше ляжет поверх этой новости еще один слой пропаганды про то, что весь мир против, что Россия – это осажденная крепость, которую все хотят захватить и что никаких других вариантов будущего, кроме как держаться, обороняться и терпеть у россиян нет. Сама новость, конечно, маленькая капля, но, удобренная пропагандой, она в нужный момент поможет поддержать умирающий режим в условиях ухудшения экономики.

Так кому в этой ситуации выгодно закрытие малого приграничного движения? Польше? Европе? Или Кремлю и Путину?

Если с подобных позиций обсуждать и другие примеры, говорить о целесообразности взаимодействия с гражданским обществом в России и любых других способах сотрудничества между нашими народами (я специально говорю о народах, а не о государствах), о поддержке Украины и ее курса реформ, то станет понятно, что реализм именно в этом, а не в том, чтобы пытаться о чем-то всерьез договориться с Путиным или его чиновниками, равно как и не в том, чтобы демонстративно закрывать все отношения разом.

Да, безусловно прав Лукаш Ясина, когда пишет, что глупо рассчитывать на то, что отношения нынешней России и Польши станут партнерскими при той власти, которая есть сейчас. Но в этих условиях единственный способ – это строить мостик в будущее, развивать то партнерство, которое неподвластно Кремлю и которое создаст предпосылки улучшения отношений в будущем. Искать это партнерство и дружбу везде, где не перекрыты возможности, везде, где Кремль не может поставить новый железный занавес. Именно через это поддерживать и развивать культурные связи (а не через официозные мероприятия, на которые российская сторона будет отправлять проверенных бойцов с «холодной головой и горячим сердцем», а польская сторона будет терпеть их, а потом по ним судить обо всех россиянах в целом), развивать возможности образования в Польше для россиян, в том числе для активистов общественных организаций и движений, создавать разные неформальные и открытые для общественных лидеров площадки диалога и совместных программ.

И тогда будет не столь важно, каково будет положение Путина и нынешней российской власти в мире, будет не принципиально, сколько времени еще он будет владеть Россией, но будет достаточное количество друзей Польши в России и друзей России в Польше для того, чтобы в дальнейшем найти компромиссы и решения всех проблем.

Безусловно, это более трудоемко, это требует хорошего и глубокого понимания ситуации внутри России, требует того, чтобы в этой сфере работали настоящие специалисты и знатоки России, а не случайные люди. Каким бы идеализмом это не казалось, это намного более реалистично и эффективно в стратегическом плане, и за это потомки в обеих странах скажут нам спасибо.

Facebook Comments
Малое приграничное движение с Калининградской областью было приостановлено Польшей накануне саммита НАТО в Варшаве и Всемирных дней молодежи в июле 2016 года, источник фото - zw.lt
Анастасия Сергеева
Выпускница Санкт-Петербургского Государственного Университета, политолог. Член правления Ассоциации "За свободную Россию" (Za wolną Rosję) в Польше. Политический консультант, аналитик
    Читай все статьи