Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Maciej Zaniewicz

Польша не обязана быть в европейском мейнстриме

В Европейском союзе происходят серьёзные изменения. На наших глазах формируется «Европа двух скоростей». В этой ситуации Польша оказалась вытесненной из центра принятия решений. Но это не означает, что мы должны любой ценой противостоять отходу от основного течения. Мы не стоим перед перспективой потери своего веса в ЕС.

Брексит ещё не настал, но, если Лондон завершит процедуру выхода из Евросоюза, Польша потеряет очень важного союзника. По многим вопросам как внешней (например, санкции против России), так и внутриевропейской политики, выражающейся в скептическом отношении к дальнейшему углублению интеграции, позиции Польши и Великобритании сходны.

Совершенно иной подход к этим проблемам демонстрирует Париж и Берлин. Брексит для них – это, в общем-то, хорошая новость. Выбывание из игры основного «тормоза интеграции» позволит окончательно преобразовать Евросоюз в структуру, более всего соответствующую их интересам. Новый ЕС, формирующийся на наших глазах, станет Союзом ядра и окраин. Решения по самым важным вопросам будут принимать Франция с Германией и четыре страны-основательницы. Затем эти предложения будут спускаться на нижний уровень для одобрения — в частности, в Польше.

Саммиты «шестёрки» стран-основательниц проходят, начиная с февраля 2016 года, и именно в этом кругу сразу же после провозглашения результатов референдума в Великобритании состоялось совещание на тему дальнейшей судьбы Европы. Кроме того, Франция и Германия, без проведения консультаций с остальными 26 членами, подготовили документ с предложениями относительно реформы Европейского союза.

Вопрос его содержания менее существенен, чем сам прецедент, который создаёт подобная политика. Поскольку получается, что французско-немецкий тандем вводит практику совместной подготовки скелета документов, которые в своём окончательном виде могут быть лишь легко модифицированы оставшимися странами-членами. Тем самым Франция и Германия дают понять, что именно эти два государства считают нужным принимать судьбоносные для ЕС решения. Вдобавок, как однажды заявил советник Радослава Сикорского и британский дипломат Чарльз Кроуфорд (Charles Crawford), значение Великобритании в ООН состоит не в силе государства, а в том, что его дипломатия всегда старается подготовить наброски резолюций. Тот, кто готовит документ, устанавливает рамки последующей дискуссии.

Ничего насильно

Польша была вытеснена из центра принятия решений и, в принципе, там никто не хочет её присутствия. Удивляться этому не стоит. Наши взгляды на такие вопросы, как миграционная политика, восприятие источников внешней опасности или общая валюта, диаметрально противоположны. Принадлежность к «ядру» потребовала бы от нас принять условия, противоречащие нашим интересам и взглядам большинства поляков. Войдя в него, мы тем самым могли бы успешно воплощать не свои интересы, из-за чего вся конструкция превратилась бы в курьёз.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Польша стоит перед прямой перспективой потери своего веса в Евросоюзе

Мы должны согласиться с существованием «Европы двух скоростей»  и найти в ней новое место для Польши. Встречи «исключённых» государств с целью согласования общей точки зрения позволят частично усилить нашу позицию в Евросоюзе. Однако в конечном итоге необходимо добиваться того, чтобы реформа Евросоюза учитывала чаяния всех государств-членов, а не только его основателей. Всё больше граждан ЕС, в том числе поляков, не готовы к дальнейшему «рывку вперёд» на пути последовательного углубления евроинтеграции. Вместо этого, они ожидают уменьшения уровня бюрократии, соблюдения принципа субсидиарности ЕС и уплотнения внешних границ. Ничто не мешает Польше добиваться поддержки данного проекта среди других заинтересованных государств. И тем самым предотвращать распад ЕС на Европу двух скоростей.

Брексит и восточноевропейский вопрос

Последствия возможного Брексита отразятся также на польской восточноевропейской политике. Польшу причисляют к антироссийским ястребам ЕС и явным адвокатам Украины. Подобным образом воспринимается и Великобритания. Ослабление её роли, а, возможно, даже выход из Евросоюза, будет означать укрепление французско-немецкого курса на нормализацию отношений с Россией, даже ценой безопасности стран Центральной Европы. Мы уже сейчас наблюдаем ослабление интереса к Украине, несмотря на усиление военных действий на востоке этой страны.

В связи со сложившейся ситуацией усилия Польши, направленные на поддержку Евросоюзом Украины или на блокаду проекта «Северный поток 2», встречают всё больше трудностей. Ведь обе эти задачи не в интересах России, с которой стремятся наладить отношения Германия и Франция. Поэтому в ближайшее время такие инициативы, как июньский «саммит Ващиковского» (главы МИД Польши — ред.), на который были приглашены дипломаты стран, не входящих в «Европу первой скорости» и не участвовавших в разговоре о будущем Евросоюза, могут быть одним из возможных вариантов поиска оптимального для Польши баланса в европейской политике. Формирование общей позиции в рамках ЕС и временные союзы с маленькими и средними государствами могут уравновесить политику кристаллизирующегося на наших глазах ядра Евросоюза, в которое никто нас не намерен приглашать.

"Szczyt Waszczykowskiego" w Warszawie; Autor: M. Jasiulewicz, K. Siemion-Bielska; Źródło: msz.gov.pl

«Саммит Ващиковского» в Варшаве. Автор: М. Ясюлевич, К.Семион-Бельская; источник: msz.gov.pl

Занять место Великобритании

Подобная ситуация парадоксальным образом способна также усилить нашу позицию в регионе. После возможного Брексита трудно будет найти в ЕС другое, достаточно сильное государство, которое воспринимает Россию как реальную опасность и является сторонником сближения Украины с ЕС. В результате Варшава может стать основным европейским партнёром Киева или Бухареста.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Польша и Украина могут изменить соотношение сил в Европе

На наших глазах меняется характер функционирования Европейского союза. Всё заметнее становится выделение «Европы первой скорости» в виде стран-основательниц ЕС и остальных, исключённых из этой группы. Польша находится среди вторых. К сожалению, маловероятно, что мы скоро сможем войти в состав «ядра». Речь идёт даже не о введении евро или других вопросах формального характера. Польские интересы в Евросоюзе диаметрально отличаются от французских или немецких, и это не так скоро изменится.

Мы должны осознавать это и стараться выработать такой механизм своего функционирования в ЕС, который будет нас удовлетворять и позволит нам оказывать влияние на решения, принимаемые в Брюсселе. Чтобы этого добиться, нужно активизировать дипломатические отношения со странами, «вытесненным из ядра», в особенности, с государствами, имеющими подобные взгляды на внешнюю безопасность. Брексит – это не поражение Евросоюза, но если мы не возьмём инициативу в свои руки, он может стать поражением для Польши.

Перевод с польского: Людмила Слесарева

Facebook Comments
Главное фото: международная выставка тюльпанов 2015 – Хшипско Вельке; автор: MOs810; источник: commons.wikimedia.org
Maciej Zaniewicz
Главный редактор польскоязычной версии Eastbook.eu
Читай все статьи