Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Sergiu Brovinski

Президентские выборы в Молдове. Повторится ли “эффект Йоханниса”?

В первом туре президентских выборов в Румынии в 2014 году Клаус Йоханнис набрал 30,3% голосов, уступая своему прямому конкуренту, Виктору Понта. Десятипроцентное отставание все же было преодолено во втором туре. В итоге Йоханнис получил 54,4%, а Понта набрал только 45,5% голосов. В избирательной практике этот прецедент получил название “эффекта Йоханнис”. То, что произошло в Румынии в 2014 году, все чаще приводится в пример на президентских выборах 2016 года в Республике Молдова.

В первом туре президентских выборов в Румынии 2 ноября 2014 года Клаус Йоханнис, этнический немец, бывший мэр города Сибиу, кандидат от Христианского либерального альянса набрал 30,3% голосов, уступая своему прямому конкуренту Виктору Понта, на тот момент действующему премьер-министру и выдвиженцу от правящего Социал-консервативного альянса, который набрал 40,4% голосов. 10% отставание все же было преодолено во втором туре благодаря, в первую очередь, невероятной мобилизации диаспоры, которая искренне желала качественных перемен внутри Румынии. В итоге Йоханнис получил 54,4%, а Понта набрал только 45,5% голосов. В избирательной практике, по крайней мере в Румынии и в Республике Молдова, этот прецедент получил название “эффекта Йоханниса”.

То, что произошло в Румынии в 2014 году, все чаще приводится в пример на президентских выборах 2016 года в Республике Молдова. По итогам первого тура больше всего голосов набрали двое представителей оппозиции. Это Игорь Додон, кандидат от Партии социалистов с 47,9% и Майя Санду от Партии “Действие и Солидарность” (ПДС), набравшая 38,7% голосов.

Важно отметить что кандидаты от правящей власти либо набрали меньшее количество голосов (Михай Гимпу – 1,8%, Юрие Лянкэ – 3,1%), либо снялись с выборов, как это сделал Мариан Лупу, представитель Демократической партии (ДПМ), самой мощной партии в правящем альянсе. Он снял свою кандидатуру за несколько дней до первого тура, как он утверждал, в пользу проевропейского кандидата с наибольшими шансами, то есть Майи Санду. Действительно ли в ее пользу господин Лупу выбыл из президентской гонки, это уже совсем другой разговор. По сути то, что во втором туре будут конкурировать два представителя от оппозиции, хотя и с довольно разными политическими взглядами, является феноменом. По крайней мере, в Молдове это случается впервые, и, конечно, это показывает, насколько низкий рейтинг у нынешней власти.

Оба претендента на президентское кресло в своих высказываниях определяют себя как борцов с коррупцией, олигархическим устройством государства и за освобождение органов власти от контроля со стороны самого влиятельного человека в стране – Влада Плахотнюка, первого вице-президента ДПМ.

Майя Санду всегда четко позиционировала себя как проевропейского политика, хотя противники обвиняют ее в том, что она оставалась министром образования при трех правительствах, во время которых разгорелся скандал о краже 1 млрд. долларов из банковской системы Республики Молдова. Зато ее конкурент Игорь Додон менял свою риторику в зависимости от обстоятельств. Есть более ранние высказывания этого политика, в которых он жаловался на необходимость подписания Соглашения об ассоциации Республики Молдова с Европейским союзом и обещал расторгнуть договор, если его изберут президентом. В нынешнее время господин Додон утверждает, что у президента нет таких полномочий, то есть по сути он не сможет выполнить свое обещание.  Одной четкой позиции, однако, он придерживается всегда — это сближение с Российской Федерацией. Благодаря этому, он с легкостью собирает голоса представителей национальных меньшинств, которые в массе своем русскоязычные.

Граждане Республики Молдова, в своем большинстве, склонны воспринимать нынешние выборы как очередной геополитический перекресток, выбор между Западом и Востоком. На самом деле ситуация не является таковой. Кто бы из двоих кандидатов не вступил на должность главы государства, внешний вектор развития страны не может кардинально поменяться.

Во-первых, Республика Молдова — это парламентская республика, и соответственно полномочия президента довольно ограничены. Во-вторых, парламент контролируется политическими силами, которые в любой момент могут стать враждебными по отношению к действиям президента, по крайней мере, в последующие два года до очередных парламентских выборов.

Возвращаясь к дискуссиям о втором туре, довольно сложно представить себе, что Майя Санду сумеет до 13 ноября (день проведения второго тура) сократить отставание от Игоря Додона или даже получить больше голосов, чем ее конкурент от левых сил.

Проблема в том, что не до конца ясно, сколько же избирателей существует на самом деле. По данным Центральной избирательной комиссии, в Республике Молдова было зарегистрировано 2,8 млн. избирателей, однако по результатам переписи населения 2014 года все население Республики Молдова составляло порядка 2,9 млн. человек. Исходя из этого парадокса, можно предположить, что либо перепись организована некорректно, что явно подтверждается многими нарушениями при ее проведении, либо число избирателей искусственным образом был завышено с целью фальсифицировать выборы и помочь одному из кандидатов в первом туре. Все же нужно подчеркнуть, что Национальное бюро статистики после оглашение частичных результатов переписи населения, определило число жителей, постоянно проживающих на территории Республики Молдова, в 3,5 млн. человек.

Избирательная явка в первом туре выборов составила 50,9% от числа всех граждан с правом голоса, то есть 1,4 млн. человек. За Игоря Додона проголосовало 680,5 тыс. граждан, в то время как за Майю Санду 549,1 тысяч, то есть Додон получил на 131 тыс. голосов больше. Учитывая результаты других участников первого тура можно предположить, что во втором туре за И. Додона проголосуют 770 тыс. избирателей, а за М. Санду примерно 640 тыс. граждан. Разница между кандидатами составит те же 130 тыс. голосов, но на этот раз можно считать, что Игорь Додон почти достиг своего избирательного максимума, хотя избиратели из Гагаузской автономии на юге страны, традиционно имеющие пророссийские симпатии, не очень активно голосовали в первом туре.

У Санду есть еще определенный резерв голосов, статистически очень многочисленный, который может быть привлечен при должной мобилизации. Речь, в первую очередь, о молодежи и о диаспоре, которые обычно считаются голосующими за правых. В первом туре и первая, и вторая категория избирателей была не очень активна. Если среди всех голосовавших возрастной сегмент 18-25 лет составил всего лишь 10%, то за рубежом проголосовало примерно 67 тыс. граждан из этого сегмента, из которых 90% отдало свои голоса кандидату ПДС. Учитывая, что по разным данным за границами Республики Молдовы проживает порядка 1 млн. голосующих эмигрантов, именно эта группа граждан может предоставить не хватающие 130 тыс. голосов кандидату Санду.

Конечно, это всего лишь спекуляции цифрами, ведь примерно половина проживающих за рубежом граждан Республики Молдовы работают и живут в Российской Федерации, а значит их избирательные предпочтения, скорее, ясны. Но тут возникает одно “но”. На всех выборах молдавская диаспора в РФ проявляла себя довольно пассивно по сравнению с теми, кто живет на Западе, а это очень сильно может повлиять на ход голосования.

Кампания “Adoptă un vot”

Надо отметить и небывалый подъем активности среди молдаван, проживающих в ЕС и США. В социальных сетях происходит настоящий всплеск избирательной активности среди граждан, создавших интернет-кампанию под названием “Adoptă un vot” то есть “Приюти один голос”. В течение нескольких дней после первого тура выборов к ней подключилось уже 27 тыс. участников. Суть кампании состоит в том, чтобы люди, живущие в разных городах мира, в которых будут открыты избирательные участки, предоставили ночлег желающим приехать из других населенных пунктов и проголосовать за Майю Санду. Многие собираются вместе, чтобы арендовать автобусы либо подбросить на личном автомобиле желающих проехать десятки и сотни километров до ближайшего избирательного участка. Есть случаи, когда людям надо преодолевать и тысячи километров для того, чтобы проголосовать, но другие участники кампании собирают деньги для покупки билетов на авиаперелеты. Такого в истории молдавских выборов еще не было. Подобной активности среди сторонников Игоря Додона пока что не наблюдалось, весьма вероятно что это обусловлено существенным перевесом, достигнутым в первом туре этим кандидатом и чувством, что победа во втором туре ему обеспечена.

Под влиянием такого рода гражданской активности появилась также кампания “Adoptă un Odnoklassniki”, то есть “Приюти одного одноклассника”. Молдавская интернет-действительность сложилась так, что большинство людей, разделяющих пророссийские симпатии и поддерживающих левые партии, по сути выступающие за кандидата от социалистов, сконцентрированы на русскоязычном аналоге “Фейсбука” – в “Одноклассниках”. Кампания задумана таким образом, чтобы активные люди, поддерживающие кандидата ПДС, вступали в дискуссии с гражданами в “Одноклассниках” и в аргументированной и спокойной манере переубеждали их или хотя бы заставляли собеседника задуматься над своим выбором во втором туре.

Многие верят, что “эффект Йоханниса” вполне возможен и в Республике Молдова, по крайней мере так считают сторонники Майи Санду. Что из всего этого выйдет, покажет время, до второго тура президентских выборов остались считанные дни.

Facebook Comments
Читай все статьи