Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Mateusz Kubiak

Безвизового режима для Грузии уже недостаточно

Прошло уже четыре месяца с момента введения безвизового режима с Европейским Союзом для граждан Грузии. В течение последних лет этот вопрос был главной движущей силой сотрудничества Тбилиси с Брюсселем. Долгожданная отмена виз вызвала среди грузин чувство эйфории, которое, однако, может быстро исчезнуть. Евросоюзу необходимо сформулировать индивидуальный и конкретный план относительно дальнейшего сотрудничества с Грузией в рамках «Восточного партнерства». О необходимости такого шага говорит также грузинская дипломатия.

Форпост Евросоюза

После революции роз в 2003 году отношения с Грузией занимали приоритетное место сперва в рамках Европейской политики соседства, а с 2009 года – и «Восточного партнерства». Партия «Объединенное народное движение» под руководством Михаила Саакашвили последовательно избрала курс на интеграцию в евроатлантические структуры, и, несмотря на авторитарные склонности своего лидера, смогла реализовать амбициозную программу внутренних реформ.

Прозападная ориентация страны выдержала испытание пятидневной войной в августе 2008 года. Оппозиционная к Михаилу Саакашвили партия «Грузинская мечта» придя к власти также сохранила прежний внешнеполитический курс. Перед этим многие эксперты опасались, что партия олигарха Бидзины Иванишвили во внешней политике будет отдавать предпочтение выстраиванию отношений с Россией, а не углублением сотрудничества с Западом. Несмотря на некоторое потепление в отношениях с Москвой после 2013 года, курс на интеграцию с Евросоюзом был продолжен.

Недавние события в Грузии (объединение основных телевизионных каналов Maestro, Imedi и GDS в один подконтрольный Иванишвили холдинг; конституционная реформа, ограничивающая власть президента в пользу парламента) вызывают обоснованные опасения по поводу чрезмерной концентрации власти в руках Иванишвили. Тем не менее проевропейские стремления Грузии остаются уникальным примером в масштабах Южного Кавказа.

Грузия является единственной страной в регионе, которая де-факто смогла выполнить программу «Восточного партнерства» путем подписания ассоциации с ЕС и соглашения о создании зоны свободной торговли (DCFTA), а также добилась введения безвизового режима со странами Шенгенского соглашения. Стоит напомнить, что Армения под давлением Кремля в 2013 году в последний момент отказалась от возможности подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Отдельную позицию занимает Азербайджан, который пытается балансировать между Россией и Западом, избегая углубления интеграционных процессов с обеими геополитическими игроками.

Различие взглядов

Положительная динамика в развитии отношений между Грузией и ЕС вовсе не говорит об их идиллическом характере. Основным препятствием на пути Грузии в ЕС и НАТО являются существенные расхождения во взглядах между Тбилиси и главными европейскими столицами.

Глубоко разделенный Запад до сих пор не в состоянии выработать согласованной политики относительно перспектив членства Грузии в ЕС и НАТО. Символично, что страны Альянса на саммите в Бухаресте в апреле 2008 года в конечном счете отказались предложить Грузии план действий по членству в НАТО. Кстати говоря, этот вопрос остается нерешенным до сегодняшнего дня. Данный пример, хоть и касается вопроса членства в НАТО, также иллюстрирует аналогичные проблемы в сегодняшних отношениях Грузии и ЕС.

Весьма показательно, что отмена визового режима для граждан Грузии произошла только в марте 2017 года, то есть по прошествии полутора лет с момента выполнения всех необходимых условий со стороны Тбилиси. Промедление было вызвано политическими пертурбациями внутри ЕС, которые никак не зависели от грузинской стороны. Вполне очевидно, что на данном этапе Брюссель и Тбилиси серьезно расходятся в оценках дальнейших перспектив «Восточного партнерства».

В середине июля в Батуми состоялась конференция, посвященная в частности вопросам дальнейшего сотрудничества между ЕС, Грузией и другими странами «Восточного партнерства». В ходе конференции посол Грузии в Европейском союзе Натали Сабанадзе четко заявила о наличии разногласий относительно будущего «Восточного партнерства». По мнению Сабанадзе, в Брюсселе не хотят понимать, что для Грузии подписание соглашения об ассоциации с ЕС является геополитическим выбором. Посол Грузии подчеркнула тот факт, что курс Тбилиси на европейскую интеграцию в любом случае будет восприниматься Кремлем враждебно, даже несмотря на заявления европейских политиков о том, что данное сотрудничество не направлено против интересов Российской Федерации.

По словам грузинского дипломата, «хорошо иметь ясно очерченную цель», а в нынешней ситуации — как отмечает Сабанадзе — принцип больше за большее (more for more — ред.), который был для ЕС рычагом влияния на своих партнеров, перестает работать. В связи с этим посол заявила, что для сохранения сути «Восточного партнерства» необходимо отделить от текущего формата сотрудничества государства, подписавшие соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Брюссель должен предложить этим странам новые формы сотрудничества, учитывая их заинтересованность в дальнейшей интеграции с ЕС. Трудно не согласиться с этими словами, поскольку прежний формат сотрудничества в рамках «Восточного партнерства» для Грузии, Украины и Молдовы можно де-факто считать исчерпанным.

Безвиза уже недостаточно?

Тезисы, представленные послом Сабанадзе, подтверждают исследования общественного мнения. Согласно данным Национального демократического института США, граждане Грузии хорошо осведомлены о возможности безвизовых поездок в страны Шенгенской зоны. Тем не менее 39% грузин считают, что это новшество не принесет никакой пользы для них лично. В то же время 78% респондентов уверены, что граждане Грузии по финансовым причинам и так не смогут путешествовать по Европе.

Результаты опросов подтверждает 27-летний Георгий, который в данный момент проживает в Варшаве: «Сперва была большая радость, что у нас теперь безвизовый режим, и некоторые из моих друзей впервые поехали в страны Евросоюза. В настоящее время грузинское общество оценивает происходящее более реалистично. Подавляющее большинство грузин не могут позволить себе поехать в Европу. Хотя конечно для нас важно, что мы получили что-то за наши усилия», — отмечает Георгий.

Опросы общественного мнения подтверждают еще одну закономерность. Наряду с экономической мотивацией (59%) главным аргументом в пользу членства в ЕС для грузин являются вопросы безопасности (36%). Эти данные контрастируют с тем, что возможность свободного перемещения по Европе убеждает в дальнейшей интеграции лишь каждого пятого респондента. В связи с этим остается открытым вопрос: будет ли достаточно в долгосрочной перспективе лишь небольших стимулов от ЕС, например, отмены роуминга для стран «Восточного партнерства»? Несомненно, такие стимулы тоже важны, но может стоит сосредоточиться на действиях, которые дадут Грузии перспективы членства в ЕС? По мнению Тбилиси, данный вопрос имеет первостепенное значение, независимо от сегодняшней политической конъюнктуры в Брюсселе, Берлине или Париже.

Российская альтернатива?

О существовании вышеописанных разногласий между грузинскими и европейскими политиками хорошо осведомлены в Москве. В последнее время значительно активизировалась российская пропаганда. Россияне пытаются использовать существующие политические проблемы между Грузией и Западом, в том числе не только отсутствие перспектив членства в ЕС и НАТО или иное восприятие Российской Федерации, но и социально-культурные различия.

Грузия, как и Россия, является государством, где очень сильны традиции православной культуры. Несмотря на смену поколений Церковь по-прежнему играет весомую роль в формировании грузинской национальной идентичности. В этом смысле Грузия серьезно отличается от либерального и ориентированного на потребление Запада. Эти различия используют российские и пророссийские СМИ, а также отдельные лица, которые представляют образ «загнивающей Европы» охваченной гомосексуализмом, сатанизмом и прочими отклонениями в отличии от России, стоящей на страже традиционных ценностей. Например, грузинский зритель может узнать, что в Европе «средь бела дня» насилуют женщин, а европейские законы запрещают крестить младенцев и приравнивают Православную церковь к террористическим организациям. Такой образ Европы распространяет телевидение, печатные СМИ, интернет-источники, а также маргинальные политические силы.

В аналитических докладах грузинских организаций отмечается, что российская машина пропаганды представляет собой сложную разветвленную структуру. Широко используются Интернет-медиа, например, портал Спутник, существующий на средства российского правительства. Целый ряд информационных порталов получают денежную поддержку из Москвы через сеть опосредованных связей. Денежные потоки идут через ряд неправительственных организаций и частных лиц, чтобы в конечном итоге обеспечить финансирование пророссийских СМИ. Среди таких посреднических организаций стоит выделить Caucasian Cooperation, Eurasia Institute и Eurasian Choice. Благодаря поддержке этих фондов работают информационные агентства Saqinform i Iverioni, газета Georgia & World и интернет-телевидение Patriot TV.

В стратегии Кремля пророссийские СМИ являются инструментом «мягкой силы» в Грузии, которая в конечном итоге должна привести к изменению геополитической ориентации грузин. Нельзя исключать, что российская пропаганда может найти благодатную почву. Запад в настоящее время ослаблен и разделен, а вдобавок не имеет четкого плана относительно возможностей дальнейшей интеграции Тбилиси в структуры ЕС и НАТО.

В то же время именно опасения относительно будущего грузинской национальной идентичности наряду со страхом перед охлаждением отношений с Россией остаются главным аргументом грузинских евроскептиков. В результате в последние годы процент респондентов, которые высказались против членства Грузии в ЕС увеличился в два раза и составляет около 10-20%. Уровень поддержки европейской интеграции Грузии после 2015 года колеблется в пределах 20-30% (по данным исследования с апреля этого года — 21%). Нынешняя откровенно прозападная ориентация Грузии отнюдь не исключает рост пророссийских симпатий в долгосрочной перспективе. Представляя такой сценарий стоит отметить, что ответсвенность за подобный ход событий будет нести в равной степени и Москва, и Брюссель.

***
Сегодня принцип «больше за большее» остается скорее элементом риторики, которая имеет мало общего с проевропейскими ожиданиями Грузии. Для Тбилиси этот принцип уже трансформировался в вопрос more but for what (больше, но ради чего? – ред.)? Уклониться от ответа на данный вопрос Брюсселю будет трудно. Туманные обещания и фактическое «замораживание» пути Грузии в Европу может в той или иной мере быть использовано Россией. Международная политика не терпит пустоты.

Facebook Comments

***

Общественный проект при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Польши в рамках конкурса «Публичная дипломатия 2017» — компонент II «Восточное направление польской внешней политики 2017». Опубликованные материалы отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с официальной позицией Министерства иностранных дел Польши.

Читай все статьи