Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Бартек Теславский, Maciej Zaniewicz

«У нас свой взгляд на историю, у вас – свой» — интервью с послом России в Польше Сергеем Андреевым

Мачей Заневич: Вы очень хорошо говорите по-польски. Вы начали изучать язык находясь в Польше? Читаете ли Вы польские книги, газеты?

Сергей Андреев: Я начал изучать польский еще в Москве за год до приезда в Варшаву. В Польше я продолжил свои занятия. Да, я читаю польские газеты и журналы. Также стараюсь не пропускать книг о польско-российских отношениях, которые издаются в Польше. Не так давно с большим интересом читал книгу Петра Сквечиньского «Комплекс России» («Kompleks Rosji»), до того – труд Витольда Модзелевского «Польша-Россия. Что дальше?» («Polska-Rosja. Co dalej?»), а также книгу Бронислава Лаговского «Польша больна Россией» («Polska chora na Rosję»). В настоящее время я читаю книгу «Народная Польша» («Polska Ludowa»). Это записанные Р.Валенчаком беседы Анджея Верблана и Кароля Модзелевского. Очень интересная книга. Мне также очень понравился исторический роман Яна Энгельгарда «Проклятие генерала Деникина».

Бартош Теславский: Вы следите за польскими новинками кино и театра?

Конечно, я смотрел фильм «Смоленск» и «Волынь». Недавно посмотрел «Искусство любви. История Михалины Вислоцкой», а ранее фильм «Боги» и «Питбуль».

Б.Т.: Чем работа в Польше отличается от вашего опыта дипломатической работы в других странах? Ранее Вы работали в дипломатическом корпусе в Норвегии, Мозамбике и Анголе.

В общем, я бы не стал сравнивать работу в разных государствах. Каждая страна — это еще один этап в жизни и дипломатической службе. Трудно сравнивать. Главное — это стараться максимально эффективно выполнять свои обязанности.

М.З: Какие перед Вами стоят задачи здесь, в Польше?

Как всегда и везде — защищать интересы Российской Федерации.

М.З: И каковы интересы Российской Федерации в Польше?

Создание наиболее благоприятных условий для развития нашей страны, укрепление международных позиций и безопасности России, защита законных прав и интересов российских граждан.

М.З: В одном из своих интервью Вы сказали, что польско-российские отношения сейчас хуже, чем когда-либо с 1945 года.

Да, это так.

М.З:Что должно произойти, чтобы это положение изменилось? По вашему мнению, возможно ли это?

Конечно, возможно. Но в случае, если польская сторона проявит политическую волю. Между нашими странами не существует проблем, которые нельзя решить. Однако, польская сторона связывает нормализацию наших отношений с рядом условий, которые с польско-российскими отношениями прямо не связаны, – Украина, санкции и т.д.

М.З: Что должна сделать Варшава, чтобы Москва восприняла это как сигнал, что Польша хочет более теплых отношений с Россией?

Если исходить из того, что наши отношения еще были более-менее нормальными до 2014 года, то, очевидно, дело в тех решениях, которые Варшава принимала с весны 2014 года. Польская сторона заморозила политический диалог, контакты на уровне министров, между парламентами, она приостановила обычное обсуждение тех тем и дел, которые существуют между нами. В связи с этим свою деятельность приостановила и наша комиссия по экономическому сотрудничеству, которую возглавляли министры двух стран. Польша поддержала введение антироссийских санкций, что стало причиной наших ответных действий. Пострадало культурное сотрудничество – были отменены Год России в Польше и Год Польши в России, в то время как, например, российско-британское культурное сотрудничество развивается как и раньше. Аналогичную ситуацию можно видеть в Германии и Франции.

М.З.: Польша хотела возобновить работу польско-российской Группы по сложным вопросам.

Мы уже объясняли нашу позицию по данному вопросу. Группа по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений, создавалась в свое время под эгидой МИД наших стран с конкретной целью – освободить политический диалог от трудных исторических вопросов, передав их на рассмотрение профессиональным историкам. Сейчас политического диалога нет. Раз так, нет смысла и в существовании этой группы под эгидой МИД.

Можно сказать, что, в принципе, Группа свое задание выполнила. Она пыталась прийти к взаимопониманию в сложных вопросах нашей общей истории в XX веке, но не смогла.

Результатом ее работы в 2010 стала публикация очень серьезной и полезной книги «Белые пятна — черные пятна: Сложные вопросы в российско-польских отношениях», но она еще раз показала, что у нас совершенно разное восприятие истории. У нас на нее свой взгляд, у вас – свой. Раз так, надо исторические вопросы оставить в стороне и заниматься практическими делами…

Это не значит, что мы как-то ограничиваем или недооцениваем важность сотрудничества между польскими и российскими историками. Они постоянно поддерживают связь, принимают участие в научных конференциях, обмениваются мыслями, дискутируют и т.д. Это абсолютно нормальный процесс.

М.З.: Сейчас политический диалог опять тормозится историческими вопросами…

С польской стороны.

М.З.: Мне кажется, что предпринятая Варшавой попытка возрождения Группы, окончившаяся неудачей из-за решения России, была примером того, что Варшава хочет говорить на трудные темы, а Россия – нет.

Мы не видим смысла тратить время на разговоры на эту тему в рамках политического диалога. Зачем переливать из пустого в порожнее? Это очевидно, что сейчас мы не можем достичь согласия. Я подробно говорил на эти темы в своих выступлениях в Радоме в январе 2016 г. и в Ольштыне в марте с.г. – они есть на сайте нашего Посольства.

М.З: С российской точки зрения, какие действия имели бы смысл?

Стоило бы просто заниматься решением конкретных текущих вопросов.

М.З: В частности? Есть ли у Польши и России общие интересы?

Конечно, есть. Вопросы экономического и культурного сотрудничества. В политической сфере есть также много проблем, над решением которых мы бы могли работать вместе. Было бы желание.

Б.Т.: Как Вы оценивает польско-российское сотрудничество на региональном уровне?

По-разному. Общая атмосфера, которая царит в наших отношениях, влияет и на сотрудничество между регионами. Я уже не говорю о приостановке малого приграничного передвижения между Калининградской областью и соседними польскими регионами. Мне известно о многих случаях, когда местные власти предпочитали пока на всякий случай воздерживаться от контактов с российскими партнерами.

Б.Т.: Так может быть, ситуация выглядит лучше в третьем секторе? Существуют ли какие-либо общественные организации, которые занимаются улучшением польско-российских отношений?

Я бы предпочел не называть эти организации, чтобы это не вышло им боком.

Б.Т.: В следующем году в России пройдет чемпионат мира по футболу. Будут ли какие-нибудь изменения в процедуре выдачи виз болельщикам из Польши, которые едут на матчи в Россию?

Не только для польских, но и для болельщиков со всего мира. На интернет-странице нашего консульства есть информация о т.наз. «паспорте болельщика». Каждый болельщик, который купит билет на матч чемпионата мира, сможет получить такой паспорт. Он позволит въехать на территорию России без визы, а также другие возможности – например, проезда между городами, где будут проходить матчи, специальными поездами. Во время Кубка конфедераций все работало безупречно.

М.З.: Возвращаясь к актуальным вопросам: как Вы оцениваете визит Дональда Трампа в Польшу.

Никак. Это вопрос двусторонних польско-американских отношений.

М.З.: Зато отношений России и Польши касается высказывание депутата от КПРФ о том, что стоит разорвать дипломатические отношения с Польшей. Позже прозвучало заявление о том, что не стоит их разрывать, ведь есть другие способы влияния на Польшу, например, санкции. Стоит ли нам ожидать российских санкций?

Эти заявления дают понять, как в России относятся к проекту поправок к так называемому закону о декоммунизации (интервью состоялось перед тем, как президент Анджей Дуда подписал закон). Что же касается нашей официальной позиции по вопросам внешней политики, то в России это прерогатива Президента Российской Федерации и МИД. Если решение будет принято, о нем будет объявлено.

М.З.: Каково отношение России к проекту строительства судоходного канала на Балтийской (Вислинской) косе? Губернатор Калининградской области не очень благожелательно высказывается на эту тему. Что Вы думаете по этому поводу?

Я слышал о том, что российские и польские экологи обеспокоены, что этот проект может негативно повлиять на флору и фауну Вислинского (Калининградского) залива. Есть международное соглашение о том, как должны решаться такие вопросы в балтийском регионе. Но я не являюсь экспертом, такие вопросы должны оценивать специалисты.

М.З.: В скором времени Польша и Россия будут вместе работать в Совете Безопасности ООН. Если, по вашему мнению, наши отношения находятся в столь плачевном состоянии, то как Вы думаете, как будет складываться наше сотрудничество?

Посмотрим. Уже совсем скоро состоятся консультации по этому вопросу между вице-министрами иностранных дел Польши и России (состоялись в Москве 25 июля 2017 года — ред.), после которых ситуация прояснится.

Б.Т.: Почему во время дискуссии, которую наш портал организовал 16 июня, Вы захотели взять слово и высказать свою позицию?

М.З.: Честно говоря, мы не ожидали, что Вы посетите наше мероприятие. Вы сами признавались, что визиты послов других стран на подобные мероприятия случаются крайне редко.

Мне было интересно послушать дискуссию г-на Вацлава Радзивиновича и г-жи Ариадны Рокоссовской. Они давно и хорошо друг друга знают. Я надеялся, что дискуссия будет конструктивной. К сожалению, этого не произошло. Ваша инициатива в любом случае заслуживает одобрения, просто, видимо, в нынешней обстановке, не стоило питать чрезмерных ожиданий.

img_9101Сергей Вадимович Андреев (род. 26 июня 1958) — советский и российский дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации. В 1980 году закончил Московский государственный институт международных отношений. Владеет португальским, польским, английским и французским языками. В 1995—1998 гг. – советник-посланник Посольства России в Португалии. С декабря 1999 по август 2002 гг был чрезвычайным и полномочным послом Российской Федерации в Республике Ангола и Демократической Республике Сан-Томе и Принсипи по совместительству. В 2006 —2010 гг. — чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Королевстве Норвегия. Также на протяжении четырех лет ( 2010—2014 ) занимал должность директора Генерального Секретариата (Департамента) МИД Российской Федерации. С августа 2014 года является послом Российской Федерации в Польше.

Facebook Comments

***

Статья опубликована в рамках проекта «Журналистика в эпоху дезинформации. Как писать о Польше в России и о России в Польше?» при финансовой поддержке Центра Польско-российского диалога и согласия в рамках IV Открытого конкурса.

Читай все статьи