Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Александр Жиров

1000 слов об английском газоне и российских выборах

Известный анекдот гласит, что можно купить дом, в котором жил британский лорд, выбрать дорогостоящий сорт травы, нанять лучшего садовника и каждый день поливать участок водой из Темзы — но вырастить настоящий английский газон при этом получится только через 300 лет кропотливой работы. Русская демократическая традиция зародилась в формате новгородского вече примерно в то же время, когда в Англии появился парламент. Вот только пока в Англии выращивали свой знаменитый газон, в России выросло дикое поле, которое почему-то считают лучшим для страны ландшафтом. Вот и выборы, состоявшиеся 10 сентября, в очередной раз это доказали.

Обошлось без сюрпризов — снова победили ставленники Путина и «Единой России». И есть два варианта: сказать, что в России нет демократии и нет реальных выборов; или разобраться, когда же в России победит оппозиция.

Кого выбрали 10 сентября?

16 губернаторов и несколько сотен депутатов муниципальных советов. Были установлены даже своеобразные рекорды. Больше всех голосов избирателей набрал 20 лет возглавляющий Мордовию Владимир Волков — он победил с 89% голосов. Самый низкий результат — у губернатора Томской области, выходца из «Газпрома» Сергея Жвачкина — 60%. Бывший секретарь Общественной палаты при президенте Александр Бречалов, 30-летний финансист Антон Алиханов, экс-замминистра транспорта Алексей Цыденов набрали более 70% голосов избирателей в своих регионах. Выборы прошли без борьбы, единственная интрига могла развернуться в Томске — но там ЛДПР-овец Алексей Диденко не смог ничего противопоставить действующему губернатору-«единороссу». Избиратели тоже увидели, что раз интриги на выборах нет, то и идти на участки не стоит — явка в целом по стране составила едва ли больше 35%.

Как устроена власть в России?

Ответ на этот, на первый взгляд, сложный и глубокий вопрос, донельзя прост. В России, согласно Конституции, власть принадлежит народу. Народ избирает президента — как гаранта Конституции и главу государства, а также законодательную власть. Президент же — как народный избранник — назначает топ-менеджеров в исполнительной власти и утверждает представителей власти судебной.

Казалось бы, все просто — но здесь начинаются любопытные исключения (которые Конституции, внезапно, не противоречат). Например, президент имеет право назначать чиновников временно исполняющими обязанности глав регионов — до выборов. При этом у назначенных президентом временных губернаторов, как правило, есть много времени, чтобы приучить избирателей к своей персоне. Например, избранный 10 сентября губернатором Калининградской области Антон Алиханов, вступил в должность «временно исполняющего обязанности» в октябре 2016-го — то есть имел целый год до выборов в запасе, чтобы «засветиться» в качестве первого лица в регионе.

Губернаторы в большинстве регионов теперь имеют право назначать глав районов — более мелких территориально-административных образований. Раньше глав муниципальной власти избирали граждане. То же и с мэрами крупных городов, областных центров — почти везде теперь мэров избирает городской Совет депутатов.

Кого тогда выбирают россияне?

Губернаторов, депутатов федерального парламента (напрямую в случае нижней палаты и косвенно в случае верхней палаты), а также депутатов региональных и муниципальных собраний.

В России есть так называемый «Единый день голосования» — обычно он приходится на второе воскресенье сентября. На этот день назначаются выборы всех уровней. Например, в 2017 году в 82 из 85 регионов России выбирали губернаторов и депутатов муниципальных законодательных собраний. В законодательные собрания в большинстве регионов выборы идут в два «потока»: одну половину совета избирают по партийным спискам (и распределяют места согласно получившейся пропорции), а вторую — по одномандатным округам, где побеждает один конкретный кандидат. Именно Заксобрания и Горсоветы потом голосуют за распределение бюджета, за изменения в Устав региона и за главу муниципальной власти. Как, например, в Омске, где мэра города избирает, по новым правилам, Городской Совет.

Более того — у муниципальных депутатов в России есть еще одна важная функция: для того, чтобы выдвинуться на выборы в губернаторы, кандидат должен собрать некоторое количество подписей муниципальных депутатов — преодолеть так называемый «муниципальный фильтр». Именно поэтому любой политической партии важно иметь своих депутатов в собраниях разных уровней. Пока это получается только у «Единой России».

Есть ли шанс у оппозиции на выборах в России?

Что бы там ни говорили, но шансы на выборах в России есть у всех. Да, оппозиционным кандидатам не просто бороться, потому что для них сложности начинаются еще на этапе регистрации в качестве кандидата. У системной оппозиции нет такого количества депутатов, чтобы они могли поставить свои подписи за выдвижение, например, члена ЛДПР или «Справедливой России». Поэтому любой выдвиженец от этих партий: хоть на муниципальных выборах, хоть на президентских, — заранее соглашается с ролью «мальчика для битья» в обмен на стабильный личный «профит» для годами изображающих оппозицию политиков.

Среди системно-оппозиционных партий в российских регионах наиболее сильны позиции КПРФ. Несмотря на то, что на федеральном уровне коммунисты давно смирилась со своим вечно вторым местом, в регионах у коммунистов есть свой электорат. Выдвиженцам от КПРФ удалось выиграть выборы мэра Новосибирска — третьего по численности населения города страны, и выборы губернатора Иркутской области. Оба раза это было сделано за счет объединения протестных элит вокруг наиболее сильного кандидата — отставив в сторону политические противоречия. Так что создать противовес «Единой России» в регионах вполне реально.

В Москве возможность бороться с «Единой Россией» доказала 10 сентября и депутатская группа «Объединенных демократов», созданная бывшим депутатом Госдумы Дмитрием Гудковым на базе «Яблока». Гудкову удалось провести в муниципальные собрания Москвы более 260 своих сторонников (из полутора тысяч, которые шли на выборы под его руководством). Пусть этого и не хватит, чтобы выдвинуть оппозиционного мэра Москвы, но для работы «на районе» и возможности ввести в политику новые лица — вполне достаточно.

Почему, несмотря на это, в России не побеждает оппозиция?

Потому что она не ведет системную работу с избирателями в регионах. В России не так много регионов, где есть свои узнаваемые оппозиционеры. Можно по пальцам пересчитать тех, кто действительно готов работать долгие годы в своем регионе и бороться за власть не от выборов к выборам, а постоянно. Есть пример губернатора Иркутской области Сергея Левченко из КПРФ, который 20 лет подряд выставлял свою кандидатуру на выборах главы региона, и победил лишь в 2016-м. Есть пример депутата Псковского Заксобрания от партии «Яблоко» Льва Шлосберга, который методично выстраивает работу регионального отделения партии многие годы. Есть пример борца с наркомафией Евгения Ройзмана, который стал мэром Екатеринбурга — потому что был ярким городским общественным деятелем. Но вот выдвинуться в губернаторы Свердловской области на этих выборах Ройзману не смог — он не прошел «муниципальный фильтр»: не собрал подписи местных депутатов.

Стоит отметить и активную работу Алексея Навального, который сегодня открывает избирательные штабы по всей стране и является, пожалуй, единственным российским политиком, который действительно ездит по регионам и общается с молодым избирателем на его языке.

Других примеров успешной местной оппозиции в России просто нет. Как правило, местные отделения других системных партий находятся в анабиозе от выборов к выборам. Непарламентские партии, вроде «Яблока» не имеют средств даже на агитацию, а если получают — то вынуждены следовать инструкциям из Москвы, не учитывающим региональные особенности. «Несистемные активисты» в регионах, как правило, мало чем отличаются от «городских сумасшедших», а часто ими и являются. Доходит до того, что «Справедливая Россия» или ЛДПР присылают в регион столичного политика, которому ставится задача за несколько месяцев активизировать деятельность партии перед выборами. В итоге, например, списки ЛДПР во всех регионах возглавляет лично лидер партии Владимир Жириновский, который — и это не запрещено по закону — в случае победы отказывается от мандата депутата условного Горсовета в пользу местного политика. Тактика «паровоза» — федерального политика, который своим авторитетов «затаскивает» весь список партии в парламент, в регионах процветает.
Можно сколько угодно говорить о том, что «партия власти» в России ставит палки в колеса оппозиции, но суть от этого не меняется: оппозиция сама не хочет выигрывать выборы. Руководитель коммунистов в сибирском Омске Андрей Алехин так и заявил в эфире местного телеканала во время дебатов: «Мы не хотим брать на себя ответственность за хозяйственную работу».

Иногда партийные интересы и интересы избирателей приносятся в жертву амбициям ее руководителя: так, партия «Яблоко» на выборах в Госдуму в 2016-м году собрала отличный список кандидатов, но почему-то вместо агитации за партию в парламент начала агитировать за лидера партии Григория Явлинского в президенты в 2018 году. Постаревший и неестественный Явлинский не смог привлечь новых избирателей «Яблока» на выборы — в итоге российский парламент в очередной раз остался без демократов. О тщетности попыток создать в России правую партию наиболее ярко говорит то, что после отстранения от политики бизнесмена Михаила Прохорова за поиски человека, способного вдохнуть жизнь в партию предпринимателей взялся Кремль — и в качестве общественной нагрузки поручил эту работу бизнес-омбудсмену Борису Титову, фактически — чиновнику, подчиняющемуся президенту Путину.

На выборах 10 сентября ни «Яблоко», ни «Партия роста» в большинстве регионов не смогли набрать достаточное число сторонников, чтобы просто принять участие в голосовании. Кандидаты от ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России» на выборах губернаторов играли роль статистов, получив свои дежурные 10-15% голосов от тех, кто совершенно точно не хочет голосовать за кандидата от «Единой России».

Почему мы так мало рассказали о выборах 10 сентября 2017 года?

Потому что ничего нового не произошло. В России снова победили те, кто был больше заинтересован в победе. Нужно ли из-за этого расстраиваться тем, кто видит Россию европейской страной с демократическими традициями? Вряд ли. Ведь первые ростки зеленой травы уже видны, что доказала, например, депутатская группа «Объединенных демократов» в Москве. И если идеальный английский газон можно вырастить лишь за 300 лет, то у российских политиков впереди еще ни один год с секатором и лейкой в руках.

Facebook Comments

***

Статья опубликована в рамках проекта «Журналистика в эпоху дезинформации. Как писать о Польше в России и о России в Польше?» при финансовой поддержке Центра Польско-российского диалога и согласия в рамках IV Открытого конкурса.

Главное фото: Выборы в России, 10 сентября 2017 года; Источник: facebook.com/lev.shlosberg
Александр Жиров
Журналист, директор агентства iSutki Communications
    Читай все статьи