Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Марина Рабинович

Выстоит ли «Восточное партнерство»?

Для Евросоюза 2017 год стал не только годом накладывающихся друг на друга кризисов и проблем, но и взаимосвязанных уроков и новых возможностей. Ключевые сложности, актуальные для Европейского союза ввиду приближающегося саммита «Восточного партнерства» в Брюсселе, заключаются в ограниченности времени и пространства для дальнейшей политизации отношений с восточными соседями. Ведь ЕС должен найти баланс между безопасностью и стабильностью, а также основными ценностями и продолжающимся геополитическим противостоянием с Россией в регионе.

В 2017, ровно через 60 лет после подписания Римских договоров, ЕС сталкивается с усиливающимися кризисными тенденциями. В то время как оптимисты утверждают, что ЕС уже не единожды переживал кризисы (например, «нефтяной шок» в 1990х, развал проекта Конституции для Европы в 2005 или же недавний кризис Еврозоны) и потому волноваться не о чем, многие аналитики демонстрируют настороженность. Успехи популистских партий на парламентских выборах во Франции, Германии и Австрии, кризис верховенства права в Восточной Европе и развитие сепаратистских движений являются составляющими комплексного кризиса в Евросоюзе. Все эти процессы отражают различные позиции государств-членов по отношению к балансу между основными ценностями Евросоюза (демократия, права человека, верховенство права) с одной стороны и обеспечением безопасности и стабильности с другой, и являются непосредственным результатом миграционного кризиса.

Шаткий баланс между обеспечением безопасности и реализацией основных ценностей непосредственно влияет на внешнюю политику ЕС, в том числе, его политику по отношению к Украине, Молдове и Грузии. В преддверии саммита Восточного партнерства 24 ноября особенно актуальным является понимание внешнеполитических сложностей, являющихся следствием комплексного кризиса в ЕС, и возможностей для их преодоления.

За пределами Соглашения об Ассоциации

Начиная с ее старта в 2004 году, политика соседства ЕС (ЕПС) постоянно была объектом критики ввиду незначительности стимулов, с помощью которых планировалось способствовать трансформации рассматриваемого региона. По словам британского аналитика Эндрю Вильсона, Политика Соседства изначально базировалась на суждении, согласно которому «Брюссельская модель является привлекательной и будет распространяться», однако, не существовало достаточного понимания того, как политика должна развиваться и к чему она должна вести.

Поскольку Украина, Молдова и Грузия уже достигли ключевых целей, определенных в рамках ЕПС, а именно политической ассоциации, приближающийся саммит должен определить новые цели, направления и стимулы для восточных соседей. Непосредственно после того, как Соглашение об Ассоциации Украина-ЕС полностью вступило в силу 1 сентября 2017 года, правительство Украины огласило стремление государства к Таможенному союзу с ЕС, тем самым желая компенсировать высокую цену своего европейского выбора. Членство в Европейском союзе также является официально провозглашенным внешнеполитическим вектором Молдовы и Грузии.

В то же время глубинные внутренние противоречия между государствами-членами ЕС не позволяют Евросоюзу выступить с какими-либо новыми радикальными обязательствами в рамках ЕПС. Другими словами, в то время, как политическое сотрудничество между государствами-членами ЕС, основанное на общих ценностях, находится в кризисе, сложно представить себе какое-либо коренное изменение в отношениях между ЕС и странами «Восточного партнерства». В данном контексте возникает ряд важных проблем: понижающаяся способность ЕС способствовать трансформации в Украине, Молдове, Грузии и других странах «Восточного партнерства», а также снижение уровня легитимности и влияния ЕС в регионе.

Безопасность VS стабильность

Пересмотр ЕПС в 2015 характеризовался акцентом на стабилизации региона и сотрудничестве в области безопасности, включая реформу сектора безопасности. Согласно мнению аналитика Костаняна Гранта, желание ЕС сохранить стабильность в Молдове и рекламировать ее в качестве «истории успеха» «Восточного партнерства» привело к игнорированию фактов коррупции среди элит. Также, несмотря на изначальную поддержку создания независимого антикоррупционного суда в Украине, ЕС не поддержал требование украинской оппозиции провести «большую политическую реформу», которая включала бы трансформацию избирательного законодательства, отмену депутатской неприкосновенности и создание независимого антикоррупционного суда.

Стремление Евросоюза стабилизировать регион и сопутствующие недостатки в политической коммуникации содержат скрытую угрозу способствования «косметическим реформам», проводимым с целью привлечения донорской помощи. В свою очередь, профессионализация гражданского общества в странах-реципиентах такой помощи, принятие статус-кво Евросоюзом и направление денежных потоков для поддержки заведомо неэффективных реформ – явления, представляющие собой дорогу к снижению легитимности политики ЕС по способствованию развитию демократии, прав человека и верховенства права в соседних странах.

Россия и геополитика

С момента запуска ЕПС геополитическое противостояние с Россией в отношении стран «Восточного партнерства» является значительным препятствием для эволюции данной политики. Применение РФ гибридного оружия в Украине представляет особой важную угрозу безопасности Европейского союза, особенно прибалтийских и скандинавских государств. Так, несмотря на постоянные усилия ЕС, направленные на разрешение конфликтов в Приднестровье (Молдова), Абхазии и Южной Осетии (Грузия) и на востоке Украины, постоянное влияние России нивелирует возможность долгосрочного перемирия.
«Замороженные» конфликты являют собой важную проблему, которую Россия эффективно использует с целью влияния на политику ЕС в регионе. Тогда как непредсказуемость реакции России на дальнейшую политизацию отношений ЕС с восточными соседями сама по себе является угрозой для ЕС, не следует недооценивать активную поддержку Россией европейского националистического и популистского движения и различных позиций государств-членов по отношению к будущему отношений ЕС-Россия.

Ввиду важности вопроса продления санкций ЕС против России для треугольника отношений ЕС-Россия-Украина, результаты буквально каждых парламентских выборов в ЕС в 2016-2017 активно обсуждались в украинских СМИ с точки зрения позиций победителей в отношении России. Растущая поддержка идеи снятия санкций и «перезагрузки» отношений с РФ, выражаемая Италией, Грецией, Чехией, Болгарией, Венгрией и Кипром, представляет собой непосредственный вызов для устойчивости «Восточного партнерства» и легитимности ЕС в Украине и за ее пределами.

Геополитическое противостояние с Россией представляет собой не только основной усложняющий фактор для ЕПС, но и стимул для развития и адаптации политики. Неясно пока, смогут ли вышеуказанные государства создать консолидированную позицию по вопросу санкций и успешно противостоять сопротивлению Германии, Польши, а также прибалтийских и скандинавских стран.

Кризисы и новые возможности

Кризис верховенства права в Польше и Венгрии заставил Евросоюз начать критическое переосмысление своего опыта способствования развитию основных ценностей в Центральной и Восточной Европе. В результате данного переосмысления, Евросоюз разработал консенсусные показатели верховенства права и множество идей касательно мониторинга соблюдения основных ценностей как в ЕС, так и за его пределами.

Тем не менее, наиболее важным уроком, вынесенным ЕС из данного переосмысления, стало признание необходимости ясности, когда речь идет о ценностях, развитию которых Евросоюз способствует и достичь которые он стремится. Тенденция более четкого формулирования целей сотрудничества находит свое отражение в «20 результатах к 2020» , которые планируется достичь в рамках «Восточного партнерства» и распространить на сферу двусторонних отношений между ЕС и его соседями. Развитие политического диалога и ценностей выделяется в качестве важного средства развития внешней легитимности ЕС.
Коммуникация также представляет собой необходимую основу для успешного сотрудничества. С одной стороны, Европейскому союзу необходимо усилить ощущение партнерства, равенства и единства среди государств-соседей, например, путем формулирования общих целей и избегания острых дебатов касательно их евроинтеграционных устремлений. С другой стороны, Евросоюз должен оставаться «сторожевым псом» трансформации, который не будет мириться с коррупцией и «косметическими» реформами. Способствование тому, чтобы ценности стали действительно общими и легитимизация условий, выдвигаемых ЕС в рамках ЕПС, – сложная задача, требующая грамотной и многогранной политической коммуникации.

Миротворчество и дипломатия

Безопасность и стабильность представляют собой важные цели ЕС, которые он стремится достичь в странах соседства с помощью ЕПС, ввиду российского присутствия в регионе. Следовательно, важной задачей ЕС является развитие новых стратегий для миротворчества в регионе, особенно в дипломатическом контексте. Например, более явная политическая поддержка Минского процесса со стороны ЕС необходима для поддержки соответствующих позиций и усилий Франции и Германии.

Кроме того, ввиду того, что баланс между стабильностью и основными ценностями необходим для сохранения самой сути ЕПС, ЕС требуется гибкая стратегия увязывания стабилизации и продвижения основных ценностей в таких областях, как, например, избирательная система и справедливые выборы. В долгосрочной перспективе такая гибкая стратегия позволит как усилить влияние ЕС в регионе в противовес российскому, так и способствовать желаемой трансформации.

В то же время, четко сформулированные ценности и месседжи, развитая политическая коммуникация, функциональное сотрудничество, миротворчество и развитие связи между стабилизацией и основными ценностями будет способствовать усилению влияния ЕС в регионе, его легитимизации и растущему доверию к Евросоюзу в странах «Восточного партнерства».

Facebook Comments

***

Общественный проект при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Польши в рамках конкурса «Публичная дипломатия 2017» — компонент II «Восточное направление польской внешней политики 2017». Опубликованные материалы отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с официальной позицией Министерства иностранных дел Польши.

Главное фото: Саммит "Восточного партнерства" в Риге, 2015; Источник: wikimedia.org
Читай все статьи