Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Елена Бабакова

«Польское общество сейчас как консервная банка, которую только начали открывать»

После политической и экономической трансформации польское общество столкнулось с новым вызовом — впервые за последние 70 лет в стране появились тысячи людей, которые не говорят на польском, не родились здесь и не стремятся стать поляками в традиционном понимании. «На украинцах государство могло бы опробовать модели интеграции, которые пригодятся в будущем, когда в Польшу приедут новые работники из уже не столь культурно близких стран», - считает Анджей Миколаевский, политический активист и бизнес-консультант. В последние месяцы Анджей вблизи наблюдает за отношениями мигрантов и работодателей как сотрудник агентства трудоустройства «Dobra Agencja». Наш собеседник уверен, что чем больше иностранцев поселится в Польше, тем больше у поляков шансов вернуться к своим корням — мультикультурной Речи Посполитой.

Елена Бабакова: В Польше, по разным оценкам, сегодня трудятся от одного до двух миллионов украинцев. Большинство из них стали приезжать к западным соседям лишь 2-3 года назад. Как появление такого количества иностранных работников изменило польский рынок труда?

Анджей Миколаевский: Пока самое заметное изменение — это рост зарплат польских работников. Что бы ни говорили некоторые экономисты, появление большого количества мигрантов на польском рынке заставило работодателей повысить, а не заморозить уровень выплат местным подчиненным. Многие предприниматели действительно хотят взять на работу украинцев с целью сэкономить деньги. Нашему агентству приходится каждый раз объяснять, что украинцы уже поняли ситуацию на рынке труда, и даже если сначала возьмутся за низкооплачиваемую работу, то вскоре перейдут туда, где платят больше.

Про другой аспект говорится чаще — украинцы заполнили важную нишу на польском рынке, особенно в технических, низко и среднеквалифицированных профессиях. Огромное число поляков воспользовалось теми возможностями, которые предоставил Евросоюз, и эмигрировали на Запад. Можно сказать, что те польские работники, кто сегодня получает 3-4 евро в час, скорее будут искать работу в Германии или Швеции, чем в Польше. Украинцы призваны занять их место.

Польские чиновники и бизнес успевают приспосабливаться к этим изменениям? Десятилетиями потребителями их услуг были практически лишь люди польского происхождения, рожденные в Польше. Теперь, впервые после 1945 года, польское общество начинает приобретать черты мультикультурного общества.

То, что польское государство ввело процедуру упрощенного трудоустройства для граждан стран «Восточного партнерства», в том числе украинцев, свидетельствует что, по крайней мере, на базовом уровне администрация адаптируется. Только это до сих пор единичные правильные решения, а не системный подход. Мне кажется, украинцы сейчас переживают в Польше то же самое, что и те поляки, кто решил попытать счастья в загранице сразу после вступления нашей страны в ЕС в 2004. Я имею в виду деклассацию: из страны выезжают более-менее образованные люди, часто с университетскими дипломами и опытом работы на серьезных позициях, вот только занимаются они в эмиграции монтажом батарей или кондиционеров.

У мигрантов есть потенциал и навыки, которые могли бы быть полезными принимающей стране, но нет механизмов, как их использовать. И тут самый главный барьер — это владение польским языком. Польское государство ничего не сделало, чтобы облегчить мигрантам интеграцию с этой точки зрения. Да, сегодня украинская миграция на 90% носит сезонный характер, но как раз изучение языка и осознание своих шансов на рынке труда могло бы подтолкнуть этих людей к решению остаться.

С бизнесом ситуация проще — тут и выше уровень активности, и специальные предложения для украинцев. В том числе такие, которые позволяют им использовать свои квалификации.

Чем украинские мигранты похожи на своих польских «коллег»?

У нас говорят, что поляк поляку за границей не поможет. Польская зависть к своему ближнему — это легендарная тема. Я слышал о многих случаях, когда поляк в Европе слышал на улице польский язык и делал вид, что не понимает. На первый взгляд кажется, что украинцы теплее относятся друг другу и вообще большее общаются между собой. Если сравнивать, то поляки тут выглядят представителями сдержанной северной культуры.

Поляки на Западе имеют тенденцию собираться в гетто, в Лондоне есть целые польские кварталы. За украинцами в Варшаве такого не замечаю. Хотя, наверное, если бы украинцы сразу перебирались к нам «на совсем», это бы тоже выглядело по-другому.

Насколько легко сегодня украинцу найти работу в Польше?

Меня удивляло и удивляет, насколько поляки хотят принимать на работу украинцев. На 10 звонков польским работодателям я обычно получаю 7-8 предложений, и 3-4 из них заканчиваются подписанием контракта. Это очень высокий результат, который связан не столько с компетенциями посредника, сколько с кадровым голодом на рынке. Украинцы же, в отличие от польских ровесников, серьезнее относятся к работе. Если украинец сказал, что придет на собеседование, значит можно его ждать. С поляками в наше время и после пяти договоренностей нельзя быть уверенным.

С другой стороны, украинцы часто декларируют навыки и знания, которых у них нет. Украинское резюме, как по мне, вообще редкий вид — мало кто может нормально изложить ключевые факты из своей профессиональной биографии. Но и моя любимая часть — оценка собственных знаний польского языка. Все пишут, что польский хорошо понимают, но когда доходит до практики — ни в зуб ногой. Это, правда, в основном проблема мужчин. Украинская культура вообще более мачистская, чем польская, и мужчины больше настроены хвастаться несуществующими достоинствами.

Почти идилличная картина: общительные и мобильные мигранты, которые чуть привирают в резюме, государство, которое придумало упрощенную форму трудоустройства, и бизнес, активно и успешно ищущий работников. Эксперты по миграции критикуют польское МВД, которое отменило предыдущую стратегию миграционной политики и не создало новую, вот и получается, что рынок сам себя регулирует.

Стратегия все-таки необходима — да, есть несколько заметных хороших вещей, но есть и много подводных камней. В первую очередь, польскому рынку труда нужно намного больше иностранных работников, чем приезжает сегодня, и потребность в рабочей силе будет только расти. Среди работников, которых мы нанимаем для наших клиентов, уже 30% составляют украинцы. Спрос велик и уже скоро одних украинцев будет мало, чтобы его успокоить. Так что Польше нужна такая миграционная политика, которая позволит привлекать еще больше иностранных работников, в перспективе не только из соседних стран, а тех, которые уже приехали, подтолкнет забирать сюда семьи и остаться навсегда. Второе — это интеграционный аспект. Сейчас у нас есть хорошая возможность протестировать на культурно близких украинцах, как интегрировать приезжих в польское общество. Пока что эта возможность не используется, что может стать критичным, когда начнут массово приезжать работники не только из стран «Восточного партнерства».

Есть и еще один аспект — хоть поляки являются народом, наиболее симпатичным украинцам, и большинство поляков воспринимает украинцев или позитивно, или нейтрально, учащение взаимных контактов неизбежно ведет к росту числа конфликтных ситуаций. Между нашими странами есть нерешенные вопросы, касающиеся истории. Государство вместо того, чтобы сглаживать эти моменты, пускает все на самотек. Я был ошарашен проектом памятника жертвам Волыни, который будет поставлен в Торуне. Какой фон для отношений между людьми создает монумент, который показывает маленького мальчика, насаженного на вилы? Явно неблагоприятный.

Кажется, польское общество медленно осознает изменения, которые приходят с увеличением украинской диаспоры.

Меняется языковой ландшафт польских городов. Украинский все чаще слышно в транспорте, среди работников сферы услуг. Несмотря на усилия некоторых деятелей разбудить в поляках исторические обиды, атмосфера взаимных отношений остается нормальной.

Поляки являются одним из наиболее гомогенных обществ на земле, которое не так много знает об окружающем мире. Нас не очень интересует, что там происходит у других, стоит посмотреть хотя бы на темы в польских СМИ. Не погиб ли кто из поляков в той авиакатастрофе — вот наш уровень заинтересованности миром. Тут же приехали тысячи людей, которые представляют другую культуру, говорят на своем языке, которые не ассимилируются, а интегрируются. Наше общество сейчас как консервная банка, которую только проткнули ножом и начинают открывать. Вот из поляков и вылезают разные обиды, комплексы. Это не появилось вдруг, это все в нас было, но только сейчас мы получили возможность посмотреть этим нашим качествам в лицо.

Приезд украинцев — это шанс для поляков вернуться к той модели общества, которая на этих землях существовала веками, то есть модели Первой Речи Посполитой многих народов и культур. Мне лично это нравится. Ничто так не сокрушает стереотипы, как встреча с другим.

Это позитивный сценарий, но есть негативный: уже на следующих парламентских выборах в Польше одна, а может и несколько партий решат подогреть атмосферу, раскручивая вопрос украинской миграции…

Польские партии, за исключением правящей «Право и справедливость» и не представленной в Сейме «Вместе», очень чувствительны к голосу бизнеса. Польская политика вертится вокруг мифа польского предпринимателя и людей, которые с ним работают. И этот предприниматель сегодня заинтересован в украинских работниках. Так что я не думаю, что украинцы через два года станут у нас тем «козлом отпущения», на котором политики захотят собирать электоральные дивиденды. Стигматизация другого, безусловно, в Польше была и будет, но условный еврей сегодня в Польше — это не украинец, а мусульманин.

Facebook Comments

***

Общественный проект при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Польши в рамках конкурса «Публичная дипломатия 2017» — компонент II «Восточное направление польской внешней политики 2017». Опубликованные материалы отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с официальной позицией Министерства иностранных дел Польши.

Главное фото: pxhere.com
Читай все статьи