Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Дмитрий Тужанский

От надежд до разочарований: как менялась политика Венгрии по отношению к Украине

С 2014 года Украина занимает важное место во внешней политике Венгрии. Только если до сентября прошлого года это были предложения дружбы и партнерства, то в последние полгода – это тотальная критика Киева по поводу и без, а также блокада евроатлантических устремлений Украины, и, в первую очередь, сближения с НАТО.

Поводом для смены курса Венгрии стал новый украинский закон об образовании, который был принят 5 сентября 2017 года. Из-за его 7-й статьи закон раскритиковали практически все страны-соседи Украины, но Будапешт – особенно резко и безапелляционно.

«Это нож в спину», — заявил тогда министр иностранных дел и внешней торговли Венгрии Петер Сийярто, дав понять, что Будапешт совсем не этого ожидал в ответ на поставки газа, лоббирование безвиза и лечение украинских солдат.

Планы не соответствуют ожиданиям?

В первой же своей речи в парламенте 4 года назад Виктор Орбан отметил, что Украине отведена особая роль. Венгерский лидер отдельно упомянул послереволюционную Украину, подчеркув, что она может рассчитывать на поддержку Венгрии. В то же время, Орбан четко обозначил ожидания Будапешта от новой украинской власти: экономического сотрудничества и расширения прав венгерского меньшинства в Украине, а именно предоставления ему права на двойное гражданство и автономию.

Тогда речь Виктора Орбана вызвали большой резонанс не только в Украине, но и в ЕС, особенно на фоне российской агрессии в Крыму и на Донбассе.
Официальный Будапешт хоть и вынужден был оправдываться, но от слов своего лидера не отказался.

Дело в том, что это было не просто политическое заявление, а обнародование реальных планов и целей. Все последующие действия венгерской власти по отношению к Украине были этому подтверждением.

Украинские векторы Будапешта

После вышеупомянутой речи Виктора Орбана Будапешт начал действовать в Украине еще более напористо, причем сразу в нескольких направлениях.

Дипломатический вектор. В течение 2014-го года прошла ротация всей дипломатической команды, которая представляет интересы Венгрии в Украине. Новым послом назначили Эрно Кешкеня, который до этого работал в России. Практически сразу же после этого генеральное консульство в Ужгороде возглавил Йожеф Бугайло, который ранее занимал похожую должность в Суботице.

Оба назначения – не случайны. Первое кадровое решение более чем логичное в связи с российской агрессией против Украины. Второе – также, ведь Суботица является одним из центров сербского региона Воеводина, где, по мнению Будапешта, создана одна из лучших межэтнических автономий.

Будапешт этим не ограничился, усилив свою команду еще одной важной должностью: в 2015 году был создан пост специального уполномоченного правительства Венгрии по сотрудничеству с Украиной. Его занял опытный венгерский политик Иштван Грежа, чья задача была координировать и максимально усилить позиции Венгрии в Украине.

Политический вектор. Сразу после Революции Достоинства и на фоне агрессии России Украина пережила несколько избирательных кампаний, в которых украинские венгры играли важную роль. В обмен на поддержку Петра Порошенко украинские политики заключили с ним соглашение о сотрудничестве, предусматривающее гарантию сохранения существующих прав, а также представительство на уровне парламента.

Венгры рассчитывали, что после победы на президентских выборах, Порошенко восстановит под парламентские выборы так называемый Притисянский избирательный округ. Речь идет о территории вдоль реки Тиса в границах Береговского и Виноградовского районов, где компактно проживает венгерское этническое меньшинство. Этот «венгерский» избирательный округ существовал в Украине на выборах в Верховную Раду в 1998 году, но потом был ликвидирован в связи с переходом на пропорциональную избирательную систему.

Вот только Притисянский округ в 2014 году никто не собирался восстанавливать. Лидер «Общества венгерской культуры Закарпатья» (KMKSZ – Kárpátaljai Magyar Kulturális Szövetség) Ласло Брензович, который и подписал то соглашение с Порошенко, даже угрожал подать в Европейский суд по правам человека на Украину. Брензовича включили в проходную часть списка Блока Петра Порошенка и таким образом конфликт был исчерпан.

В преддверии местных выборов состоялось объединение двух главных организаций украинских венгров – «Общества венгерской культуры Закарпатья», о котором мы уже вспоминали, и «Демократического союза венгров Украины» (UMDSZ – Ukrajnai Magyar Demokrata Szövetség). Самое интересное, что долгие годы эти две силы враждовали, а о сотрудничестве не могло даже быть и речи.

Этого никто не подтвердит вам публично, но в неофициальных беседах представители официального Будапешта не скрывают, что считают объединение КМКС с УМДС и совместное участие в местных выборах в Украине одним из своих главных политических достижений.

В результате, венгры серьезно увеличили свое представительство в местных советах практически всего Закарпатья, а в областном совете получили 8,6%, то есть 8 депутатов из 64-х и «золотую акцию» в политических торгах.

Сегодня это влияние Будапешт использует, в том числе, для продвижения идеи широкой автономии венгерской общины Закарпатья. К примеру, в контексте децентрализации, которая проходит в Украине, венгры лоббируют всю ту же Притисянскую концепцию – создание объединённых территориальных общин в границах населённых пунктов, которые венгры считают своими этническими землями. Пока их старания не увенчались успехом, поскольку процесс децентрализации в Закарпатье искусственно заморожен.

В то же время, следует отметить, что за эти годы Венгрия продолжала выдавать гражданам Украины венгерского происхождения свои паспорта, хотя Киев выступал и выступает против двойного гражданства. Чтобы не «накалять» ситуацию, Будапешт значительно ужесточил этот процесс, инициировал более сотни дел по разоблачению нарушителей, а некоторых украинцев даже лишили венгерского гражданства, которое они получили по упрощенной процедуре, согласно закону 2010 года.

Экономический вектор. Помимо разных видов дотаций и выплат этническим венграм Закарпатья, которые действовали уже годами, в 2016 году Венгрия представила отдельный «план Эгана». Его назвали в честь венгерского экономиста ирландского происхождения конца ХІХ – начала ХХ века, который много внимания уделял как раз Закарпатью. Финансовые рамки «плана Эгана» – около 100 миллионов евро, временные – 3 года, до 2018-го включительно. План предусматривал выдачу как безвозвратной финансовой помощи местным предпринимателям, так и получение очень выгодных кредитов. Подать заявку на участие в этой программе могли не только закарпатские венгры, но именно они и являются ключевой целевой аудиторией этого плана. Важно отметить, что все эти финансовые вливания в Закарпатье осуществлялись четко согласно украинскому законодательству, то есть абсолютно легально. Будапешт об этом позаботился.

Помимо «плана Эгана» венгерское правительство осенью 2016 года дало Украине кредит в размере 50 миллионов евро. Эти деньги должны были пойти на строительство окружной дороги вокруг закарпатского города Берегово, а также трассы до города Мукачево. Таким образом, Украина смогла бы объединить одну из главных своих автомобильных артерий – трассу Киев – Чоп – с международным автобаном М3, которых идет через Венгрию. Понятное дело, что для Будапешта в этом кредите, как и в любом другом действии, есть политическая или мировоззренческая составляющая: объединить венгерскую нацию, несмотря на государственные границы.

Гуманитарный вектор. Поддержка венгерских общин, школ и детских садов для Будапешта всегда была важной частью внешней политики. За последние годы в Закарпатье, где компактно живет около 150 000 этнических венгров, эта поддержка только усилилась. Это и дополнительные премии, и доплаты учителям, врачам, а также регулярные гуманитарные грузы с медикаментами и даже продуктами питания. При поддержке Будапешта в Закарпатье ремонтируются продолжают ремонты школы и сады с венгерским языком обучения, наращивается поддержка Закарпатского венгерского института имени Ференца Ракоци ІІ в Берегово. С 2016 года на Закарпатье также стартовали бесплатные курсы по изучению венгерского языка, наборы на которые продолжаются до сих пор.

Сдержанная реакция Киева

Такой «напор» Венгрии не мог оставаться без внимания со стороны новой украинской власти, хотя, понятное дело, основное внимание Киева было приковано к Донбассу.

Пусть и с задержкой на год, но весной 2016 года в Будапеште появился новый украинский посол – кадровый дипломат Любовь Непоп, которая свободно разговаривает на очень непростом венгерском языке и разбирается в тонкостях венгерской политики.

Уже в конце осени 2016 года премьер-министр Украины Владимир Гройсман осуществил двухдневный визит в Венгрию, где встретился с первыми лицами страны-соседа, в том числе Виктором Орбаном. В Будапеште украинского премьера встречали очень помпезно, с кавалерией, дополнительно подчеркивая значимость украинского вектора внешней политики. В те же дни осени в Дебрецене прошел венгерско-украинский бизнес-форум, где и стало известно про решение Будапешта о выделении 50-миллионного кредита. Тогда казалось, что украинско-венгерские отношение еще никогда не были столь теплыми, а 2017-й станет годом еще большего взаимовыгодного сотрудничества. Но, к сожалению, случилось с точностью до наоборот.

Год ссоры

В течение 2017 года в отношения Киева и Будапешта пришло похолодание. Связано оно было, с одной стороны, с неким замедлением диалога по инфраструктурным и экономическим вопросам, а с другой стороны, с активизацией дискуссий вокруг гуманитарных тем, которые затрагивали очень чувствительные для обеих сторон вопросы гражданства, языка и автономии.

В Украине эти вопросы обсуждались на уровне проектов новых законов, против принятия которых незамедлительно выступал с протестом Будапешт.
Следует отметить, что в 2017 году на Закарпатье участились антивенгерские провокации, в которых, по версии украинских спецслужб, фигурировали агенты влияния Москвы. Но Будапешт был уверен, что и украинская сторона также причастна к происходящему. Апогеем конфликта стал новый закон об образовании, который украинский парламент принял в начале сентября 2017. Масла в огонь подлило и то, что якобы согласованный с нацменьшинствами проект закона взялись менять прямо в сессионном зале, причем самую деликатную языковую статью под номером 7.

С тех пор политика Венгрии по отношению к Украине изменилась диаметрально: все те амбиции и энергия Будапешта теперь направлены на то, чтобы заставить Киев не только отказаться от принятого закона, но и пожалеть о том, что это было сделано. Все попытки Киева достигнуть соглашения по имплементации этого закона, как это было сделано с другими нацменьшинствами и странами-соседями, Будапешт и венгерское общество Украины (не без участия венгерской власти) отказывается рассматривать.

Сегодня Венгрия открыто заявляет о блокада евроинтеграции Украины во всех направлениях, хотя еще недавно заявляла о максимальной поддержке курса Киева в Европу, безвизовый режим и ассоциацию с ЕС. Более того, Венгрия действительно блокирует заседание комиссии Украина – НАТО и угрожает наложить право вето на проведение саммита Украина – НАТО на уровне глав государств, который запланирован на лето 2018-го.

В ответ Киев критикует Будапешт, обвиняя в саботаже и манипуляциях: «Венгерская сторона и содержательно, и, если хотите, по форме, и атмосферой своих заявлений уже вплотную приблизилась к красной линии», – сказал недавно в интервью BBC министр иностранных дел Украины Павел Климкин.
Вот так Киев и Будапешт прошли путь от больших надежд до взаимного разочарования. И пока сложно сказать, какой найти выход из этой ситуации.

 

Данная публикация была создана при финансовой поддержке Международного Вишеградского Фонда — www.visegradfund.org

Facebook Comments
Главное фото: Источники: wikimedia.org/Kremlin.ru
Читай все статьи