Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Александр Гремин

Кто и зачем портит польско-российские отношения?

Российский журналист Александр Гремин в конце марта посетил Варшаву и поделился своими мыслями о российско-польских отношениях.

От Варшавы до Москвы 1300 километров. От Москвы до моего города Тольятти – еще 1000 километров к востоку. Если полякам о нем что-то и может быть известно, то только то, что тут производят автомобили Lada, которые в советское время экспортировались в Польшу, а по рассказам варшавских таксистов, еще встречаются в Варшаве (сам я за неделю не увидел ни одной Lada).

В часе езды от Тольятти, вниз по Волге, находится город Самара. В нем в 1990 году был построен и в 2009 году капитально отремонтирован самолет президента Польши Леха Качиньского. Вот, пожалуй, и все, что может связывать мой регион с Польшей.

По причине большой удаленности от западной границы польско-российские отношения в моем городе не интересуют никого и ни в каком виде. Эта тема находится далеко за пределами повседневной реальности подавляющего большинства жителей Тольятти. Поляки, литовцы, венгры, чехи – для нас все равно что эльфы. Вполне вероятно, что такой народ где-то существует, но его никто не видел.

80% россиян никогда не получали заграничный паспорт, соответственно – никогда не выезжали за границу России. А для 20% имеющих загранпаспорт получение шенгенской визы представляет собой умопомрачительное приключение с неясным финалом. Мой коллега из Владикавказа проехал 700 километров в Ростов-на-Дону только чтобы подать документы для получения визы. Нет, так крепкие добрососедские отношения между народами построить невозможно.

Тольятти; Источник: wikipedia.org

Однако для польско-российских отношений равнодушие россиян к Польше – лучший выбор, потому что равнодушие лучше неприязни, которую пытаются навязать народу российские государственные телеканалы.

«Меня одно время приглашали на российские политические ток-шоу, но я всегда отказывался, – говорит мне польский журналист Витольд Юраш. – Потому что поляк в российском ток-шоу может играть только две роли: либо это поляк, которого позвали, чтобы он обижал Россию, либо это поляк, которого позвали, чтобы Россия обижала его. Я же не собираюсь быть ни тем, ни другим».

Тема Польши и польско-российских отношений звучит на политических ток-шоу часто. Поляки на них предстают всегда только в негативе, но пусть это никого не вводит в заблуждение – русские давно перестали смотреть телевизор, а те, кто смотрят, не верят ни единому слову. Как политический журналист я понимаю, что эскалация отношений с Западом для Путина – всего лишь инструмент укрепления собственной власти внутри России, не более того.

Тем не менее перед поездкой в Варшаву я, как, наверное, и многие другие русские, спросил у Google, как в Польше относятся к русским. И если бы ответ был «плохо», мне бы это показалось логичным. Раз моё правительство ругает поляков, почему бы польскому правительству не отвечать симметрично? И тогда у поляков нет ни одной причины не видеть во мне русского хакера, приехавшего в Польшу влиять на ваши выборы, имея в каждом кармане по ампуле с веществом «Новичок».

Но Google ответил, что поляки нормально относятся к русским и шансы получить в Варшаве по лицу за русскую речь у меня крайне низкие.

Неделя в Варшаве подтвердила, что бытовые отношения русских и поляков точно лучше тех, что мы с вами видим на польских и российских государственных телеканалах. Есть две плоскости польско-российских отношений: политическая — в ней все очень плохо — и бытовая, в которой все гораздо лучше.

Разве что русским сложно (точнее – невозможно) принять мысль, что для поляков советская оккупация ничем не отличалась от фашистской и от СССР Польша видела только одно беспросветное зло. Именно такую точку зрения мне изложила журналистка Мария Пшеломец, но меня, правда, потом заверили, что это не общее мнение всех поляков.

История отношений Польши и России – это третья плоскость польско-российских отношений. К ней часто апеллируют на политическом уровне и в нее лучше не лезть на уровне бытовом, чтобы не поссорится с приятным собеседником, потому что там, похоже, действительно нет ничего хорошего и обоюдно бесспорного.

Наши народы, как и многие страны-соседи, к сожалению, и в самом деле изрядно нагадили друг другу, хотя каждая сторона, разумеется, считает, что права только она одна. Утверждаемые правительствами школьные программы только способствуют ухудшению отношений. Нас в школе учили, что мы освободили Польшу от немцев, погибли при этом 600 тысяч советских солдат, мы помогали восстанавливать Варшаву, подарили Дворец культуры и науки и так далее.

А поляков в школе учили, что Россия вместе с Германией и Австрией поделила Польшу и 125 лет такой страны не было, потом Россия в 1939 году поделила Польшу с немцами, потом прогнала немцев и оккупировала Польшу единолично, изуродовав облик Варшавы кошмарным Дворцом культуры и науки имени товарища Сталина, который желательно снести.

Дворец культуры и науки в Варшаве; Источник: wikipedia.org

Оба школьных учебника — и русский, и польский — говорят не всё, но таковы школьные учебники абсолютно во всех странах мира. С этим ничего не поделать. Школьный учебник истории – это везде инструмент государственной пропаганды.

У наших народов сейчас редкий исторический период – кажется, обычным полякам и обычным русским сегодня действительно совершенно нечего делить. Никто никого не убил, никто ни у кого ничего не отнял. Весь конфликт проходит исключительно в телевизорах.

А в них – и у вас, и у нас – политики, раздувающие конфликт для укрепления собственного рейтинга внутри страны, и журналисты государственных телеканалов, обслуживающие интересы политиков. К сожалению, у меня не сложилось впечатление, что методы пропаганды на государственных польских телеканалах чем-либо отличаются от российских.

Возможно, это прозвучит как сомнительный комплимент, но я считаю, что поляки очень похожи на русских. Я говорю не о внешнем сходстве, которое бесспорно. У нас общие ценности: семья, традиции, стремление к свободе.

По последнему пункту многие поляки поднимут брови, мол, как же может называть себя стремящимся к свободе народ в несвободной стране? На это могу ответить только одно: просто вспомните свою собственную историю. И подождите немного.

Facebook Comments
Главное фото: Варшава; Источник: Eastbook RU
Читай все статьи