Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Filip Rudnik

Миграционный кризис: попутный ветер для Вышеградской группы?

Кажется, что карты легли так, как этого хотели все правящие силы Вышеградской группы. Результаты недавнего саммита ЕС и новое решение миграционного кризиса представляется как победа стран Центральной Европы. Вот только легкое движение руки меняет карты, комбинация которых выглядит уже не столь выгодно.

В этот раз канцлеру Ангеле Меркель было тяжело представить свое видение миграционной политики. В понедельник поздно вечером, после длительных и непростых переговоров, к журналистам в Берлине вышел Хорст Зеехофер — министр внутренних дел Германии и глава Христианско-социального союза. Зеехофер объявил, что стороны достигли соглашения о том, как в будущем предотвратить нелегальную миграцию, отметив, что зарегистрированные в других государствах Евросоюза беженцы могут быть на короткий срок размещены в транзитных центрах, а затем депортированы в соответствующие страны ЕС. Этот компромисс помог Меркель удержать свои позиции в Бундестаге. Пока что это больше напоминает быстрое штопанье дыр и временные заплатки. Судьба коалиции висела на волоске на протяжении почти трех недель. Кроме того, еще не известно, как на такое решение отреагирует третий член коалиции – Социал-демократическая партия Германии.

Вот и главная причина «ликования» в восточных странах-соседях Германии. На фоне политического кризиса в Берлине все страны Вышеградской группы с гордостью представляют свои достижения в сфере миграционной политики, которые можно свести до одной фразой: ни шагу под дудку Брюсселя.

Союз сердитых

Теперь же те длинные переговоры, которые прошли в Брюсселе в ночь с 28 на 29 июня каждая из присутствующих стран – хоть Германия, хоть Венгрия – называет своим успехом.

Страны договорились за счет денег из европейских фондов создавать центры помощи беженцам за пределами ЕС. Если же беженцы, прибывающие из неевропейских стран, приезжают в другую страну ЕС, чем та, где они де-факто подали документы и ожидают решения по присвоению им статуса беженца, то они будут депортированы в соответствующие страны Евросоюза. Это должно происходить по обоюдному согласию двух стран. Кроме того, расселение беженцев между странами Евросоюза будет проходить «на основе доброй воли». Вот и триумф: никаких навязанных «Старой Европой» квот, никакой диктатуры Брюсселя – начали писать обозреватели.

Эту позицию поддержали и политики. Премьер-министр Матеуш Моравецкий подчеркнул, что именно благодаря солидарности стран Вышеградской группы Европейский союз принял такое решение. Об этом заявили также Виктор Обран, Андрей Бабиш и Петер Пеллегрини. Вот только эти страны отказались участвовать в мини-саммите по вопросам миграции накануне, тем самым зарекомендовав себя как непримиримых антагонистов основного направления ЕС.

Во всяком случае, давайте не будим обманывать самих себя. «Ядро» Европы не прислушалось к позиции стран региона, если бы не тот факт, что противниками принудительного переселения также являются Австрия и Италия. Особенно важным в этом вопросе является позиция именно Италии – одной из стран-основательниц Евросоюза.

«Италия больше не одинока!» — подчеркивал итальянский премьер-министр Джузеппе Конте, комментируя результаты саммита.

«Давление со стороны стран Центральной Европы в вопросе беженцев на самом деле не было давлением, скорее нежеланием помогать Ангеле Меркель. Здесь речь идет больше о позиции Италии», — подтверждает социолог Михал Вашечка из Университета им. Масарика, добавляя, что такая стратегия скорее пошатнет позиции стран Вышеградской группы в Европейском союзе.

Заигрывание на два фронта

Если мы посмотрим на процесс создания последней декларации как на очередной этап борьбы за выгодную для себя миграционную политику, то назвать однозначного победителя невозможно. Более того, нет даже победителей в данном сражении. Полностью текст документа не устраивает никого, а компромисс столь же надежен, как и карточный домик.

Поэтому реакция Вышеградской группы удивляет, а вот их риторика – нет. Ведь стоит понимать, что данные заявления рассчитаны на конкретный электорат – евроскептиков и сторонников моноэтнического государства.

От беженцев правительства Центральной Европы открещиваются как могут: и говоря о том, что те, кто приезжает из Северной Африки никакие не беженцы, а экономические мигранты, и называя украинцев, которые в своем большинстве приезжают, например, в Польшу именно с целью заработать, беженцами. Вот только такое нежелание принимать мигрантов вредит государствам. Экономика Словакии, Польши или Чехии развивается так стремительно, что на рынке труда существует серьезная нехватка рабочей силы. Бизнес начинает давить на власть, которая должна этот факт принять.

«Я не вижу логики в поведении польского правительства, — отмечает британский экономист Тимоти Аш. – Последние 20 лет поляки ехали в Великобританию, а теперь кто-то считает неправильным, что другие приезжают в Польшу. Реальность же такова: в стране нехватка рабочей силы. Если Польша хочет и дальше продолжать свой удивительный экономический рост, то нужно принимать иммигрантов. Поляки должны радоваться, что у них есть возможность привлечь новых работников».

Гремучая смесь

Страны Центральной Европы, если смотреть на последнее десятилетие, не обладают большим опытом интеграции. Долгое время эти территории были местом, откуда выезжают –никогда регион не был «землей обетованной», по которой скучают и о которой мечтают. Конечно, нынешних иммигрантов в скором времени тоже может не быть. Сейчас столько говорится о том, что украинцы, получившие возможность безвизового въезда в страны Шенгенской зоны, могут просто выбрать для работы другие страны на Западе. Все указывает на то, что страны Вышеградской группы должны стремиться к тому, чтобы иммигранты остались и заполнили демографический разрыв, созданный волной эмиграции после присоединения стран к Европейскому союзу.

Нет-нет, никакого пессимизма. Возможно, политики всей Вышеградской группы просто поймут, насколько опасно создание двух измерений: ксенофобского дискурса и реальной, массовой иммиграции. Интересным является и то, что все страны придерживаются приблизительной одной стратегии игры на двух фронтах. Правда все совсем скоро может измениться, случись вдруг раскол внутри самой четверки.

«В Словакии уже бытует мнение, что такое единство может принести некоторые негативные последствия, — отмечает Михал Вашечка, добавляя, что Братислава видит в Польше и Венгрии угрозу ее хорошим отношениям с Брюсселем. Роберт Фицо, когда еще был премьер-министром, акцентировал внимание на том, что хорошие отношения со странами Евросоюза и зона евро увеличивает шансы Словакии войти в «ядро» ЕС.

И это только одна из сложностей, с которыми столкнется Вышеградская группа. Гораздо опаснее для четверки будет лишиться поддержки Австрии или Италии.

Нынешняя договоренность по решению миграционного кризиса для Италии не очень выгодна, ведь она до сих пор остается самой популярной страной, куда едут иммигранты и беженцы в первую очередь. До того, как в июне было сформировано новое правительство, итальянские политики пытались убедить членов ЕС, чтобы они равномерно расселяли, прибывших в Италию беженцев. В случае, если Италия просто будет поворачивать лодки с беженцами и закрывать перед ними порты – нынешняя политика может быть пересмотрена. Тогда же политикам в Центральной Европе придется придумывать новые убедительные аргументы для своего электората.

 

Данная публикация была создана при финансовой поддержке Международного Вишеградского Фонда — www.visegradfund.org

Facebook Comments
Главное фото: Источник: facebook.com/kancelaria.premiera/
Читай все статьи