Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Filip Rudnik

Симпатия к Кремлю – новый польский тренд или маргинальное явление?

Только спустя месяц после публикации РИА Новости интервью с Корнелем Моравецким – отцом премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого - оно было замечено польскими информационными порталами. И вызвало бурю эмоций. Попробуем разобраться, почему.

Представим идеальный вариант: вы работаете в государственном СМИ, у вас появляется возможность записать интервью с родственником польского политика, который говорит очень спорные вещи, а лид вы можете начать с фразы: «Отец премьер-министра говорит…». Идеально, не так ли? Именно так получилось с интервью Корнеля Моравецкого для РИА Новости, а также для польского издания «Do Rzeczy». Главные тезисы обеих текстов, которые столь бурно обсуждаются в Польше, не являются чем-то новым:

1) Русские и поляки принадлежат к христианской цивилизации;
2) Элиты целенаправленно настраивают общественное мнение двух стран друг против друга, что ошибочно и печально;
3) Война на востоке Украины – это гражданская война, «столкновение двух правд»;
4) Нормализация отношений Варшавы с Москвой выгодна обеим сторонам, а также Европе и всему миру (хотя сам Моравецкий не знает как этого добиться).

Вот только в этом случае получается известная и весьма грубая подмена понятий, смесь правды и вымысла. Моравецкий говорит и о «гонениях на русский язык или ограничении его статуса в украинских школах» и, к примеру, о различии между немецкой и советской оккупацией (интервью для издания «Do Rzeczy» — ред.): «Немцы хотели уничтожить поляков, а русские – только поработить». Витольд Пилецкий или Казимеж Пужак не согласились бы с данным тезисом.

Путь от ярого антикоммуниста до релятивиста

Удивляет то, что так считает человек, который в «Борющейся Солидарности» — одной из фракций польского диссидентского движения, был готов к борьбе любыми средствами. Его организация, примером для которой послужило движение Сопротивления времен Второй мировой войны, декларативно была готова даже вести вооруженную борьбу с коммунистическим режимом. Известен случай сожжения дома полковника службы безопасности в качестве возмездия за запугивание 17-летнего Матеуша Моравецкого, нынешнего премьер-министра, которого агенты СБ вывезли в лес и приказали выкопать себе могилу. Следует отметить, что оппозиционеры тогда допустили ошибку и … подожгли дом не самого полковника, а его заместителя.

Тогда как получилось, что такой человек как Корнель Моравецкий – до сих считающий себя антикоммунистом – может голосовать против демонтажа советских памятников и закрывать глаза на путинский авторитаризм? В уже цитируемом интервью «Do Rzeczy», политик спрашивает: «Чем российская демократия существенно отличается от европейских стандартов?». Ведь в России «до сих пор можно говорить, все что угодно»!

Однако, возмущение, вызванное взглядами Моравецкого-старшего, свидетельствует скорее о незнании. Следя за его высказываниями – особенно после получения депутатского мандата и пребывания в политическом мейнстриме, то есть с 2015 года, можно было заметить сигналы, весьма однозначно подтверждающие пророссийские симпатии старшего маршала польского парламента. Например, комментируя экспозе премьер-министра – своего сына, Моравецкий-старший выразил сожаление по поводу отсутствия в нем каких-либо фрагментов об отношениях с Россией. В марте этого года в интервью польскому изданию «Kultura Liberalna» он вновь заявил о необходимости улучшения польско-российских отношений.

Многие комментаторы не обратили внимания на тот факт, что Корнель Моравецкий участвовал в деле Матеуша Пискорского – польского политолога и политика, который до сих пор находится под стражей. Пискорский, бывший активист партии «Самооборона», в 2015 году был избран председателем новой политической силы «Перемена» («Zmiana»), называющей себя «первой неамериканской партией в Польше». Что это значит на самом деле – одному богу известно.

Сам Пискорский неоднократно менял свою партийную принадлежность. Лидер «Перемены» был задержан в 2016 году, но лишь через два года ему было предъявлено обвинение в шпионаже в пользу России и Китая. Тот факт, что столь длительный период времени Пискорский находился под стражей без предъявления официального обвинения, не делает чести польскому правосудию. Это стало даже причиной обращений соответствующих учреждений ООН к Польше. Моравецкий-старший попросил о встрече с Пискорским, но прокуратура ему в этом отказала. Стоит задуматься о том, чем руководствовался Корнель Моравецкий в этом деле: заботой о состоянии польской судебной системы или, может быть, поиском союзников по евразийскому делу в Польше? После предъявления обвинения Пискорскому сам Моравецкий уже не выглядит в выгодном свете, поскольку он просил о свидании с лицом, обвиненном в шпионаже.

Значение Моравецкого-старшего

Все в порядке, только что из этого следует? В конце концов, Корнель Моравецкий – после курьезного голосования «за двоих», когда его коллега во время одного из заседаний Сейма проголосовала за себя и за него – возглавляет мелкую парламентскую фракцию «Независимые и солидарные», объединяющую всего 6 человек. Сам Моравецкий уже пребывает в почтенном возрасте и не воспринимается как серьезная политическая фигура. Наконец, его всегда считали радикалом, который не способен занять важного места в польской политике. В конце концов, пророссийская политика вряд ли найдет поддержку электората в Польше. «Щит русофобии», созданный непростой историей польско-российских отношений, эффективно защищает от этого.

Что касается радикализма – благодаря своей оппозиционной деятельности – Моравецкий является частым гостем в польских общенациональных СМИ, которые политик превращает в площадку для собственного самовыражения. Его взгляды маргинальны, но, тем не менее, они вызывают брожение умов, и в некотором смысле влияют на тех, кто принимает решения. Нет ничего плохого, что Моравецкий-старший появляется в СМИ. Тревожная тенденция состоит в том, что восхищение российской властью в польской политике является чем-то новым. Эффект новизны может привести к тому, что некая группа политиков захочет использовать данные идеи.

Не совсем верно и то, что соратники Моравецкого являются маргиналами в польской политике. Люди, связанные с кланом Моравецкого, составляют довольно широкую группу. Войцех Мыслецкий, «правая рука» Корнеля в «Борющейся Солидарности», в 2016-2018 гг. являлся членом наблюдательного совета Металлургического комбината «Польская Медь», а сам Моравецкий-старший называл Мыслецкого кандидатом на пост министра энергетики. «Независимые и солидарные» близки к «Праву и Справедливости» (нынешняя правящая партия в Польше – ред.), и, вероятно, предоставляют некоторые возможности нынешнему премьер-министру вне правящей партии. Фракция Моравецкого–старшего часто поддерживает правительственные инициативы. Одновременно нельзя забывать о том, что недавние переговоры о выставлении общих списков на выборах в органы местного самоуправления потерпели фиаско.

Корнель Моравецкий, который в некоторых кругах считается легендарной личностью, своей теперешней политической деятельностью, к сожалению, заслужил звание «путинофила». В польском истеблишменте уже были людьми и группы, которые пытались улучшить имидж Кремля, заслоняя его темные стороны. Можно хотя бы вспомнить: «профессиональных поляков» на российском телевидении Мацейчука и Корейбу, задорную активность портала kresy.pl, бывшего парламентария Зигмунта Вжодака из Лиги польских семей, Януша Корвин-Микке или Матеуша Пискорского. Список может быть расширен, хотя остальных можно не брать в расчет – это абсолютно маргинальные персонажи. Корнель Моравецкий является единственной персоной в этом списке, которая имеет влияние на текущую политику. И это является тревожным сигналом.

В нынешней ситуации самое важное – это фамилия политика. Определенно можно сказать, что высказывания отца – как о России, так и о действиях польских евреев во время Второй мировой войны – являются причиной головной боли нынешнего премьер-министра и снижают его рейтинг как на международной арене, так и внутри собственной партии. Интерес вызывает степень влияния Моравецкого-старшего на сына, которую, однако, невозможно определить. Корнель часто делает публичные заявления, высказывая недовольство решениями своего сына – например, когда премьер-министр не поздравил Владимира Путина с победой на выборах или промолчал об отношениях с Россией в экспозе. Рассматривает ли Моравецкий-младший суждения отца в качестве подсказок? Этот вопрос остается без ответа.

 

Данная публикация была создана при финансовой поддержке Международного Вишеградского Фонда — www.visegradfund.org

Facebook Comments
Главное фото: Источник: pixabay.com
Читай все статьи